Русский охранный корпус

В последнее время в России появляется все больший интерес к истории Белого Движения, истории русской эмиграции, да и, вообще, истории «другой» России.

В этом нет ничего удивительного, особенно, если учесть, что на протяжении практически 70 лет нашей истории информация об этом была достаточно скупа и имела лишь одну трактовку. Между тем в результате Октябрьской революции 1917 года Россию покинули более 2-х млн. русских людей. Данная эмиграция представляла из себя не класс, не слой, а просто часть русского народа во всем его вертикальном разрезе. От верхнего слоя дворян и интеллигенции до потомственных крестьян и рабочих. Границы их расселения были очень велики – это были практически все страны Европы, Китай, США, Северная Африка. На Земле не было ни одного континента, где бы не было русских.

Достаточно большое количество русских приютило у себя Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев (С.Х.С), тогда так называлась будущая Югославия, а также Болгария. В свое время король Александр I Карагеоргиевич, которые учился в России и искренне верил в идеалы православно-славянского братства, а также считавший себя обязанным оказывать всевозможную помощь бывшим подданным державы, которая не единожды вставала на защиту его Родины, впустил на территорию страны остатки врангелевской Русской Армии. Белоэмигрантам здесь были предоставлены гражданские права. К 1941 году минимальная численность русской колонии в Белграде составила около 10 000 человек. Многие университеты, театры, железные дороги страны были укомплектованы русскими специалистами.

Весной 1941 года, после того как Югославия была оккупирована немцами, они назначили шефом русской эмиграции в Сербии бывшего генерал-майора царской армии М. Ф. Скородумова. Скородумов был участником Первой мировой войны, был тяжело ранен и попал в немецкий плен, из которого трижды пытался бежать, но неудачно. По инициативе Великой княгини Марии Павловны в 1917 году он был обменен на немецкого офицера и прибыл в Петроград, где его втянул в себя вихрь событий начавшихся в стране революционных потрясений.

Сразу после нападения Германии на СССР русская эмиграция разделилась на 2 противоположных лагеря. Так называемых «пораженцев», то есть тех, кто полагал, что необходимо выступить на стороне Германии и помочь разгромить большевизм (часть из эмигрантов абсолютно искренне заблуждалась в отношении планов немцев и японцев, полагая, что они борются исключительно с большевизмом), а также «оборонцев», эмигрантов, которые считали, что необходимо забыть старое враждебное отношение к большевикам и сообща разбить врага, напавшего на общую Родину. Одной из немногих воплощенных эмигрантами в жизнь идей стало создание на территории Сербии Русского Охранного корпуса.

Уже в июне 1941 года начальник Русского доверительного бюро на территории Югославии (организации, которая представляла интересы русской эмиграции перед немецкими оккупационными войсками) генерал-майор М. Ф. Скородумов выступил с предложением о формировании из эмигрантов Русской армии генерала Врангеля отдельной дивизии, но получил на это отказ. В первые недели войны необходимость создания подобных соединений не казалась немцам необходимой, к тому же среди немецкого командования в это время были очень сильны националистические взгляды, следуя которым русские, хоть и выступавшие против большевиков, оставались русскими. Очень сильны были ультранационалистические взгляды, все народы Европы распределялись по расовым пирамидам и положение русских в ней было крайне незавидным.

При этом со временем, вдали от Берлина на оккупированных территориях и фронтах Второй мировой войны немецкий генералитет убеждался в том, что необходимость сотрудничества с другими национальностями назрела и необходимо начинать с ними партнерский диалог. И если на основных фронтах это окончательно поняли лишь к 1942 году, то на Балканах ситуация прояснилась уже в 1941. На оккупированной территории Югославии появились партизанские коммунистические отряды Тито. Помимо совершения диверсий против оккупационных войск они также убивали православных священников и русских эмигрантов, считая их пособниками гитлеровской Германии. Эти факты не могли не повлиять на настроения русских эмигрантов. Скородумов в очередной раз обратился к немцам с просьбой о создании хотя бы частей самообороны против югославских партизан.

Сам факт усиления на Балканах партизанского движения поставил перед немецким руководством вопрос о поиске дополнительных возможностей для ведения полицейской и охранной службы. На этом фоне было решено разрешить формирование русских вооруженных отрядов. Инициаторы создания данных формирований не оставляли надежды на то, что после того, как они расправятся с «коммунистическим бандитами» на Балканах, они смогут попасть в Россию и начать борьбу за ее освобождение от большевиков.

Интересен тот момент, что позже в своих мемуарах многие ветераны Русского охранного корпуса попытались представить свою службу немцам в качестве акта необходимой самообороны в ответ на преследования русских эмигрантов со стороны местных коммунистов. Но если принять данную версию, становится совершенно непонятно, почему генерал Скородумов, а также другие лидеры эмиграции с самого начала добивались отправки русских частей на Восточный фронт. Позже пытаясь себя обелит, бывшие коллаборационисты стали выдавать следствие за причину. Подобно многим другим белоэмигрантам, которые были разбросаны по всей Европе, они горели желанием взять реванш за обидное поражение в Гражданской войне, пусть и при помощи Гитлера и немецких войск. Неудивительно, что после всего этого, в глазах большей части сербского населения русские эмигранты начали восприниматься как прислужники оккупационного режима.

Приказ о формировании корпуса был получен 12 сентября 1941 года от командующего немецкими войсками в Сербии. Его командиром был назначен Скородумов, который тут же занялся мобилизацией всех эмигрантов в возрасте от 18 до 55 лет. Уже к 1 октября в составе корпуса находилось 893 добровольца. Среди них было 90 Корниловцев, плюс взвод Кутеповской роты. Полковник Кондратьев прибыл в состав корпуса вместе со знаменем 2-го Корниловского Ударного полка, который для всего белого движения считался символом доблести.
Похороны солдат корпуса, погибших в боях с партизанами (Белград, 1942 год)
Достаточно скоро Скородумов был отстранен немцами от командования из-за своей излишней политической активности и постоянных просьб отправить корпус в Россию. Новым командиром корпуса стал начальник штаба корпуса генерал-лейтенант Б. А. Штейфон. Численность корпуса постепенно росла. Наибольшего расцвета он достиг к сентябрю 1944 года, когда в его составе числилось 11 197 человек. Он состоял из 5 полков, один из которых был казачий, а также включал 3 отдельных батальона и 5 взводов, один из которых был конным.

За время существования корпус успел сменить ряд официальных названий:

C 12 сентября 1941 он назывался Отдельный Русский Корпус;
Со 2 октября 1941 – Русский Охранный Корпус;
С 18 ноября 1941 – Русская Охранная Группа;
С 30 ноября 1942 – Русский Охранный Корпус (Вермахт);
С 10 октября 1944 – Русский Корпус в Сербии;
С 31 декабря 1944 – просто Русский Корпус.

Все боевые действия Русского Корпуса можно в хронологическом порядке разделить на 3 этапа:

1. Осень 1941 – весна 1944 – части Корпуса несли охранную службу на коммуникациях немецких войск в Восточной Боснии и Сербии.
2. Весна – осень 1944 – части Корпуса участвуют в широкомасштабных боевых операциях Германии и ее союзников, направленных против партизан Тито в Сербии и Боснии.
3. Осень 1944 – май 1945 – активные бои на фронте против советских, болгарских войск, а также НОАЮ (Народно освободительной армии Югославии).

В отличие от большинства восточных формирований Вермахта, ни один немецкий офицер в русском корпусе не имел дисциплинарной власти, а также не занимал командной должности. Непосредственно немецкому командованию подчинялся лишь командир корпуса. Немецкий персонал в корпусе состоял из 2-х офицеров при его штабе, а также штабе каждого из полков и батальонов, 2-х унтер-офицеров – инструкторов в ротах. Помимо этого в руках немецких военных чинов и унтер-офицеров были все хозяйственные учреждения данного вооруженного объединения.

Официальной формой корпуса была перешитая форма югославской армии, солдаты и офицеры корпуса носили знаки отличия императорской армии. Внутренняя жизнь в корпусе была организована по укладам императорской армии, а военная часть – по уставам РККА. После того, как корпус был включен в состав Вермахта, в нем были введены уставы немецких войск. Большую часть войны корпус был разбросан по различным югославским городам, где нес гарнизонную службу, прикрывая коммуникации и привлекаясь для операций против партизан Тито.

Быстрая капитуляция Болгарии и Румынии в августе-сентябре 1944 года, а также разгром немецкой группы армий «Южная Украина» коренным образом поменяли обстановку на фронте и на Балканах в частности. Неожиданно для немецкого командования советские части оказались непосредственно у границ Югославии. Именно в это время части Русского Корпуса вместе с отдельными подразделениями немецких войск вступили в боевые столкновения с частями 57-й советской армии, а также их новоявленных союзников – болгар. В это же время (сентябрь-октябрь 1944 года) из Белграда были эвакуированы члены семей корпусников, а также все желающие покинуть город русские эмигранты.
Офицеры Русского корпуса, 1942 год
Боевые столкновения между частями корпуса и 57-й армией были очень кровопролитными. Обе стороны испытывали друг к другу ненависть. В советских солдатах проснулась ненависть к белым, которые пытались задушить народ еще в гражданскую, хотя практически никто в армии в боевых действиях Гражданской войны участия не принимал. В свою очередь в солдатах корпуса проснулась ненависть к тем, кто навсегда изменил и порушил их жизнь. Из-за понесенных потерь многие полки корпуса упразднялись.

Капитуляция Германии застала корпус на территории Словении. Накануне, 30 апреля от сердечного приступа умер командующий корпусом Б. А. Штейфон, которого на этом посту сменил полковник Александр Иванович Рогожи. Новый командир объявил о том, что корпус не сложит оружия перед СССР и югославскими партизанами Тито и пойдет на прорыв в Австрию, стараясь попасть в английскую зону оккупации. В итоге корпусу удалось пробиться к городу Клагенфурт, где он капитулировал перед английскими войсками. К моменту капитуляции в его рядах насчитывалось около 4 500 человек. Практически все из них пережили плен, так как Англия не выдала их СССР, по той причине, что те никогда не являлись его гражданами.

Использованы источники:
www.war2.name/russkij-korpus/
www.vojnik.org/serbia/ww2/4
www.istorya.ru/book/soldaty/03.php

Об этом сообщает сегодня Военное обозрение.

Во французских городах прошли церемонии в честь 100-летия Русского экспедиционного корпуса
Церемонии в память о бойцах Русского экспедиционного корпуса прошли в воскресенье в нескольких городах Франции, передаёт ТАСС.

Во Французской провинции открыли памятник Русскому экспедиционному корпусу
В городе Курси (департамент Марна) в воскресенье открыт памятник русскому экспедиционному корпусу, сражавшемуся во Франции во время Первой мировой, сообщает газета Взгляд со ссылкой на ТАСС.

Французские военные вспомнили о Русском экспедиционном корпусе
Представители высшего командования Французской армии провели торжественную церемонию у мемориала памяти солдатам и офицерам Русского экспедиционного корпуса сегодня, 13 ноября.

Солдатский крест
Любит в наше время читатель проходить всяческие тесты.


  • Корпус,
  • Армия,
  • Эмигрант,
  • Скородум,
  • Сербия
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: