Экономисты раскритиковали проект бюджета на 2013-2015 годы

Как известно, в любой науке столько истины, сколько в ней математики.

Однако даже это, казалось бы, железобетонное утверждение в последнее время тоже нуждается в доработке. Все дело в том, что в современной действительности, оказывается, одни и те же цифры могут вызывать бурный восторг у одних и вселенский трагизм у других. Один при слове «миллион» кричит: ого! целый миллион! А другой скажет: ну, всего-то миллион, и что?..



Примерно такая философия сегодня окружает такой документ, который интегрирует в себе основные направления бюджетной политики страны (ОНБП) на 2013-2015 годы. Те, кто является авторами документа, очевидно, стараются доказать среднестатистическому россиянину, что развитие России идет по проработанному концептуальному плану, нет без огрех конечно, но всё же… Те же, кто решил поискать побольше философии в математике, предлагают посмотреть на основные направления бюджетной политики страны на период 2013-15 годов как на нечто, что противоречит самой возможности развития страны. Чтобы проводить рассмотрения позиций двух сторон по столь серьезному вопросу, стоит назвать оппонирующие лагеря. По разные стороны баррикад оказались такие, безусловно, уважаемые организации, как Министерство финансов России во главе с Антоном Силуановым, и Высшая Школа Экономики во главе с ректором Ярославом Кузьминовым.

Так на каком же основании эта баррикада вообще могла появиться на российской финансово-экономической почве? Дело в том, что сайт Министерства финансов РФ опубликовал тот самый документ «ОНБП на 2013-2015 годы», в котором по полочкам разложены перспективы финансирования тех или иных отраслей хозяйственной деятельности. Прочитав то, что в ОНБП содержится, специалисты Высшей Школы Экономики, решили, что авторы сего документа то ли сами не понимают, что их стратегия будет мешать полноценному развитию экономики страны, то ли просто не хотят этого понимать и выставляют цифры финансирования с удобной для себя стороны.

В итоге на бескрайних просторах Рунета начал разгораться скандал, который можно охарактеризовать примерно таким термином как «ВШЭ выступает за корректировку планов Минфина». Чтобы обозначить суть претензий экономистов из ВШЭ к правительству Дмитрия Медведева, нужно предоставить ряд цифр, которые сторонами трактуются по-разному.

Одной из таких цифр является уровень финансирования военно-промышленной отрасли. Как известно, программа финансирования отрасли в размере более 20 триллионов рублей планировалась быть реализованной до 2020 года. Однако критики этой программы говорили о том, что те вложения, которые государство планирует сделать сегодня для отечественной оборонки, не отвечают реалиям. Дело в том, что при существующем уровне оснащенности российских военно-промышленных предприятий, закупить то количество вооружений для армии и флота, о котором говорилось ранее, не представляется возможным. Для того чтобы все заказы выполнялись на положенном уровне качества и в срок, нужно модернизировать сами производственные предприятия, что потребует затрат, ничуть не меньших, чем модернизация вооружений.

Надо сказать, что такая критическая позиция первоначально вызывала у властей неприятие, и вся критика была приравнена чуть ли к полному нежеланию модернизироваться, а все индивидуальные критики — буквально к врагам модернизации. Из-за такой позиции в свое время пострадал Алексей Кудрин, позицию которого Медведев в свою бытность президентом подверг резкой критике.
Однако в начале июля прошла информация о том, что официальные власти могут прислушаться к словам о нецелесообразности превращения финансирования закупок новых вооружений в черную дыру. В частности, в газете «Ведомости» сообщили о том, что программа закупок новых вооружений может быть смещена на 3 года. Другими словами, те же 20 триллионов рублей на модернизацию российской оборонки могут быть выделены правительством не до 2020, а до 2023 года. Казалось бы, ну а что, собственно, за три года может измениться? Но на самом деле измениться может главное: за указанный период времени финансирование модернизации военно-промышленных предприятий поможет реально обновить производственные мощности.

Другими словами, если правительство действительно пойдет на определенный пересмотр планов по финансированию ОПК, то не нужно думать, что это шаг назад. По сути дела, это логичная корректировка первоначальных планов, когда выдающегося результата хотели достичь с помощью имеющихся производственных потенциалов. Но сегодня, очевидно, и Минфин, и Правительство в целом полагают, что та идея была гораздо более близкой к утопии, чем к реальному положению вещей. Косвенно подтверждают этот факт темпы выполнения Гособоронзаказа последних лет, когда нередко лишь политическая воля высшего руководства страны подталкивала Минообороны и производственные компании к плодотворному сотрудничеству, да и то не всегда.

Но если вопрос о финансировании отечественной оборонки может привести к консенсусу между создателями ОНБП 2013-2015 и критиками их идей, то вот есть ряд нюансов, в отношении которых до консенсуса, прямо скажем, очень далеко.

В частности бюджетные ассигнования на российскую науку гражданского назначения в течение трех ближайших лет будут колебаться. Так, в 2013 году объем финансирования составит около 320 миллиардов рублей, в 2014 – 285 миллиардов, а вот в 2015 – снова поднимется выше отметки в 300 миллиардов. Такую тенденцию не смогли подвергнуть качественному анализу экономисты ВШЭ, что вызвало целый ряд нареканий в отношении деятельности Минфина РФ. В качестве объяснений представитель Министерства финансов заявил, что из колебаний уровня финансирования отечественной науки не стоит делать трагедии, так как просто в 2014 году заканчивается срок реализации сразу нескольких государственных программ в этой сфере. А уже в 2015 году появятся новые программы, на которые и будут выделяться дополнительные деньги.

Следующим камнем преткновения стал проект финансирования системы российского образования. Согласно ОНБП на 2013-15 годы предусмотрен следующий вариант финансирования отрасли – 3,9% от ВВП к 2015 году. Аналитики ВШЭ заявляют, что 3,9% — это очевидное снижение уровня финансирования, так как в 2011 году этот уровень составлял 5,1% ВВП. Оппонируя философии ВШЭ, представители Минфина заявляют о том, что речь идет о федеральном финансировании, а нужно же еще учитывать и региональное финансирования системы образования. Тем более федеральный бюджет будет направлять более внушительные, чем до сего дня, средства на региональное развитие. Только вот вся проблема может заключаться в том, что региональные бюджеты сегодня могут оказаться даже более закрытыми для общественного контроля, чем бюджет федеральный. И учесть то, пустил ли губернский чиновник Ван Ваныч требуемые средства на развитие системы образования или оставил 50% при себе, будет возможно разве что с помощью правоохранителей из столицы. А если так, то нужно будет еще и правоохранителей профинансировать дополнительно, чтобы тот же чиновник губернский Ван Ваныч не смог сделать им предложения, от которого им ни отказаться… Вот и выходит, что общее повышение финансирования системы образования возможно только тогда, когда региональные бюджеты перестанут быть черными ящиками.
Немало вопросов вызвали и проекты по финансирования отечественной системы здравоохранения. Минфин рапортует об увеличении взаимодействия с внебюджетными фондами финансирования системы, но уж слишком микроскопическим выглядит это увеличение. В процентном соотношении речь может идти о росте инвестиций в медицину из внебюджетных источников к 2015 году всего на 0,1% от уровня 2011 года. В то же время государство и здесь попытается дать своеобразный инструмент для решения проблем здравоохранения регионам. Планируется, что при снижении финансирования из федерального бюджета на 31%, региональное финансирование сферы здравоохранение вырастет почти в 1,5 раза. Однако специалисты из ВШЭ решили, что 1,5-кратное увеличение расходов на медицину со стороны регионов – не более чем пустые слова, потому что бюджеты регионов просто не вынесут такого уровня нагрузки. И здесь опять всплывает вопрос финансирования регионального развития с губернским распределением расходов Ван Ванычами и прочими нашими общими проблемами.

В итоге, хочется надеяться, что все те планы, которые отображены в ОНБП – это не чистой воды популизм, а на самом деле реально продуманная концепция развития. В то же время, было бы не лишним, если бы ВШЭ и Минфин не выступали в качестве непримиримых оппонентов, а прислушивались ко мнениям друг друга и приходили к консенсусу, ведь математика должна оставаться объективной наукой. В конце концов, финансирование оборонки, науки, образования и медицины – это задача стратегического характера, от которой напрямую зависит безопасность всей страны.

Использованы материалы:
www.minfin.ru/ru/
fingazeta.ru/budget/kudrin-pobedil-medvedeva-177570/
www.vedomosti.ru/finance/news/2324750/mezhdu_medvedevym_i_putinym?full#cut

Об этом сообщает сегодня Военное обозрение.


  • Финансирование,
  • Система,
  • Страна,
  • Оборонка,
  • Уровень
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: