Расцвет и закат флибустьеров

Вест-Индия в XVII столетии была особым миром, который представлял из себя пёструю мешанину из владений испанцев, англичан, французов и голландцев.

Под контролем Испании были самые крупные острова – Куба и Эспаньола (Гаити) и ряд мелких. Британцы утвердились на Ямайке, Барбадосе, Антигуа, Монсеррате и ряде других территорий. Они активно пытались расширить свои владения в основном за счёт старой колониальной империи – Испании. Франции принадлежала Тортуга, Мартиника, Гваделупа, Мари-Галант, Голландии – Кюрасао, Аруба и Бонайре. До Старого Света (Европы), монархов. правительств было далеко, поэтому в Вест-Индии царили свои законы и правила.

Испания была фактически единственной страной, которая в тот период наладила и поддерживала производящее хозяйство – сельское хозяйство, добывающую промышленность, создала торговую сеть. А основной приток колонистов в английские, французские и голландские колонии обеспечивала табачная и сахарная отрасли. Сахар и табак приносили большие прибыли. Однако фермеры-колонисты не могли конкурировать с крупными плантаторами и быстро разорялись. Так, у британцев на Барбадосе в 1645 году было 11 тыс. фермеров и 6 тыс. рабов, а к уже 1660 году осталось семь сотен плантаторов, на которых батрачили более 80 тыс. невольников.

Огромные барыши приносила торговля людьми. В работорговле лидерами были голландцы. Главным центром этого «бизнеса» стала столица их Вест-Индской компании – Кюрасао. Продавали не только негров захваченных в Африке, но белых – преступников из Европы, людей захваченных пиратами. В Вест-Индии существовала и такая специфическая традиция, на которую закрывали глаза местные власти (колониям были нужны рабочие руки), в колонии устремлялись молодые люди, искатели приключений, богатств, или люди искавшие новой жизни, бегущие от нищеты в Европе, они оплачивали проезд, отрабатывали его трудом, а по прибытию их обманывали и продавали на невольничьих рынках. Поэтому среди рабов работающих на французских и британских колониях было немало белых. В Европе даже существовали специальные вербовщики, которые заманивали в Америку, обещая свободу, землю и высокие заработки.

Когда Жан-Батист Кольбер основал французскую Вест-Индскую компанию, на Тортугу был назначен губернатор Ожерон. На остров завезли 220 служащих компании, чтобы наладить приём кораблей с Франции и отправку в метрополию местной продукции. Однако местные плантаторы отказались подчиняться, им было выгоднее вместо французских товаров покупать более дешевую голландскую контрабанду. Губернатор не решился применить силу, местные вольные порядки были сохранены. Уполномоченных компании отозвали в метрополию, а служащих, чтобы не тратить средства на их доставку домой, просто продали в рабство. Правда, по местным правилам, ранее свободных белых (не являвшихся преступниками) продавали в рабство не пожизненно. Во французских колониях были более мягкие порядки белых продавали на три года, в британских – на 7 лет. Однако учитывая непривычный для белых климат и условия обращения, до свободы доживали не все. С белыми обращались ещё хуже, чем с неграми, черные были «вечной собственностью» и их берегли, а европейцев «выжимали» полностью, экономили на питании. Кроме того, у рабовладельцев была ещё одна уловка – за день до освобождения раба могли перепродать и он работал новый полный срок (три или семь лет).

В Вест-Индии было распространено и долговое рабство. Так, задолжавших 25 шиллингов продавали на 1,5 года. Наказания были весьма жестокими. За попытку побега могли забить до смерти, да ещё и не сразу. После порки мазали раны смесью сала, перца и лимонного сока или солью, человека оставляли на ночь, так могло продолжаться несколько дней. Некоторые плантаторы-рабовладельцы были откровенными садистами. Так, голландский плантатор Бальтесте на о. Сан-Кристофер, собственноручно запорол сотню рабов и служанок.

Флибустьеры

Разорившиеся фермеры, различного рода искатели приключений и богатств, освободившиеся рабы искали себе промысел. Наиболее выгодным было пиратство. Испанские колонии отличались богатством, которые не давали спать спокойно не только нищим бродягам, но и французским, британским властям, которые поощряли нападения на владения Испанской империи.

Разбойников, которые нападали на испанские владения, называли флибустьеры: от голландского «vrijbuiter», по-английски — freebooter— «вольный добытчик», «вольный мореплаватель», от flyboat, легких судов, на которых морские разбойники совершали свои набеги. Часто их называли буканьерами: от фр.— boucanier, слово «букан» обозначало решетку из сырого зелёного дерева, на которой охотники на Больших Антильских островах (прежде всего на Гаити) коптили мясо, долго не портившееся в тропических условиях. Охотники-буканьеры промышляли на испанской территории (Гаити-Эспаньола принадлежала Испании), поэтому испанцы регулярно пытались выбить находников со своих владений. Однако буканьеры были умелыми бойцами и довольно успешно противостояли испанским нападениям.

Привлечённые жаждой наживы в ряды флибустьеров стекались разорившиеся дворяне, разного рода преступники, дезертиры, бродяги. Голливудские образы пиратов Карибского моря весьма далеки от реальности. Жестокие, но благородные люди, «джентльмены удачи» борющиеся с деспотизмом испанцев («тоталитаризмом» того времени), это всего лишь миф. Обе стороны отличались жестокостью, беспощадностью, совершали массовые убийства. Пиратами двигала не «любовь к свободе» и «борьба с угнетателями», а жажда наживы. Пиратский флаг первоначально не был чёрным. Среди флибустьеров сначала преобладали французы и английское выражение «Весёлый Роджер» (англ. Jolly Roger) произошло от искаженного французского «Joli Rouge» — «Красивый Красный» («Веселый Красный»). Флаги различных пиратских вожаков чаще всего были многоцветными, но преобладал цвет крови – красный. У флибустьеров почти не было крупных кораблей, многопушечных фрегатов и галеонов. Среди них вообще было мало профессиональных артиллеристов и моряков. Они обычно, как и русские казаки, использовали малые суда, которые имели на борту 5-10 малых пушек бивших картечью, или большие лодки. Ни о каких артиллерийских сражениях «борт о борт» с большими испанскими кораблями и речи не было. Победить в правильном бою у флибустьеров шансов не было. Они применяли другую тактику. Флибустьерские суда и лодки поджидали добычу в проливах между островами, где пролегали торговые пути. Они прикрывались островами, островками, рифами и ждали в засаде. Обнаружив цель, обычно одиночное судно, отставшее от каравана, скрытно следовали за ним. Ночью тихонько подгребали, залазили на борт, резали вахтенных и часовых, захватывали корабль. В бою в основном применяли ручное огнестрельное и холодное оружие, малые картечницы.

Наиболее прибыльным предприятием считалось нападение на богатые прибрежные испанские города. Для этого флибустьеры объединялись в значительные отряды. Рейд проходил по стандартной схеме: разведка (нападали на поселения, где не было значительных гарнизонов и крупных сил испанского флота), неожиданное нападение (часто ночное), резня и грабеж, уход. В различные годы морские разбойники разоряли Гавану, Вальпараисо, Картахену, Пуэрто-Карабелло, Байю, Вера-Крус и др.

Таким образом, испанцы были «коварными злодеями» только в описаниях французов и англичан. Британия и Франция были молодыми колониальными империями, которые хотели потеснить старую «владычицу морей» — Испанию, разграбить и захватить её владения. Флибустьеры были инструментом в Большой Игре. Часто испанские поселенцы становились жертвами различной интернациональной швали. Интересен тот факт, что даже местные индейцы в конфликтах чаще принимали сторону испанцев. Более прогрессивный характер испанских колониальных порядков подтверждает факт того, что в бывших владениях Испании значительная часть индейцев (или их потомков – метисов) составляют значительную часть населения.

Флибустьеры опирались на несколько баз: голландский Кюрасао, французскую Тортугу и др. Но после захвата британцами у испанцев Ямайки в 1655 году (официально Ямайка была объявлена английской колонией в 1670 году), другие пиратские базы постепенно затмил Порт-Ройял. Вскоре он приобрёл славу «самого грешного города во всём христианском мире» и стал столицей морских разбойников. Город оставался главной базой пиратов до 7 июня 1692 г., когда значительная часть этого «развратного Вавилона» в результате землетрясения исчезла в море. Обрадованные католики посчитали, что «Бог покарал нечестивый город за грехи».

Порт-Ройял быстро разросся и достиг небывалого процветания. В нём селились торговцы – скупщики награбленного, их лавки ломились от предметов роскоши и дорогих товаров. Ростовщики, спекулянты, работорговцы и плантаторы-рабовладельцы строили себе роскошные дворцы. Рядом были «весёлые» кварталы «пиратского Вавилона», где с помощью кабаков, борделей и игорных домов, вытягивали деньги с флибустьеров. В город приезжали тысячи шлюх, других для этого «бизнеса» специально отбирали на невольничьих ранках. Власти закрывали глаза на большую часть нарушений, местные воротилы могли купить любого королевского чиновника.

Морские разбойники называли себя «Береговым братством». Некоторые исследователи идеализируют законы и жизнь «братства», однако серьёзной критики подобные взгляды не выдерживают. Законы флибустьеров – это набор простых правил, которые позволяли провернуть дело и не перерезать друг друга (правда, не всегда). В частности, существовало правило запрещавшее убийство товарища в спину. Убить можно было вызвав на дуэль, при свидетелях. Смерть полагалась за предательство, утаивание части добычи. «Адмиралы» и капитаны выбирались на одно мероприятие. Капитаны не имели право убивать члена экипажа без коллективного «суда». Разбойники считали себя «деловыми людьми», поэтому перед каждым набегом заключался договор о разделе добычи. Каждому определяли долю: капитану, «офицерам», артиллеристам, матросам и т. д. Оговаривались дополнительные выплаты за ранение, потерю руки, ноги, глаза пр. Эта «страховка» была одноразовой, в дальнейшем судьба калеки никого не интересовала. В то же время законы регулярно нарушались, и выполнялись лишь тогда, когда были подкреплены силой.

Продолжение следует…

Об этом сообщает сегодня Военное обозрение.

Расцвет и закат флибустьеров. Часть 2
Олоне в «Пиратах Америки» А.

«Согласие»: расцвет и закат крупнейшей оппозиционной партии Латвии
Многообещающее начало После парламентских выборов в Латвии в октябре что 2011-го, что 2014 года российская новостная лента пестрела заголовками: «Промосковская партия одержала победу».

Расцвет и закат Семиреченского казачьего войска
25 июля 1867-го года (по новому стилю) было образовано Семиреченское казачье войско, одно из одиннадцати казачьих войск Великой Российской империи.

Живая добыча
«Нам приходилось есть крыс» — с такими заголовками вышли статьи в ведущих мировых газетах об освобождении из плена сомалийских пиратов 26 моряков из Азии.


  • Флибустьер,
  • Белых,
  • Испания,
  • Испанец,
  • Владение
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: