Операция "Лов осётра". К 70-летию падения Севастополя. Часть 2

Утром 7 июня 1942 года в 4.

00 началась артиллерийская подготовка перед непосредственным немецким наступлением. Об мощи артиллерийского обстрела свидетельствует тот факт, что только 600-мм «Один» и «Тор» выпустили в этот день 54 снаряда. На позиции 172-й стрелковой дивизии и 79-й морской стрелковой бригады обрушилось около 14,5 тыс. снарядов. Помощь 8-го немецкого авиационного корпуса выразилась не только в постоянных налётах авиации, но и в насыщении боевых порядков пехоты зенитной артиллерией. Для поддержки наступления LIV-го армейского корпуса (он наносил удар по 4-му и 3-му секторам Севастопольского оборонительного района) была создана боевая группа зенитной артиллерии под началом майора Миллера в составе двенадцати 88-мм, девяти 37-мм и тридцати 20-мм зениток. Зенитная артиллерия участвовала в артиллерийской подготовке, затем вела огонь по ДОТам, позициям советской артиллерии и пр. укреплениям.


Расчет немецкой гаубицы 10,5 cm leFH18 ведет обстрел Константиновского форта, защищавшего вход в Севастопольскую бухту. Штурм этого форта немцы начали в первой половине дня 22 июня 1942 года. Последние защитники форта переправились вплавь на южную сторону города ранним утром 24 июня.

После мощной авиационной и артиллерийской подготовки, немецкие штурмовые группы, прикрываясь огневым валом, пошли в атаку. Оборону СОРа условно делила пополам Северная бухта. План немецкого командования заключался в том, чтобы сначала уничтожить советскую оборону в 3-м и 4-м секторах (на северной стороне), выйти к бухте, а затем уже высвободившиеся соединения направить в южную часть города. Поэтому первым пошёл на штурм советских позиций LIV-й корпус в составе 22-й, 24-й, 50-й и 132-й пехотных дивизий. Немецкий корпус должен был разрушить советскую оборону на северном берегу бухты и создать плацдарм на её южном берегу, в тылу 1-го и 2-го секторов обороны.

В первый день сражения немецким войскам удалось лишь в одном месте вклиниться в расположение СОРа – на стыке 3-го и 4-го секторов (между позициями 79-й морской стрелковой бригады и 172-й стрелковой дивизии). Ценой больших потерь немецким штурмовикам удалось в течение 7 и 8 июня выйти на рубеж Мекензиевых высот (гор). На третий день боя немецкое командование ввело в сражение второй эшелон LIV-го корпуса – 24-ю пехотную дивизию.

10 июня к наступлению присоединился XXX армейский корпус. В его составе было три дивизии: 28-я лёгкая пехотная дивизия, 72-я и 170-я пехотные дивизии. В полосе наступления 30-го корпуса действовал танковый батальон 22-й танковой дивизии. Танки применялись небольшими группами по 3-10 машин в качестве средства непосредственной поддержки пехоты. В наступление участвовало и несколько трофейных советских танков – КВ. Однако на этом направлении наступления немцам не удалось достичь больших успехов. К 18 июня немецкие войска смогли оттеснить соединения 1-го и 2-го секторов СОРа на вторую линию обороны.

С началом штурма советское командование стало перебрасывать в город подкрепления. В ночь на 10 июня прибыл транспорт «Абхазия» в сопровождении эсминца «Свободный». Однако участие в штурме мощного немецкого авиасоединения сделало переброску войск и припасов смертельно опасной. Ужё днём 10 июня оба корабля были потоплены немецкими самолётами. Поздним вечером 12 июня из Новороссийска пришли крейсер «Молотов» и эсминец «Бдительный». Они доставили 138-ю стрелковую бригаду под началом майора М. М. Зелина (2,6 тыс. бойцов при шестнадцати 76-мм и двенадцати 45-мм орудиях, восьми 120-мм миномётах). Бригаду сразу бросили в бой – она пошла в контратаку на стыке 3-го и 4-го секторов СОРа. Днём 13 июня крейсер и эсминец вели огонь из Северной бухты по наступающим немецким войскам. На короткое время защитники Севастополя смогли восстановить равновесие и отбить Мекензиевы высоты. Затем, приняв более 1 тыс. раненых и 350 женщин и детей, «Молотов» и «Бдительный» ушли в Новороссийск.


Потопленный в Сухарной балке Севастополя советский санитарный транспорт «Абхазия». Судно было потоплено 10.06.1942 г. в результате немецкого авианалета попаданием бомбы в кормовую часть. Также был потоплен эсминец «Свободный», в который попало 9 бомб.

Эскадренный миноносец проета 7У «Свободный», потопленный 10 июня 1942 года германскими пикировщиками VIII- го авиакорпуса генерал В. фон Рихтгофена в Корабельной бухте Севастополя.

12-13 июня немецкое командование провело перегруппировку сил. 14 июня штурм возобновился с новыми силами. В этот же день немецкие самолёты потопили транспорт «Грузия» с 526 тоннами боеприпасов и маршевым пополнением в 708 человек. Гибель «Абхазии» и «Грузии» привела к недостатку боеприпасов. Гарантированно прорваться через блокаду города могли только подлодки и быстроходные корабли с сильным зенитным вооружением. Ночью 16 июня «Молотов» и «Бдительный» снова прибыли в Севастополь. Они выгрузили более 400 тонн боеприпасов, продовольствия, различного имущества и более 3 тыс. человек подкрепления. Крейсер обстрелял позиции противника, принял на борт 1625 раненых и 382 эвакуируемых и 17-го благополучно прибыл в Новороссийск. Кроме того, каждый день в город прибывали подводные лодки Черноморского флота.

Ещё 12 июня генерал Эрих фон Манштейн затребовал у командования группы армий «Юг» пополнение в размере трёх полков. 14 июня командующий 11-й армией повысил запрос до 4 полков. 16 июня первый из запрошенных полков был направлен в армию Манштейна. 18 июня немецкие войска прорвались к Северной бухте.



Падение бронебашенной батареи-30

По состоянию на 30 мая 1942 года личный состав батареи-30 состоял из 22 командиров и 342 краснофлотцев. 6 июня 1942 г. немцы применили для обстрела батареи сверхмощные орудия – две 600-мм мортиры типа «Карл». Противнику удалось вывести из строя вторую башню, в ней была пробита броня и повреждено одно орудие. В этот же день на позицию батареи-30 немецкая авиация сбросила 1000-кг бомбы. В ночь на 7 июня башня усилиями бригады рабочих под руководством бригадира С. И. Прокуды и гарнизона батареи была введена в строй, но могла действовать только одним орудием. 7 июня два 600-мм снаряда попало в первую башню.

В течение 9 и 10 июня батарея-30 вела огонь по боевым порядкам наступавшей немецкой пехоты, бронетехнике и артиллерийским позициям неприятеля, который вклинился в боевые порядки обороняющихся советских войск на участке 4-го сектора. К 10 июня береговая батарея могла вести огонь только двумя орудиями, по одному орудию в каждой башне. Инженерные сооружения сухопутной обороны батареи-30 были практически полностью разрушены и завалены. 11 июня советские войска пытались улучшить положение батареи ликвидировать прорыв сил неприятеля.


420-мм мортира «Гамма» .

Немцы всеми силами старался ликвидировать 30-ю береговую батарею, и ежедневно обстреливали ее из тяжелых орудий. Так, только 14 июня вражеская артиллерия выпустила по батарее-30 более 700 снарядов. Немецкие самолёты с ожесточением бомбили ее, но успеха не имели, хотя 15 июня на батарею было произведено до 600 авианалетов. 15–17 июня немцами силами от двух до четырех полков при поддержке бронетехники проводили наступление, планируя захватить деревню Буденовку и окружить береговую батарею №30. При этом прорвавшаяся 15 июня в район совхоза Софьи Перовской группа немецких солдат уничтожила линии связи батареи с городом. 16 июня перестала работать и радиосвязь, т. к. в ходе боя были уничтожены все антенны.

17 июня бронебашенная батарея-30 была окончательно окружена немецкими войсками. В помещениях окруженного укрепления осталось около 250 человек личного состава и бойцов 95-й стрелковой дивизии, морских пехотинцев. В соответствии с приказами командования, в случае блокирования батареи врагом, гарнизон должен был прорываться из окружения тремя отрядами, причем последний должен был взорвать позиции. Первый отряд в количестве 76 бойцов во главе с инструктором политотдела береговой обороны Калинкиным пошёл на прорыв кольца. Частью группы погибла, но части отряда удалось пробиться и доложить командованию о ситуации на батарее. Остальные затянули с выходом. В результате противник обнаружив выход первого отряда, усилил меры по блокаде позиций батареи и новый прорыв без внешней помощи стал невозможен. На совещании у вице-адмирала Филиппа Сергеевича Октябрьского (командующий Черноморским флотом и один из руководителей обороны Севастополя) было внесено предложение попробовать прорвать линию блокады батареи-30, чтобы освободить остатки гарнизона и подорвать батарею. 18 июня советские войска попытались деблокировать батарею. Но эта попытка не увенчалась успехом. Немцы успешно применяли артиллерию и авиацию и одновременно возобновили наступление. Ночью 18 июня гарнизон предпринял попытку прорваться к своим войскам, но немцы отбили её.

Немецкие части уничтожили проволочные заграждения и минные поля. Воронки, которые образовались в результате разрывов бомб, снарядов и мин, облегчили наступление немецких войск. Гарнизон внешнего оборонительного кольца был большей частью уничтожен, а его легкие оборонительные сооружения разрушены. 18 июня орудия сделали свои последние выстрелы и были выведены из строя попаданиями немецких снарядов. Все внешние укрепления были захвачены или уничтожены. Немецкие сапёры смогли подобраться к первой бронированной башенной установке и закидать её гарнизон гранатами. Остатки гарнизона батареи засели в подземных помещениях второй башни.

В следующие дни немцы пытались выкурить последних защитников батареи-30 из помещений с помощью подрывных зарядов, горючих масел и бензина. В результате подрывов в башенных установках начались сильные пожары и помещения заполнились дымом. 25 июня командир батареи майор Георгий Александер с группой бойцов прошёл через водосток к реке Бельбек и пытался прорваться к партизанам. Однако на следующий день, в районе деревни Дуванкой (ныне Верхнесадовое) группа была обнаружена и захвачена немцами. Александера опознали и расстреляли. 26 июня штурмовая группа немцев пробилась внутрь блока и захватила остатки гарнизона — 40 человек.


Немецкие солдаты на разрушенной башне №2 (западной) 30-й береговой батареи Севастополя.

Дальнейшие события

Манштейн снова запросил подкрепления. Для пополнения войск штурмующих Севастополь направили части из 371-й пехотной дивизии, которая прибыла на Кавказ для участия в летнем наступлении.

Новая попытка прорвать блокаду Севастополя 18 июня с помощью транспорта закончилась трагически. Транспорт «Белосток» на обратном пути был потоплен немецким торпедным катером. В результате снабжение Севастопольского оборонительного района морем в течение 13-20 июня обеспечивало только пополнение 20% потерь личного состава и около трети расхода боеприпасов. В июне Черноморский флот доставил в город более 21 тыс. человек, более 5,5 тыс. тонн боеприпасов, вывез из Севастополя около 19 тыс. раненых и 15 тыс. местных жителей. Подводные лодки доставили в Севастополь более 2,2 тыс. тонн боеприпасов, свыше 1 тыс. тонн продовольствия, 534 тонны бензина и вывезли 1303 раненых и жителей города.

Понимая, что ситуация критическая, советское командование попыталось ещё раз использовать тот же приём, что принёс успех в декабре 1941 года. Вечером 19 июня директивой Ставки Верховного Главнокомандования Северо-Кавказскому фронту предписали подготовить десантную операцию с целью захвата Керченского полуострова. Предполагалась высадка воздушного и морского десанта в районе Керчи. В первом эшелоне планировали высадить 32-ю гвардейскую стрелковую дивизию и три батальона морской пехоты. Но времени для концентрации сил и средств, организации высадки десанта уже не осталось. Через несколько дней стало ясно, что Севастополь обречён.

23 июня 1942 года по приказу командования СОРа остатки сил 4-го сектора отошли на южный берег Северной бухты. В этот же день в Севастополь прорвались «голубой крейсер» «Ташкент» (лидер эскадренных миноносцев) и эсминец «Безупречный». Они привезли часть 142-й стрелковой бригады и её вооружения. Вечером 26 июня в город в последний раз прибыл «Ташкент». Он привёз подразделения и оружие 142-й бригады и взял на борт 2300 раненых и местных жителей. О сложности прорыва к городу и ухода из него говорит возвращение «голубого крейсера» (был покрашен в голубоватый цвет) в Новороссийск. Начиная с 5 часов утра вплоть до 9 часов крейсер подвергался непрерывным атакам самолетов ВВС противника (в них участвовало около 90 машин). На корабль было сброшено более 300 бомб. Корабль получил несколько серьёзных повреждений, израсходовал весь зенитный боезапас. Только благодаря самоотверженности экипажа и помощи из Новороссийска корабль смогли довести до порта. Поход «Ташкента» стал последней попыткой прорыва блокады Севастополя крупными надводными кораблями.

В ночь с 28 на 29 июня без артиллерийской подготовки, под прикрытием дымовой завесы, части 22-й и 24-й пехотной дивизий форсировали Северную бухту на надувных лодках и закрепились на её южном берегу. Утром того же дня после мощнейшей полуторачасовой артиллерийской и авиационной подготовки немцы нанесли сильный удар из района Федюхиных высот и Новой Шули в северо-западном направлении и на Сапун-гору. Оборона войск 2-го сектора СОРа была прорвана.

Ранним утром 30 июня адмирал Октябрьский обратился к Семёну Михайловичу Будённому (командующий Северо-Кавказским фронтом) с донесением, в котором сообщил, что оборона СОРа продержится ещё 2-3 дня. Он запросил разрешение на эвакуацию самолётами командного и политического состава остатков Приморской армии. Будённый отправил донесение в Москву, а также предложил вывезти всё, что возможно и прекратить подвоз подкреплений. Командование Севастопольского оборонительного района подготовило предварительный список подлежащих эвакуации: от Черноморского флота – 77 человек, от Приморской армии — 78 человек. Эвакуации подлежал высший командный состав от комполка и выше и ответственные работники города. Ставка ВГК дало разрешение на эвакуацию.

Вечером 30 июня в каземате бронебашенной батареи №35 состоялось последнее заседание Военных советов Черноморского флота и Приморской армии. На батарее-35 был создан запасной флагманский командный пункт, а также дополнительно развернут узел связи. Ночью 29 июня на береговую батарею прибыл ВС флота, во главе с вице-адмиралом Ф.С. Октябрьским. Несколько позже на батарею перебралось руководство и штабы Приморской армии и Береговой обороны флота. На последнем совещании было принято решение о эвакуации командования СОРа, ВС флота и Приморской армии. Коменданту батареи-35 капитану А. Я. Лещенко отдали приказ подорвать батарею, после израсходования последних снарядов. Для координации действий последних обороняющихся частей в Севастополе оставляли командира 109-й стрелковой дивизии П. Г. Новикова (он попал в плен и погиб в немецком концлагере в 1944 году).

Последние дни

Система обороны Севастополя рушилась. Днём 30 июня был свёрнут командный пункт ПВО флота. Оборудование двух радиолокационных станций было сброшено в море. Остатки авиации СОРа перелетели с Херсонесского аэродрома в Анапу.

Надо отметить, что вывоз высшего командования стал сложной морально-психологической проблемой, как для эвакуируемых, так и для подчинённых. Вывоз высших командиров окончательно деморализовал значительную часть гарнизона. Люди чувствовали себя не только обречёнными, но и преданными. Поэтому уже 1 июля существовали только отдельные очаги сопротивления, сплошной линии обороны не было.

Тайного бегства не было. Процесс эвакуации шёл публично. Вечером 30 июня на Херсонесский аэродром стали приземляться транспортные самолёты. На аэродроме в этот момент была масса неорганизованных солдат с командирами. Были случаи, когда самолёты брали штурмом. Всего 30 июня вылетело 13 транспортных самолётов, они вывезли 232 человека, включая Октябрьского. Посадка на подводные лодки шла более организованно. Но и здесь не обошлось без происшествий. Из толпы не только слышалась брань, но и прозвучала автоматная очередь. Она попала в шедшего перед Иваном Петровым начальника отдела укомплектования Приморской армии Семечкину. Не выдержав психологического давления, начальник штаба береговой обороны И. Ф. Кобалюк вернулся и сказал, что погибнет со своими подчинёнными. Подлодки Л-23 и Щ-209 вывезли 180 человек.

Наиболее страшной была судьба раненых. С 21 мая по 3 июля СОР потерял ранеными более 55 тыс. человек. За это же период смогли эвакуировать 18,7 тыс. раненых. В результате в городе осталось более 35 тыс. раненых. Те, кто мог самостоятельно двигаться стали вечером 30 июня собираться в бухтах Камышовой и Казачьей в надежде на эвакуацию. Кроме самолётов и подводных лодок, для вывоза людей использовали тральщики, сторожевые корабли, катера и лёгкие плавсредства. Но попытка вывезти в ночь на 2 июля 2 тыс. командиров в целом провалилась, на корабли попали те, кто смог до них добраться. На побережье Кавказа вывезли более 500 человек командного состава и 1116 младшего комсостава и солдат. Часть пытающихся уплыть на импровизированных плотах была уничтожена немецкими самолётами, торпедными катерами, или взята в плен.

Часть защитников СОРа смогла прорваться в горы и присоединилась к партизанам. Бронебашенная батарея-35 стала одним из последних очагов сопротивления. 1 июля береговая батарея подверглась мощному налету немецких самолётов и артиллерийскому обстрелу. В течение дня батарее-35 расстреляла остатки боезапаса, ведя огонь практическими снарядами (боевые закончились) по немецким танкам у мыса Фиолент, и шрапнельными снарядами по вражеской пехоте в районе Камышовой балки. Надо отметить, что у мыса Фиолент бился прижатый к морю полк пограничников под началом полковника Рубцова и батальонного комиссара Смирнова. Рубцов получил приказ Новикова пробиваться к батарее-35. Из пограничников и бойцов и командиров из других частей и подразделений, оказавшихся в районе мыса Фиолент 1 июля, был создан сборный полк. Они не смогли пробиться к батареи. Раненые в этой атаке, полковник Г. А. Рубцов и комиссар А. П. Смирнов, чтобы не попасть в плен, застрелились.

Почти весь личный состав батарее-35 вел бой на позициях наружного кольца обороны. Ночью 1 июля группа немецких штурмовиков пробилась в район батареи между башенными блоками и правым командным пунктом. Командир батареи А. Я. Лещенко приказал уничтожить все оборудование и приборы управления стрельбой и отступить в массив батареи. В 0 часов 35 минут 2 июля с р

Операция "Лов осётра". К 70-летию падения Севастополя
7 июня 1942 года начался последний штурм Севастополя.

Амнистия к 70-летию Победы вступила в силу
Госдума объявила амнистию – 2015. Постановление об амнистии к 70-летию Победы принято, по примерным подсчетам Кремля, оно может коснуться 260 000 человек.

Выставка российских художников, приуроченная к 70-летию Победы, открылась в китайском городе Нанкин
Выставка «Победа! 1945-2015», организованная музейно-выставочным центром «РОСИЗО», открылась в Художественной галерее провинции Цзян Су в городе Нанкин. Ранее экспозиция была показана в Пекине и Ухане.

В России завершилась амнистия к 70-летию Победы
В России завершилась амнистия, объявленная к 70-летию победы в Великой Отечественной войне. В результате амнистии освобождены более 334 тысяч человек.


  • Батарея,
  • Оборона,
  • СОР,
  • Человек,
  • Сетополь
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: