Сражения на дальних подступах к Сталинграду. Часть 2

Вермахт наносит удар

Наступающая в большой излучине Дона 6-я немецкая армия под началом Фридриха Паулюса создала две ударные группировки – северную и южную.


В северную группировку включили XIV танковый корпус под началом генерала Густава фон Витерсхайма и VIII армейский корпус Вальтера Хайтца, позже к ним присоединился XVII армейский корпус Карла-Адольфа Холлидта. Южную группировку образовали LI армейский корпус под командованием Вальтера фон Зайдлиц-Курцбаха и XXIV танковый корпус Вилибальда фон Лангермана унд Эрленкампа (его перебросили из района нижнего течения Северского Донца и подчинили армии Паулюса 24 июля). Обе ударные группы были нацелены на переправу у Калача. Северная группировка наступала через Калмыков, Перелазовский и Клетскую, а южная – через Морозовск и Суровикино. Немецкое командование старалось взять советские войска в «клещи».

С утра 23 июля северная группировка 6-й армии нанесла удар по правому флангу 62-й армии. Немецкие войска действовали по стандартной схеме: авиация и артиллерия подавляла противотанковую оборону, затем танковые части проламывали пехотные порядки. Командующий 62-й армией Владимир Колпакчи начал выдвигать в направлении немецкого удара танковые, гвардейские миномётные, истребительно-противотанковые части и 184-ю стрелковую дивизию из резерва. С утра 24 июля комфронта Гордов направил половину ВВС фронта в порядки 62-й армии для противодействия атакам противника. Ставка направила на это участок советско-германского фронта генералов А. И. Лопатина и М. С. Шумилова.

Из-за прорыва немцев на правом фланге 62-й армии 13-й танковый корпус пришлось бросить в сражение до завершения формирования 1-й и 4-й танковых армий. Ясно, что противостоять в одиночку сразу нескольким танковым и механизированным соединениям противника, он не мог. Однако начало сражения было удачным для 13-го танкового корпуса. 25 июля 13-й ТК силами 166-й и 169-й танковых бригад пошёл в атаку в районе Первомайского и предотвратил выход немецких войск в тыл 62-й армии. 163-ю танковую бригаду вывели в резерв командующего 62-й армии. Она была использована для ликвидации прорыва немцев, которые подошли вплотную к штабу армии. Атака немцев была отражена.

В то же время ситуация на правом фланге 62-й армии постоянно ухудшалась. Один советский танковый корпус не мог отразить наступление двух немецких группировок, которые наступали по сходящимся направлениям. Державшие оборону на направлении удара северной группировки противника соединения 33-й гвардейской стрелковой дивизии, 184-й, 192-й стрелковых дивизий и 40-я танковая бригада попали в окружение в районе Майоровской. В результате прорыва немецких войск к Верхне-Бузиновке был уничтожен штаб 192-й стрелковой дивизии, комдив А. С. Захарченко погиб в бою. Для координации действий окруженных войск в район «котла» был отправлен самолётом начальник оперативного отдела 62-й армии полковник К. А. Журавлев. 25 июля он взял управление окруженными соединениями на себя. В результате была образована т. н. группа полковника Журавлева.

Немецкие войска продолжали развивать наступление на Калач. К этой ключевой точке оборонительных позиций 62-й армии прорывался XIV танковый корпус в составе 16-й танковой, 3-й и 60-й моторизованных дивизий. Однако захватить с ходу переправу немецким войскам не удалось. Советское командование успело отреагировать на прорыв передовой линии обороны и 24 июля выдвинуло на предмостные позиции 131-ю стрелковую дивизию и 158-ю танковую бригаду (40 танков КВ).




Танковые армии бросают в сражение

Из-за прорыва немцев к Калачу командование не успело завершить формирование 1-й танковой армии и уже 25 июля бросило в бой те части, которые были в наличие. Штаб Сталинградского фронта приказал 1-й ТА во взаимодействии с правофланговыми соединениями армии Колпакчи нанести удар в направлении Верхне-Бузиновка – Клетская и уничтожить прорвавшиеся силы врага, восстановить положение фронта.

Уже 26 июля появляется директива штаба СФ о направлении 1-й и 4-й танковой армий для уничтожения прорвавшихся сил противника. Командарму 1-й ТА Москаленко приказали нанести удар в общем направлении на Верхне-Бузиновку. Командарму 4-й ТА Крюченкину в ночь на 27 июля удалось переправить на правый берег Дона 22-й танковый корпус с 133-й танковой бригадой. Армия перешла в наступление и к исходу дня вышла на р. Голубая. Армия получила задачу ударом на Верхне-Бузиновку с востока вместе с частями 1-й ТА разгромить основную группировку 6-й немецкой армии и восстановить положение на правом фланге 62-й армии.

Первый контрудар 1-й ТА Москаленко предотвратил наступающую катастрофу. Утром 26 июля противник был отброшен от переправы у Калача. Наступлением вдоль берега Дона удалось оттеснить немцев от стратегически важной переправы. Однако сражение только ещё начиналось. Сложность операции была в том, что приходилось одновременно сдерживать наступление самой мощной части немецкого «клина» и наносить по ней контрудар. Вместо ударов по немецким флангам пришлось бросить танковые соединения в лоб наступающей немецкой группировке. А немецкие танковые и моторизованные дивизия обладали широким спектром противотанковых средств. 28-й танковый корпус под началом Георгия Семеновича Родина смог остановить прорыв 14-го немецкого танкового корпуса к Калачу и противник был вынужден даже отойти назад. 26 июля 28 ТК, 158-я танковая бригада (22-24 июля она получила 4 маршевые роты – 40 танков КВ) и 131-я стрелковая дивизия продвинулись на 6 -7 км. Непосредственная угроза переправе была ликвидирована. Участвовала в этом сражении и 62-я армия. 25 июля Колпакчи выдвинул для обеспечения правого фланга 13-го танкового корпуса и ликвидации группы противника в районе Острова 196-ю стрелковую дивизию (её вывели в резерв 23 июля). 196-я стрелковая дивизия была введена в бой с марша и имела частный успех.

Основной проблемой советской танковой армии образца лета 1942 г. было отсутствие гаубичной артиллерии. На 25 июля в составе 1-й ТА Москаленко было три полка ПВО и один истребительно-противотанковый полк. Но в армии не было артиллерийских полков. Вскоре контрнаступление Красной Армии было остановлено. В атаке 27 июля приняли участие подразделения 158-й танковой бригады и 131-й стрелковой дивизии (часть пехоты и большая часть артиллерии дивизии была ещё на марше и на переправе). Танковая бригада перешла в наступление, не имея достаточного количества пехоты, поддержки артиллерии и авиации. Результат был очевиден: атака захлебнулась, бригада потеряла 20 КВ уничтоженными и 5 танков подбитыми.

13-й танковый корпус под началом Трофима Ивановича Танасчишина, считавшийся оперативным резервом 62-й армии, не принимал участия в сражении у Калача. 26 июля корпус получил приказ на контрудар в район переправы. 27 июля Гордов приказывает начать наступление в направлении Селиванов – Клетская. Одновременно приходит указание из штаба 1-й ТА, наступать на Верхне-Бузиновку. Таким образом, комкор Танасчишин, получил два разных приказа, по одному он должен был идти на север, по другому – на северо-восток. В итоге танковый корпус получил устный приказ заместителя командующего войсками СФ Е. Г. Пушкина наступать на северо-восток на Майоровский на соединение с окружённой группой полковника Журавлева. Однако эта чехарда с приказами не повлияла на действия 13-го корпуса. Танасчишин принял решение сначала уничтожить немецкие войска, которые находились перед фронтом корпуса, а уже затем наносить удар в направлении на Клетскую или Верхне-Бузиновку. Фактически ТК занял место в линии обороны 62-й армии к югу от пробитой немцами бреши. Решение комкора было логичным: поворачивать флангом или даже тылом к сильной немецкой группировке, наступающей с запада, и наступать в северном направлении было слишком опасно. Поэтому 27 июля части 13-го танкового корпуса пошли в наступление в западном направлении. Однако в районе Первомайского и Манойлина танковый корпус встретил ожесточённое сопротивление противника. Кроме того, корпус подвергся сильным ударам со стороны немецких Военно-воздушных сил (за день было потеряно 20 танков). К концу дня в корпусе осталось только 40 танков. Фактически танковый корпус потерял возможность наносить сильные контрудары.

battle.volgadmin.ru/osn.asp?np=2&npp=4-1

Угроза на левом фланге Сталинградского фронта

25 июля в разгар сражения с северной группировкой противника, которая прорывалась к Калачу, начала наступление южная ударная группа 6-й армии Паулюса. Удар LI армейского корпуса пришёлся по 229-й стрелковой дивизии 64-й армии Чуйкова. Командарм отдал приказ немедленно направить по железнодорожному мосту через р. Дон 112-ю стрелковую дивизию и 137-ю танковую бригаду, чтобы укрепить место стыка 62-й и 64-й армий. Части получили задачу занять позиции от Старомаксимовского по реке Чир до её устья. Этот маневр был успешным: командарму удалось предотвратить немедленный прорыв немецких войск в тыл 62-й армии.

Но это был временный успех. Удар южной группировки 6-й немецкой армии был очень сильным и в итоге немцы смогли добиться своей цели. Немецкие войска смогли прорваться к переправе через Чир и Дон. К тому же вечером 26 июля переправу через Дон у Нижне-Чирской уничтожила немецкая авиация. 214-я стрелковая дивизия и две морские стрелковые бригады армии Чуйкова остались на правом берегу Дона без переправы. Они организовали оборону, прикрывая отход других соединений. Немецкое командование, оттеснив советские силы на этом направлении за реку Дон, смогло обеспечить безопасность своего правого фланга для организации удара в тыл 62-й армии. Советское командование потеряла плацдарм на правом берегу р. Дон, с которого можно было нанести удар во фланг немецкой группировке.



Бои на правом фланге

Несмотря на тяжесть ситуации, первоначально казалось, что катастрофы не будет. Немедленного обвала оборонительных порядков и окружения значительных советских сил под ударами вермахта не произошло. Сталинградский фронт через неделю тяжёлых боёв отступал, но наносил сильные контрудары и сохранял боеспособность. Удалось даже деблокировать небольшой «котёл», где была окружена группа Журавлёва. С утра 28 июля 13-й танковый корпус смог выйти к Майоровскому и установил связь с окружёнными войсками. Танкисты передали окруженцам боеприпасы и горючее. Правда, вскоре немцы смогли отрезать ударные части танкового корпуса от штаба и тылов. Танасчишин был в одной из бригад и остался с боевыми частями корпуса. Теперь корпусу пришлось пробивать дорогу из окружения. На пути 13-го танкового корпуса и группы Журавлева были соединения 100-й егерской дивизии противника.

С 18.00 28 июля силы 13-го ТК вели бой за Верхне-Бузиновку, прокладывая путь из окружения. В 22.00 29 июля Верхне-Бузиновку смогли захватить. Почти одновременно поступил приказ пробиваться на Осиновский на соединение с 1-й танковой армией. В 4.00 утра 30 июля корпус пошёл в наступление. Но советские танки встретили ожесточённое сопротивление немецких танковых и артиллерийских соединений. После 10-часового боя потерявший большую часть танков корпус не смог пробиться через немецкие порядки. Тогда было принято решение пробиваться не на юго-восток на соединение с 1-й ТА, а на северо-восток навстречу 22-му танковому корпусу 4-й ТА. Это решение принесло успех. Вечером 30 июля танкисты 13-го танкового корпуса и группа Журавлева вышли к своим.

Эти соединения понесли тяжёлые потери. От 13-го танкового корпуса за неделю боев с 23 июля по 1 августа, от полутора сотен танков осталось всего 16 боевых машин (9 Т-34 и 7 Т-70). Корпус Танасчишина был переформирован в одну бригаду и подчинён 4-й ТА. 30 июля 33-я гвардейская стрелковая дивизия насчитывала 5,6 тыс. человек, 192-я стрелковая дивизия имела в своем составе 8,3 тыс. солдат, а 184-я стрелковая дивизия – 1,1 тыс. В начале сражения эти воинские соединения имели численность, близкую к штатной. 196-я стрелковая дивизия к 1 августа потеряла около 7 тыс. человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести. Понесли большие потери и другие части участвовавшие в отражении немецкого наступления.



Продолжение битвы

Необходимость использования 13-го ТК в качестве инструмента сдерживания немецких войск, заставило командование пересмотреть первоначальный состав 1-й ТА. Изначально планировали 23-й танковый корпус включить в состав 4-й ТА. Однако обстановка заставила подчинить его штабу 1-й ТА. В составе корпуса было две танковые бригады (99-я и 189-я) и 9-я мотострелковая бригада (в ней было 1190 человек, а по штату требовалось 3258 человек). 29 июля танковые соединения корпуса вышли на исходные позиции для контрнаступления. Но в последний момент пришло указание, отменявшее атаку и направлявшее 23-й ТК в район Суровкино, то есть на направление наступления южной ударной группы 6-й немецкой армии. Когда части корпуса были уже на марше в новый район сосредоточения, последовал приказ командующего 1 ТА на возвращение 189-й бригады назад. Корпус был разбит на две части: одна бригада должна была действовать против северной группы вермахта, а другая против южной группировки. Несколько позже и 99-ю бригаду вернули в прежний район против северной группировки. Постоянные марши привели к тому, что почти треть техники вышла из строя из-за поломок, к тому же было потеряно время. 29 июля атаковали только соединения 158-й танковой бригады и 131-й стрелковой дивизии. Немцы легко отбили эту контратаку.

Из-за противоречащих друг другу приказов 23-й танковый корпус перешёл в наступление 30 июля. В бою участвовала только 189-я танковая бригада. Бригада за день боев потеряла больше половины первоначального состава. 31 июля вновь атаковала 158-я танковая бригада (она получила маршевое пополнение – 9 КВ). Однако немцы уничтожили 10 танков КВ. В этот же день 23-й ТК перешёл в наступление в районе Калача уже двумя бригадами. Немецкие войска отразили и эту атаку.

4-я танковая армия. Армия Крюченкина вступила в бой позже 1-й ТА Москаленко. К тому же у неё отобрали 23-й танковый корпус. В 4-й ТА остался только 22-й танковый корпус под началом Александра Александровича Шамнина. 26 июля под Сталинград перебросили 173-ю и 182-ю танковые бригады, а 27 июля 176-ю бригаду, но в неполном составе. Мотострелковую бригаду только формировали и смогли отправить в район боевых действий около 200 человек с одним орудием. Стрелковых частей в районе действия 22-го ТК просто не было.

К исходу 28 июля была завершена переправа частей корпуса через Дон. 22-й танковый корпус получил задачу нанести удар с севера по вклинившемуся до Верхне-Бузиновки 14-му немецкому танковому корпусу. 29 июля корпус ударил двумя бригадами – 173-й и 182-й, 176-я бригада была оставлена в резерве. Фактически танковые соединения были вынуждены атаковать без поддержки пехоты. Корпус не смог пробить немецкую оборону. 30 июля 22-й ТК повторил атаку уже всеми тремя бригадами, но прорваться в Верхне-Бузиновку не смог. В ходе сражения погибли командиры 173-й и 182-й танковых бригад, соединения потеряли 41 танк. В этот же день в район 22-го ТК вышли части группы Журавлева и 13-го танкового корпуса. Впоследствии 184-я и 192-я стрелковые дивизии из состава вышедшей из окружения группы включили в состав 4-й ТА. Остатки 13-го танкового корпуса переформировали в 133-ю танковую бригаду и также подчинили командованию 4-й армии.

В конце июля заменили двух командармов. Командиром 62-й армии вместо Колпакчи был назначен генерал-лейтенант Антон Иванович Лопатин. 64-ю армию возглавил вместо Чуйкова генерал-лейтенант Михаил Степанович Шумилов. 5 августа по директиве Ставки Верховного Главнокомандования был учрежден Юго-Восточный фронт (ЮВФ). В его состав включили 51-ю, 57-ю и 64-ю армии.

В начале августа советские войска на правом берегу Дона по-прежнему пытались перехватить инициативу и разбить прорвавшегося к Калачу группировку противника. 1-я и 4-я танковые армии продолжали свои атаки. С созданием ЮВФ соединения 1-й ТА были переданы 62-й армии. В начале августа 4-я ТА была значительно усилена: Крюченкину подчинили 18-ю стрелковую дивизию (резерв фронта), 205-ю стрелковую дивизию и вышедшие из окружения 184-ю и 192-ю стрелковые дивизии. Правда, танковый парк корпуса был сильно потрепан.

2 августа 22-й ТК снова перешёл в наступление, теперь его поддерживали дивизии вышедшей из окружения группы Журавлева. В бою приняли участие все 4 танковые бригады корпуса (173-я, 176-я, 182-я и 133-я). Корпус смог продвинуться только на 2-3 км. 5 – 8 августа советским командованием была организована новая серия ударов, в них приняли участие свежие стрелковые дивизии. Однако танковый парк корпуса к этому времени был уже в плачевном состоянии. Так, в 5 августа 173-я танковая бригада атаковала силами 11 танков, а 182-я бригада – 9 танков.

1-я танковая армия также потеряла большое количество танков. 1 августа всего в 1-й ТА (в 23-м и 28-м танковых корпусах) было 123 танка. К 5 августа 1942 года в составе 39-й и 55-й танковых бригад (28-й ТК) осталось всего три танка. К 6 августа в 23-м ТК имелось только 13 танков. На семь бригад 1-й ТА 5 августа остался только 61 танк. Кроме того, 40 танков приходилось на 254-ю танковую бригаду, которую вскоре перебросили под Абганерово в 64-ю армию. Советские танковые армии и корпуса обрушили на противника серию контрударов и атак, но не добились решительного результата. После истощения сил советских танковых частей немецкое командование получило возможность реализовать свои замыслы. Советские механизированные соединения смогли выиграть некоторое время для укрепления обороны на подступах к Сталинграду, переброску резервов.



Источники:
Исаев А. Мифы и правда о Сталинграде. М. 2011.
Сталинградская битва. Хроника, факты, люди. 1-2 кн. М., 2002.
militera.lib.ru/h/isaev_av8/index.html
militera.lib.ru/memo/russian/moskalenko-1/index.html
militera.lib.ru/h/samsonov1/index.html
www.stalingrad.ws/
battle.volgadmin.ru/osn.asp?np=2&npp=0

Об этом сообщает Военное обозрение.

Сражения на дальних подступах к Сталинграду
16 июля передовой отряд 147-й стрелковой дивизии вступил в схватку с немцами.

Битва на подступах к Сталинграду
За время своего ужасного марша к Волге немцы много узнали о русских.

Сражение при Ляояне. Часть 2
Планы сторон и расположение армий После отступления русских войск к ляоянскому укрепленному району наступательный порыв японской армии был в значительной мере ослаблен погодными условиями: изнурительную жару сменили сильные ливни.

Сражения при Баяндуре и под Ахалцихом. Часть 2
Сражение под Ахалцихом 12 (24) ноября князь Андроников провел военное совещание, в котором приняли участие: генерал-майоры Ковалевский и Бруннер, командиры Виленского егерского и Белостокского пехотного полков, генерал-майор Фрейтаг и полковник Толубеев, командир легкой № 2-го батареи 13-й артбригады полковник Смеловский, полковник Генштаба Дрейер, подполковник Циммерман и прибывший в Ахалцых с тремя горными орудиями поручик Евсеев.


  • ИЮЛЬ,
  • Армия,
  • Корпус,
  • ТАНК,
  • Август
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: