Внешняя политика республики ("Yenicag", Турция)

Внешняя политика Турции в начале республиканского периода была основана на принципе «Мир в стране.

Мир во всем мире». Руководствуясь этим, Ататюрк стремился найти средство для того, чтобы излечить государство от ран недавней войны, а также наладить отношения с соседями, связи с которыми в течение долгих лет были нарушены, на основе взаимного доверия.


Такая политика соответствовала жизненным реалиям. Во внешней политике преобладали опыт, хладнокровие и знания, приобретенные в сражениях молодыми штабными офицерами и гражданскими служащими, находившимися между молотом и наковальней более 10-ти лет. В первые годы образования республики основной философией образования являлось «воспитание нашего человека». В результате — была основана образовательная система, воспитывающая людей, искренне любящих свою страну и постоянно задающихся вопросом, что я могу дать своей родине. В этой системе ключевыми факторами были историческое сознание, национальный язык и тюркский мир.

«Так же ясно, как виден восход солнца, вижу, как порабощенные тюркские земли станут свободными», – повторял Ататюрк, добавляя к этому утверждению следующие слова: «Советский союз – исторически важный для нас сосед. Мы всегда должны быть внимательными и дружелюбными в наших с ним отношениях. Благодаря этой дружбе, спасение тюркского мира произойдет раньше и благоприятней». Следовательно, основной целью нашей внешней политики был тюркский мир. Турция не бередила раны от невиданного насилия греков, не вписывающегося в правила ни одной войны, забыла о них, едва они затянулись. В такой же манере проводилась и политика по отношению к Англии и Франции, которые провоцировали Грецию, оказывали ей финансовую помощь и поставляли оружие. Советская Россия, наоборот, оказывала Турции материальную и военную помощь, всячески поддерживая борьбу турецкого народа за независимость.

В период национально-освободительного движения и после него отношения СССР и Турции активно развивались, и внедрение первого пятилетнего плана развития принесло Турции немало пользы, прежде всего — в технологической сфере. Эти позитивные события наткнулись на новый удар в сталинский период в связи с требованием «вернуть» России ряд турецких территорий. Это требование было жестко отклонено Турцией, которая была намерена сохранить территориальную целостность государства, даже под угрозой вооруженной борьбы.

Наши отношения с Ираном также находились в зоне повышенного внимания. Сегодня Иран – единственная соседняя страна, площадь которой больше нашей (вдвое больше площади Турции) и составляет 1,6 млн км2, с населением 75 млн чел. 46% населения Ирана – персы, 36% – тюркский народ. Иными словами, в случае войны против нас будет воевать 36% тюрков. Согласно моим личным исследованиям, уровень тюркского населения в Иране гораздо выше.

После территориального требования Сталина во внешней политике Турции больший вес стали приобретать отношения с Западом. В результате, мы вступили в НАТО, и самая многочисленная вооруженная армия в НАТО после США стала принадлежать Турции.

Членство в НАТО не способствовало вхождению Турции в западный мир, лишь обеспечило место на его окраине. Изначально альянс НАТО был образован для того, чтобы сохранить прибыль от транснационального монополистического капитала. Альянс по-прежнему на плаву, благодаря этой функции. После распада СССР угрожающим приоритетом в НАТО стал «Международный терроризм – радикальный ислам». НАТО возложило на себя и обязанности ООН. Место мягких методов ООН при разрешении возникающих споров заняли холодные и беспощадные меры НАТО. Ливия – самый свежий тому пример. Считается, что размещение системы ПРО в Кюреджике повысит значимость Турции для НАТО и западного мира. Последние решения, принятые НАТО по сирийскому вопросу, привели к тому, что шарик лжи лопнул.

Теперь нам необходимо всерьез задуматься о нашей внешней политике. Не может быть внешней политики, зависимой от одного человека или даже нескольких людей. Особенное значение мы должны придавать тому, что постепенно возрастает изоляция Турции. Враг не желает видеть Турцию независимой, стремится к разделению и раздроблению страны. Поэтому во внешней политике мы обязаны стать одним голосом, одним сердцем, одной головой.

После того, как наш самолет был сбит, стало совершенно очевидно, что мы не смогли найти поддержку у Запада. Результат последней встречи в Женеве должен послужить важным уроком для Турции. Наша страна должна выработать принципы безопасной и стабильной политики в регионе.

Об этом сообщает сегодня Военное обозрение.

Армения вынуждена проводить гибкую и осмотрительную внешнюю политику — премьер-министр
ЕРЕВАН, 13 окт — Новости-Армения. Армения вынуждена проводить гибкую и осмотрительную внешнюю политику, сказал глава армянского правительства Овик Абрамян на состоявшейся в Вашингтоне встрече с представителями армянской Диаспоры.

Станислав Тарасов: Турция может сменить векторы внешней политики
Премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган официально обратился к президенту России Владимиру Путину с сенсационной просьбой — принять Турцию в состав участников Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).

В Германском обществе внешней политики Эльмар Мамедъяров рассказал о приоритетах Азербайджана
Вчера находящийся с визитом в Германии министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров провел встречу один на один со своим германским коллегой Франком-Вальтером Штанмайером, встретился с советником канцлера Германии по вопросам…

К вопросу о перезагрузке российской внешней политики в ситуации нарастания внешних угроз
Авторы этой статьи неоднократно высказывались по поводу ущербности концепции «мягкой силы», взятой не так давно на вооружение российской дипломатией.


  • Турция,
  • НАТО,
  • Отношение,
  • Политик,
  • Война
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: