Бомба для группенфюрера

«Штирлиц, а вас я попрошу остаться!» Кто не знает крылатой фразы из легендарного телефильма «Семнадцать мгновений весны»! Или другой реплики из той же ленты: «В наше время верить нельзя никому, даже самому себе.

Мне – можно». Эти слова произнес не кто иной, как шеф гестапо группенфюрер Мюллер в исполнении обаятельного Леонида Броневого. Но то – в кино. А каким был в жизни начальник IV управления РСХА (АМТ 4 – тайной политической полиции) Генрих Мюллер? Могли ли ему всецело доверять нацисты, «товарищи по борьбе», или он тайно действовал в интересах совсем других людей? В судьбе этого человека немало загадок. Попробуем разобраться в некоторых из них.

Мемуары Шелленберга

В 1956 году в нью-йоркском издательстве «Харпер» вышла примечательная книга. Это были мемуары бригаденфюрера СС Вальтера Шелленберга, начальника политической разведки службы безопасности рейха (VI управление РСХА). Сейчас эти воспоминания изданы и в нашей стране. Немалая роль отведена в них Генриху Мюллеру.

При первом упоминании Шелленберг весьма нелицеприятно характеризует этого человека. Грубый, резкий в общении, ничем не располагающий к себе, иными словами – полная противоположность образу, созданному Броневым. Однако нас интересуют не личные впечатления Шелленберга, а то, как он излагает события, связанные с шефом гестапо. Бывший бригаденфюрер вспоминает, в частности, свою встречу с Мюллером весной 1943 года. Если верить Шелленбергу, шеф гестапо говорил тогда о неизбежности поражения Германии и в превосходных степенях отзывался о Сталине. «Я все больше склоняюсь к убеждению, что Сталин стоит на правильном пути. Он неизмеримо превосходит западных государственных деятелей, и нам следовало бы как можно скорее пойти с ним на компромисс». Это слова Мюллера. Вот как реагировал на них автор книги Шелленберг.

«Я сделал вид, что не воспринял сказанное всерьез и попытался обратить этот опасный разговор в шутку, сказав: „Ну, что ж, товарищ Мюллер, будем отныне говорить „Хайль Сталин!“. А папаша Мюллер станет начальником управления НКВД“. Мюллер зло посмотрел на меня и произнес: „Вы заражены Западом“. Пожалуй, более ясно он не мог выразиться. Я прервал разговор и простился, но из моей головы не выходил этот странный монолог Мюллера. Теперь мне стало ясно, что он полностью изменил взгляды и больше не думает о победе Германии».

В дальнейшем Шелленберг не цитирует высказываний главы гестапо, но как бы мимоходом сообщает следующее: «В конце 1943 года Мюллер установил контакт с русской секретной службой. В 1945 году он присоединился к коммунистам, а в 1950-м один немецкий офицер, вернувшийся из русского плена, рассказывал мне, что в 1948 году видел Мюллера в Москве. Вскоре после той встречи Мюллер умер».

Вот, собственно, и все. Как видим, Шелленберг вовсе не стремится придать своей информации о «перерождении» и судьбе Мюллера некий сенсационный оттенок. Напротив, он предельно сух и лаконичен, словно речь идет о факте давно и бесспорно установленном, едва ли не наскучившем в силу своей очевидности и не нуждающемся в дополнительном обосновании.

Вопрос о подлинности мемуаров Шелленберга у историков не возник, это доказано. Другое дело, насколько правдив сам автор. Продолжим небольшое расследование.


Промах Оскара Линда

Генрих Мюллер

9 марта 1945 года Мюллеру было необходимо выехать по службе в одно из местных отделений криминальной полиции, расположенное на окраине Берлина. Однако дела задержали его в столице, и он поручил заменить себя в поездке штурмбаннфюреру Отто Фришке, предоставив тому свой автомобиль и водителя. Через двенадцать минут после отъезда Фришке машина взорвалась. Мощность бомбы была такова, что от автомобиля, водителя и пассажира мало что осталось. Теракт! Теперь ведомство Мюллера напоминало муравейник, в который плеснули кипятку. Всем было ясно, что покушались на самого шефа.
Расследование установило: бомба была спрятана под капотом автомобиля. Сделать это мог только человек, имевший доступ к машине Мюллера. Вскоре определились с подозреваемыми, среди которых оказался некто Оскар Линд, работавший в гараже гестапо. Большинство улик указывало именно на него. Было решено арестовать Линда, однако тот… скрылся. Получается, что кто-то предупредил его. Сведений об этом нет. А вот бесследно ли он исчез?

Откровения старого разведчика

Имя Линда вновь всплыло уже в наши дни в беседе с Иваном Антоновичем Павловым (назовем его так). Полковник КГБ в отставке просил не оглашать его подлинное имя: пожилому чекисту не хотелось стать объектом всеобщего внимания.

Итак, в 1960 году капитан Павлов, работая в архивах, занимался делами немецких граждан, которые попали в поле зрения советской контрразведки в послевоенном Берлине, но были отпущены из-за отсутствия на них компромата. Тем не менее сотрудники органов продолжали «вести» тех, кто однажды оказался на их крючке, вне зависимости от того, были виновны эти люди или нет. Проводились консультации с немецкими товарищами, во время которых ненавязчиво выяснялось, где находится тот или иной господин, чем занимается сейчас.

Позади Гитлера – шеф гестапо

Работа, доставшаяся Ивану Павлову, была весьма важной, став первым этапом широко задуманной операции «Соло». Суть этой операции была в следующем. Не каждый из граждан Германии, выпущенный на свободу советскими контрразведчиками, оказывался лояльным к власти. Находилось немало таких, кто вполне заслуживал нескольких лет сибирских лагерей. Будь в том необходимость, специалисты НКВД «подвели бы под срок» даже ангела. Что уж говорить о немцах! Некоторым из них пришлось купить себе свободу ценой передачи нашим органам нужной информации. Другими словами, согласившись на сотрудничество с Советами, они выбалтывали важные секреты.

Кое-кто из таких агентов жил на Западе, занимая видное положение в обществе. Многие из выданных ими тайн касались коммерческих интересов крупнейших германских концернов, уцелевших после войны. Если администрация, скажем, концерна Игрек узнала бы, что поддерживаемый и финансируемый ею политик Икс, тайно сотрудничая с НКВД, нанес концерну огромный ущерб, такому «деятелю» пришлось бы весьма плохо. В этом и состояла суть шантажа.

В рамках операции «Соло» капитану Павлову пришлось познакомиться с протоколами допросов задержанного в 1956 году в Москве американского разведчика Джеймса Уэста, работавшего под журналистским прикрытием.

Соло мистера Уэста

Кто такой Джеймс Уэст? В годы вой­ны он был сотрудником Управления стратегических служб (УСС) США, предтечи ЦРУ. Отвечая на вопросы о своей деятельности в военный период, он рассказал и о покушении на Мюллера. Как утверждал Уэст, покушение было спланировано американцами, а исполнителем был выбран тот самый Оскар Линд, работавший на американскую разведку. Мотивы? В то время велись активные переговоры между представителями германского командования и западными союзниками. Мюллер был вне этой операции. Но так как в УСС подозревали, а по словам Уэста, знали, что Мюллер советский агент, было решено его убрать. Находясь слишком близко к центру событий, он мог передать Советам нежелательные сведения. После неудачной попытки Линда планировалось еще несколько покушений, но все они по разным причинам не были осуществлены.

Как прокомментировал показания Уэста Иван Антонович Павлов? Он не сказал ничего определенного, так как не имел доступа к информации, касающейся теневой деятельности Мюллера. Мы же с вами немного порассуждаем.

Юлиан Семенов и переговоры


Слева направо: Франц Йозеф Губер, Артур Небе, Генрих Гиммлер, Рейнхард Гейдрих и Генрих Мюллер. 1939 год.

В послесловии к своему роману «Семнадцать мгновений весны» Юлиан Семенов говорит: «Конечно же, Штирлиц – вымысел, вернее – обобщение. Не было одного Штирлица. Однако было немало таких разведчиков, как Штирлиц. А вот факт переговоров западных союзников с немцами был». Как видим, факт подтверждeн. Только вот секретными эти переговоры никак не являлись. Еще до начала их союзники официально уведомили об этом Сталина. Однако важнейшие подробности переговоров, нюансы их были опущены. Какому разведчику можно поручить выяснение деталей? Конечно, тому, кто приближен к верхушке рейха. И если Мюллер действительно работал на Советский Союз, то становятся понятными и покушение на него, и откровения Уэста и Шелленберга, и исчезновение Мюллера после войны. Конечно, можно допустить, что и Шелленберг, и Уэст, и полковник Павлов попросту придумали все это. Но тогда возникает вопрос: зачем? И где они почерпнули идентичную информацию?

Так что вовсе не исключено ошибочное представление Юлиана Семенова о Мюллере в его романе. Вполне вероятно, что не мифическому Штирлицу, а реальному Мюллеру многим обязана советская разведка…

По материалам сайта Военное обозрение.

«Создаем бомбу для "Мисс Вселенная"»: ИГИЛ пригрозило взорвать участниц конкурса «Мисс Вселенная»
Финал международного 65-го по счету популярного конкурса красоты должен пройти 30 января 2017 года в столице Филиппин Маниле.

ФБР: бомбы для теракта в Бостоне изготовили из скороварок
Сотрудники ФБР рассказали о составе бостонских бомб, и почему они остались незамеченными.

От неуправляемого опустошения к управляемому: комплекты высокоточного наведения для авиационных бомб
Авиабомба с комплектом наведения Al Tariq разработки Tаwаzun Dynаmics-Dеnel под крылом истребителя Hawk южноафриканских ВВС перед сбросом над испытательным полигоном Бредасдорп близ Кейптауна Строго говоря, планирующая бомба (она же управляемая или корректируемая) представляет собой то, что эти два слова и подразумевают: бомба, приобретающая при установке определенных устройств способность планировать, которая позволяет увеличить ее радиус действия после сброса с самолета-носителя с тем, чтобы тому не нужно было залетать в опасную зону.

Атомная бомба для широкого круга
За частоколом международных событий последних недель почти незамеченной осталась новость, пришедшая из Гааги.


  • Мюллер,
  • Гестапо,
  • УЭСТ,
  • Шелленберг,
  • Операция
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: