Владимир Путин не видит ничего предосудительного в развитии иранской ядерной программы

Ближневосточное турне Владимира Путина вызвало небывалый интерес не только в России и непосредственно в тех государствах, где он побывал (Израиль, Палестинская автономия и Иордания), но и в целом ряде других стран.

Французские издания в преддверии визита российского президента в Израиль высказывали мысли о том, что, дескать, вот теперь-то Путин сам и попадется в ловушку, из которой не сможет выбраться. Биньямин Нетаньяху, мол, заставит Путина если не встать на сторону Израиля в попытках того решить иранскую ядерную проблему с помощью воздушных ударов, то хотя бы выудит из Путина заверения в нейтралитете России в случае такой операции против Ирана.



Однако турне подошло к концу, но чаяния западной прессы вряд ли можно назвать оправдавшимися. Мало того, что Путин не внял пожеланиям полностью поддержать стремление Израиля с помощью бомб и ракет поставить крест на иранской ядерной программе, так еще и позволил себе совершенно противоположные высказывания. Российский лидер заявил, что не видит ничего предосудительного в развитии иранской ядерной программы, как не видит ничего продуктивного в новых санкциях в отношении Тегерана. Президент Российской Федерации во время своего ближневосточного турне высказался в том духе, что был бы очень рад, если бы Иран не делали изгоем, а наоборот – привлекли к решению региональных вопросов. По мнению Путина, Иран мог бы сыграть позитивную роль в вопросе урегулирования сирийского конфликта, потому что влияние Тегерана в регионе достаточно велико, как и его авторитет, который всеми силами пытаются принизить определенные группы заинтересованных людей. Путин не видит ничего общего между возможностью иранского участия в решении региональных конфликтов и его мирной ядерной программой, а потому потенциалы Ирана можно и нужно использовать в полной мере.

Если проанализировать слова Владимира Путина по поводу использования Ирана как возможного участника больших региональных контактов, направленных на воцарение мира в той же Сирии, то слова эти имеют под собой логические обоснования. На самом деле ни Ирану, ни Израилю не выгодно, чтобы у них под боком появлялся новый очаг радикального исламизма, подобный тому, который сегодня формируется в Ливии или Йемене. Ни в Тегеране, ни в Тель-Авиве не горят желанием, чтобы Сирия рванула пороховой бочкой, и отголоски этого взрыва докатились до израильского и иранского народов.
Однако вся беда в том, что сирийский конфликт уже успел выйти за пределы регионального. Слишком много сил сегодня за пределами ближневосточного региона, которым совершенно не выгодно, чтобы сирийский котел постепенно остывал, а жизнь в городах Сирии возвращалась в нормальное русло. Под разными предлогами кровавый конфликт раздувается с новой и новой силой, чтобы окончательно превратить Сирию в ближневосточную клоаку, которая окажется поделенной между радикальными исламистами, сыгравшими роль «мирных оппозиционеров», и теми, кто выделял средства этим «оппозиционерам» финансы и поставлял оружие.

Есть в этом вопросе и еще одна проблема – проблема двусторонних отношений между Израилем и Ираном, а если говорить точнее, то проблема полного отсутствия этих отношений. Представители израильских властей на слова Путина по поводу необходимости дать Ирану возможность продолжать исследования в области освоения мирного атома заявили, а как же быть с заявлениями Ахмадинежада о «сионистской раковой опухоли на теле Ближнего Востока, которую (опухоль) нужно уничтожить». Путин заявил, что такие слова, безусловно, недопустимы, но призвал израильтян не делать слишком поспешных выводов по поводу этих эмоциональных высказываний иранского президента.

Очевидно, что если бы Россия отвечала всем тем, кто говорит о том, что с Россией пора поступить так же, как иранский светский лидер хотел поступить с Израилем, то никаких войсковых потенциалов не хватит. Мы все прекрасно помним слова человека, который готовится поучаствовать в гонке за президентское кресло в США – Митта Ромни, заявившего, что Россия для США – враг №1. Так что же теперь, начинать выводить на оперативные просторы межконтинентальные баллистические ракеты с целью нанести удар по Соединенным Штатам. Стоит ли этот самый господин Ромни такого внимания к своей персоне – очевидно, что нет. Не заслужил, понимаешь…

Так вот путинские слова в адрес израильского руководства о необходимости быть сдержаннее в отношении высказываний Ахмадинежада — из той же серии. Мол, ну сболтнул человек лишнего – с кем не бывает, что ж теперь всю страну с 78-миллионным населением разбомбить только из-за длинного языка одного человека, даже если он ее президент. Американские президенты тоже могут в обычной склянке увидеть следы сибирской язвы, но так это клинические случаи, с которыми нужно разбираться сообща, а не спешить выжигать «очаг появления бактериологического оружия» «Томагавками».

В общем, Владимир Путин дал понять израильскому руководству, что пороть горячку – последнее дело, а нужно перейти на более прагматичные позиции в сфере отношений друг с другом. Можно ли это расценивать как попытки примирить Израиль и Иран? Вряд ли, потому что такое примирение, скорее, вообще невозможно в современных условиях. Но вот сделать над собой усилие хотя бы отказаться от взаимных заочных пощечин Израиль и Иран могут всегда, ведь Путин фактически обозначил, что у этих двух государств есть более серьезные враги, чем «ближневосточный сионизм» для Ирана и иранская ядерная программа для Израиля.

В общем, турне Путина показало, что сегодня в мире нет таких противоречий, которые нельзя бы было разрешить с помощью прагматичных многосторонних контактов. А это неплохое послание тем, кто видит разрешение любого конфликта исключительно в ковровых бомбардировках и бесконечных санкциях.

Об этом сегодня сообщает Военное обозрение.

Латвийцы не видят ничего плохого в контрабанде сигарет
Около половины — 45% — жителей Латвии не видят ничего предосудительного в продаже контрабандных товаров, а треть населения (34%) покупала в последнее время такие товары.

Путин не увидел политического подтекста в запрете мельдония
Президент России Владимир Путин не видит политического подтекста в запрете мельдония.

Ираклий Гарибашвили не находит ничего тревожного в заявлении Госдепартамента США
Премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили не видит «ничего тревожного» в заявлении Госдепартамента США от 12-го сентября, в котором высказана «обеспокоенность продолжающимися расследованиями и уголовными делами, возбужденными против оппозиции и политизированными судебными…


  • Путин,
  • Слово,
  • Израиль,
  • ИРАН,
  • Турне
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: