Перспективы развития ситуации в Сирии и вокруг неё

Уничтожение сирийской ПВО 22 июня турецкого «Фантома» в районе Латакии еще больше обострило и без того крайне напряженные отношения между Сирией и Турцией, но вопреки прогнозам ряда экспертов не столкнуло две страны в широкомасштабном вооруженном противоборстве.

Почему?

Мягкая реакция объяснима

Одна из причин того, что Турция ограничилась демонстративной концентрацией войск на границе с Сирией, заключается, как можно полагать, в неготовности Анкары участвовать в большой региональной войне без поддержки войск блока НАТО, членом которого она является. Именно так турки действовали в 2011 году, когда вспыхнула междоусобица в Ливии. Не кто иной, как Анкара инициировала превращение французско-британской операции против войск Каддафи, предпринятой по инициативе Лиги арабских государств, в операцию всего Североатлантического альянса. В настоящее время позиция РФ и КНР, которые наверняка блокируют принятие резолюции Совбеза ООН, необходимой для легитимации подобной акции натовцев, исключает (по крайней мере пока) развитие событий по ливийскому сценарию.

Еще одна причина сравнительно мягкой реакции Турции – негласная обструкция войны с Сирией со стороны турецкого военного командования, демонстрирующего таким образом свое отношение к продолжающемуся давлению на армию, включая аресты генералитета, правящей Партии справедливости и развития во главе с премьер-министром Р. Т. Эрдоганом. При этом военачальники опираются на вполне конкретные аргументы, в том числе следующий.

Не исключено, что турецким войскам придется сражаться на двух фронтах. В Сирии – с сирийской армией и местными ополченцами (в прибрежных районах), а также с сирийскими курдами (в горных внутренних провинциях). И в Турции. Дело в том, что в Сирийском Курдистане доминируют боевики Рабочей партии Курдистана, заключившие альянс с Дамаском, снявшим все ограничения на их деятельность. А потому нападение на Сирию чревато длительной и кровопролитной террористической и диверсионно-партизанской войной в турецкой Восточной Анатолии с неизбежным участием отрядов РПК, базирующихся в Иракском Курдистане.

Неудивительно, что Турция в настоящее время ограничивается созданием на собственной территории лагерей сирийских беженцев (до 40 тысяч человек) и боевиков, обучением и оснащением последних, участвует в информационной войне и подрывной деятельности против Сирии. Но не более того.

Неустойчивое равновесие между Анкарой и Дамаском зависит и от многих других факторов. Эрдоган занимает агрессивную позицию, но не готов к эскалации конфликта. Асад не хочет войны и пытается ее избежать. В свою очередь монархии Персидского залива делают все возможное для провоцирования турецко-сирийского столкновения, но без особого успеха.

Сплоченные «круги»

Между тем все большее информационное и экономическое воздействие оказывается на ближайшее окружение сирийского президента. Спонсоры и организаторы сирийской гражданской войны, главную роль среди которых играют Саудовская Аравия и Катар, надеются инициировать переворот в Дамаске и устранить Асада руками кого-то из его приближенных. Однако перспективы развития такого сценария сомнительны, поскольку в нем не учитываются теснейшие родственные связи высших эшелонов сирийской алавитской элиты, в которой, разумеется, существуют разногласия, характерные для любой «республиканской династии», но они не выходят за грань разумного.

Если Башар Асад будет или ликвидирован, или арестован, или покинет страну, это гарантирует не сохранение властных полномочий и собственности его клану и алавитам в целом, а их неизбежное общее падение как правящей элиты. Следовательно, предательство в высших эшелонах сирийского руководства маловероятно.

Здесь надо отметить, что ключевые решения в Сирии принимает в первую очередь «ближний круг», с которым президент советуется по основным вопросам. Абсолютный лидер группы Аниса – мать Башара и вдова Хафеза Асада. Кроме нее, в эту группу входят брат главы государства Махер Асад, двоюродный брат и начальник личной охраны президента Д. Машалиш, куратор спецслужб и советник М. Насыф, дядя Башара и брат Анисы М. Махлюф, его сын и главный казначей «семьи» Р. Махлюф.

Есть и «второй круг» власти, еженедельно принимающий оперативные решения-рекомендации по ситуации в стране, которые передаются для получения санкций на реализацию «ближнему кругу»: А. Шаукат – муж сестры Асада, Х. Бахтияр – еще один куратор спецслужб, М. Бахтиян – заместитель Асада по партии, Д. Раджа – министр обороны и Туркмани – помощник президента.

Измена кого-то из названных выше лиц теоретически не исключена и является легитимным сценарием для Эр-Рияда и Дохи с их собственной историей заговоров и дворцовых переворотов. Однако сирийская система сдержек и противовесов, выстроенная еще Хафезом Асадом, позволяет вовремя выявить и обезвредить такого предателя во имя коллективных интересов клана.

Ослабить ПВО и ВВС

Вместе с тем военное давление на режим идет по нарастающей: подразделения сирийских боевиков, подпитываемые поставками оружия, получающие подкрепления и непрерывное финансирование, не снижают активности. Еще одним важным направлением, на котором сконцентрированы усилия антиправительственных группировок, является армия. Распропагандирование войск с целью их перехода на сторону противников Башара Асада способно сыграть ключевую роль, лишив Дамаск поддержки единственной силы, способной эффективно бороться с боевиками.

Главную роль для обеспечения возможной будущей интервенции, по опыту Югославии, Ирака и Ливии, где авиация западного блока действовала практически в свободном режиме, должна сыграть нейтрализация сирийских ВВС и ПВО. Она, кстати, не только минимизирует потери агрессоров в будущем, но уже в настоящее время оставит правительственные войска без воздушного прикрытия, играющего главную роль в контртеррористических операциях. Антиправительственная пропаганда спровоцировала в минувшем мае дезертирство и частичный переход на сторону оппозиции личного состава зенитного ракетного дивизиона в районе города Хомса. За день до уничтожения турецкого самолета-разведчика, 21 июня сирийский военный летчик полковник Х. Хамад бежал в Иорданию на истребителе МиГ-21. Однако эти инциденты являются разовыми и не приобрели массовый характер.

Значительно более серьезным фактором, ослабляющим противовоздушную оборону Сирии (60 тысяч человек), является наличие немалого количества устаревших образцов вооружений и военной техники в частях сирийских ВВС и ПВО. Полученные в 70–80-х годах ВВТ требуют ремонта или модернизации. Боеготовность ряда подразделений под вопросом, хотя это не касается всей системы защиты страны от ударов с воздуха. Так, согласно сообщениям СМИ (данные В. П. Юрченко, ИБВ) Украина в 2002-м поставила сирийцам несколько радиолокационных станций «Кольчуга», а Россия в 2008–2010 годах – зенитные ракетно-пушечные комплексы «Панцирь-С1». Москва также передала Дамаску эффективные средства радиоэлектронной борьбы (комплекс «Автобаза») и оказала ему помощь в усовершенствовании ЗРК С-125 (доведены до уровня «Печора-2М»). В 2007-м был подписан контракт на поставку РФ Сирии восьми дивизионов ЗРК среднего радиуса действия «Бук-2МЭ».

Правда, реализация контрактов на покупку сирийцами ЗРС С-300ПМУ-2, модернизацию истребителей МиГ-29 и приобретение 24 истребителей МиГ-29М/М2 в настоящее время как минимум затруднена, если вообще возможна. Необходимость соблюдения баланса в отношениях с Западом, опыт российского экспорта ВВТ в конфликтных ситуациях в Иран и Ливию заставляют в этом сомневаться. Последнее подчеркивает деструктивность обычных для ближневосточных партнеров России медлительности и попыток минимизации закупочных цен в ущерб скорости заключения и выполнения договоров.

Войска ПВО Сирии имеют в своем составе две дивизии, 25 зенитных ракетных бригад (до 150 батарей), полки зенитной артиллерии и две бригады радиотехнических войск. Они оснащены 685 ПУ ЗУР (ЗРК С-75 – 320, С-125 «Печора» – 148, «Квадрат» – 195, С-200ВЭ – 44, «Оса» – 60, «Бук» М2Э – 18), 36 ЗРПК «Панцирь-С1», ПЗРК «Стрела» и «Игла», орудиями калибра 23, 37, 57 и 100 миллиметров, РЛС П-12, П-14, П-15, П-30, П-35, П-80, радиовысотомерами ПРВ-13 и ПРВ-16. В ПВО сирийских сухопутных войск насчитывается 55 ЗРК ближнего действия («Стрела-10» – 35, «Стрела-1» – 20), до 4000 ПЗРК «Стрела» и «Игла», до 2000 орудий зенитной артиллерии (100-мм КС-19, 57-мм С-60, 37-мм пушки, ЗСУ-23-4 «Шилка», ЗУ-23-2). Истребительная авиация ВВС располагает 309 самолетами (40 МиГ-29, 30 МиГ-25, 80 МиГ-23, 159 МиГ-21), базирующимися на 21 аэродроме. Всего этого достаточно для нанесения вероятному противнику определенного урона, но мало для отражения массированных ударов современных ВВС и ВМС НАТО.

Турецкий самолет-разведчик был сбит наземными зенитными артиллерийскими установками на высоте до двух с половиной километров над сирийскими территориальными водами (по крайней мере так утверждают в Дамаске) в рамках регулярных полетов, при явной неготовности его экипажа к тому, что по нему будет открыт огонь. Опыт столкновения авиации и системы ПВО Сирии с израильскими ВВС в Ливане в 1982 году, действия боевых самолетов еврейского государства над сирийской территорией вплоть до недавних пор (включая операцию по уничтожению ядерного объекта в 2007-м) не внушают оптимизма в отношении способности Дамаска противостоять врагу, на порядок более мощному, чем Армия обороны Израиля. А ведь удар по Сирии извне будет нанесен наряду с непрерывными атаками, диверсиями и террористическими актами оснащенных современным оружием боевиков внутри страны.

Давление извне

Реализация мер, предпринимаемых правительством и армией Сирийской Арабской Республики для победы в гражданской войне и отражения вероятной агрессии, осложняется топливным дефицитом из-за санкций Евросоюза (прекращение экспорта в САР бензина и дизельного топлива). Впрочем, последствия эмбарго частично удалось смягчить благодаря поставкам через международных посредников (в том числе AOT Trading и другие швейцарские компании, венесуэльскую Sitgo), а также Иран (с ограничениями из-за международных санкций в отношении самого Тегерана и дефицита топлива на внутреннем рынке ИРИ). Благодаря сотрудничеству с Венесуэлой в 2012 году в сирийский порт Банияс было доставлено более 47 тысяч тонн бензина и дизельного топлива. Однако давление на Кипр и Швейцарию, от которых во многом зависят продажи топлива Сирии, нарастает, уменьшая их возможности снабжать Дамаск.

Что касается политических инициатив и сторонников режима, и его противников, то они буксуют. Принятие 27 февраля новой конституции было объявлено уловкой Асада, пытающегося «изменить страну, ничего не меняя». Проведение 7 мая первых с 1963 года многопартийных выборов в парламент, в которых приняли участие 51,26 процента избирателей и 11 политических организаций, помимо правящей Партии арабского социалистического возрождения («Баас»), только разожгло страсти. Ведь победивший блок Национальное единство завоевал 183 из 250 мест, которые достались «Баас» и ее союзникам из Прогрессивного национального фронта. Как следствие назначение 5 июня премьер-министром Рияда Хаджаба и формирование им кабинета министров не успокоили ООН, где страсти подогреваются западными, турецкими и арабскими эмиссарами. Вашингтон, Брюссель и Анкара продолжают требовать отстранения Асада (коего представляют не иначе как кровавым диктатором) от власти и осуществлять в этой связи непрерывный и мощнейший дипломатический нажим на Россию и Китай.

Именно как медийный фон для такого нажима необходимо рассматривать кампании в арабских и западных электронных и печатных СМИ о военной и политической поддержке Москвой дамасского режима. Мировому сообществу говорят про «присутствие на территории Сирии трех тысяч российских спецназовцев» и поставках Дамаску «ударных вертолетов», «договоренности о предоставлении Асаду убежища на российской территории». Несогласованность этой информационно-пропагандистской кампании на высшем уровне, включая явные противоречия, заставившие Пентагон дезавуировать слова государственного секретаря США Хиллари Клинтон, демонстрируют спонтанность антисирийских действий американского руководства, его неготовность к проведению целенаправленной ближневосточной политики, ведомственные разногласия и ослабление эффективности госаппарата даже в вопросах, ключевых для администрации США в предвыборный период. Все это совпадает с провалами военной политики НАТО в целом и Соединенных Штатов в частности в Афганистане, Ираке и Ливии, анализ которых позволяет предположить ослабление блока по целому ряду направлений, включая вопросы координации, обеспечения и финансирования.

Подпитка смуты

Новый председатель оппозиционного Сирийского национального совета (СНС) Абдельбассет Сейда – компромиссная фигура. Он курд, но не пользуется влиянием даже среди курдов. СНС стал совещательным форумом, не смог наладить пропаганду и сбор средств, контролируется «Братьями-мусульманами», которые провели в его состав своих сторонников в качестве «независимых», и проигрывает главному конкуренту в организации оппозиции на сирийской территории – светскому Национальному координационному комитету (НКК). Шансы на примирение сторон равны нулю.

План Кофи Аннана, изначально нереалистичный, окончательно провалился. Требование оппозиционеров об отставке Асада заблокировало инициативу по созданию правительства национального единства и оставило в качестве единственного сценария вооруженное противостояние. Это влияет на лояльность по отношению к режиму изначально нейтральной к властям суннитской буржуазии, спровоцировав 28 мая забастовки торговцев в Дамаске и Алеппо, в том числе вследствие криминальной деятельности алавитских отрядов шабиха, поддерживающих армию.

Сегодня боевики контролируют по ночам до 70 процентов населенных пунктов и суннитских кварталов в крупных городах. Днем их занимают армия и спецслужбы. Отметим, что вопреки антиасадовской пропаганде далеко не все дезертиры из армии САР присоединяются к боевикам. Так, большая часть 1500 дезертиров из подчиненных министру обороны четырех суннитских дивизий, дислоцированных на границе с Израилем без топлива и боеприпасов (15% личного состава), просто скрывается в окрестностях городов Дераа и Кунейтра.

В боевых действиях на стороне Дамаска в настоящее время участвуют иранцы из Корпуса стражей исламской революции (КСИР) и боевики ливанской «Хезболлы», в том числе как инструкторы по проведению антитеррористических и контрпартизанских операций. В то же время иракцы из «Армии Махди» Муктады ас-Садра из Сирии выведены, хотя иракские летчики в боях участвуют, компенсируя потери в личном составе сирийских ВВС, частично распропагандированном оппозицией. ХАМАС не поддержал ни Асада, ни его противников, вследствие чего подавляющая часть лидеров группировки покинула Сирию, переместившись в Иорданию, на территории которой в настоящее время скопились до 80 тысяч сирийских беженцев.

Основной опорой асадовского режима в сухопутных войсках является 4-я дивизия, которой командует брат президента – Махер. Активно участвуют в зачистках исламистов и в целом суннитов как их опоры на местах алавитские по преимуществу отряды шабиха, которые сформированы Хафезом Асадом и теперь находятся под началом его племянника Фуаза. Именно их действия в качестве акции возмездия привели к резне в городе Хулу и бегству из города Хомса до 80 процентов суннитского населения. Кроме алавитов, которые в случае падения правящего режима будут гарантированно балансировать на грани уничтожения, режим может опираться на черкесов и, как было указано выше, на курдов (хотя и исключительно на населенных последними территориях). Нейтралитет христиан Асаду также гарантирован: пример Ливана, Ирака и Египта демонстрирует неизбежность дехристианизации арабских стран, попавших под контроль исламистов.

Группировки, входящие в состав борющейся с режимом Асада Сирийской свободной армии (ССА), на регулярной основе снабжаются современным оружием (включая гранатометы, минометы и крупнокалиберные пулеметы) и боеприпасами. В ближайшее время ожидается поставка боевикам противотанковых ракет и ПЗРК со складов США в Катаре и ФРГ за счет Эр-Рияда и Дохи. Партии оружия и снаряжения поступают сирийской оппозиции в основном через Турцию и Ливан, но некоторые грузы идут и через Иорданию.

Обучением сирийских боевиков на территории Турции занимаются американские инструкторы, что подтверждает намерения США уничтожить режим Асада вне зависимости от итогов дипломатического диалога с РФ и КНР. Вооружение и финансирование исламистских подразделений осуществляются напрямую Саудовской Аравией и Катаром помимо и в обход СНС и прочих «крышевых структур» сирийской оппозиции. Приток исламистов на «священную войну» против Дамаска обеспечивается в том числе благодаря такому неудобному для Запада союзнику в борьбе с «диктатурой Асада», как руководитель «Аль-Каиды» Айман аз-Завахири, который 11 февраля объявил Асаду джихад, призвав всех мусульман, особенно суннитов Ливана, Турции, Иордании и Ирака, присоединиться к «сирийской революции» и свергнуть антиисламский режим.

Дословно преемник Усамы бен Ладена сказал: «Иного, кроме устранения режима, решения нет. Не надейтесь на Запад и Турцию… Надейтесь только на Аллаха, на свои жертвы, борьбу и стойкость».

Кстати, средства, выделяемые сирийской оппозиции, расходуются главным образом на военные цели: несмотря на пропагандистское обеспечение «защиты прав гражданского населения и беженцев», на гуманитарные нужды с начала смуты в САР выделено не более пяти миллионов долларов. Основные денежные потоки потекли борцам с режимом Асада после конференции «Группы друзей Сирии» в Стамбуле. Это 500 миллионов долларов от монархий Залива, перечисленных через благотворительные фонды и спецсчета в турецких банках, 100 миллионов долларов, ассигнованных ССА Триполи (помимо оплаты расходов «на билеты и лечение» ливийским добровольцам), и 150 миллионов долларов («на гуманитарные цели») от ЕС.

Разумеется, значительная часть этих средств (по гуманитарным траншам не менее 70%) будет

Лавров и глава МИД Иордании обсудили ситуацию в Сирии
МОСКВА, 24 окт — РИА Новости. Глава МИД РФ Сергей Лавров в пятницу в Вене встретился с заместителем премьера, министром иностранных дел Иорданского Хашимитского Королевства Насером Джодой, стороны обсудили ситуацию…

Путин и Эрдоган обсудили ситуацию в Сирии
Владимир Путин в среду говорил по телефону с премьер-министром Турции Тайипом Эрдоганом, который сам позвонил российскому президенту, сообщает канал «Россия 24» со ссылкой на пресс-службу Кремля. Они обсуждали ситуацию в Сирии и вокруг нее, в том числе в свете недавнего инцидента с турецким военным самолетом. Во время беседы было подчеркнуто, что обстоятельства трагедии надо тщательно расследовать.

Премьер-министры России и Алжира обсудили ситуацию в Сирии и Ливии
Премьер-министры России и Алжира обсудили ситуацию в Сирии и Ливии и проблему Западной Сахары.

В МИД РФ отметили неотложность решения задач по доставке гумпомощи в Сирию
Развитие ситуации в Сирии с акцентом на ход реализации договоренностей, достигнутых 11 февраля в Мюнхене на заседании Международной группы поддержки Сирии (МГПС), обсудили в субботу специальный представитель президента России по…


  • АСАД,
  • Сирия,
  • ПВО,
  • Войско,
  • МИГ
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: