Российская армия: стройнее и опрятнее ("Foreign Policy", США)

Армейский военный колледж США (U.

S. Army War College) выпустил в этом месяце сборник статей под названием «Может ли Россия осуществлять реформы: Экономические, политические и военные перспективы» («Can Russia Reform: Economic, Political and Military Perspectives»), подготовленный собственным Институтом стратегических исследований (Strategic Studies Institute) под редакцией профессора колледжа Стивена Бланка (Stephen Blank). Профессор Нью-Йоркского университета Марк Галеотти (Mark Galeotti), который на протяжении многих лет занимается изучением российских вооруженных сил и служб безопасности, опубликовал в сборнике статью о реформировании российской армии. По мнению Галеотти, коррупция, неэффективное руководство, устаревшая доктрина, а также обнищание России после распада Советского Союза ослабили когда-то внушительную военную мощь России и превратили армию в малоэффективное сборище людей. В 2007 году президент Владимир Путин перевел Анатолия Сердюкова, тогдашнего главного налогового инспектора, на должность министра обороны и поручил ему навести порядок в армии, а это — задача, с которой многочисленные предшественники Сердюкова так и не справились. Учитывая стоящие перед ним колоссальные бюрократические препоны, его борьба за реформирование ведомства только началась. И то, сможет ли он, в конце концов, справиться с этой задачей, напрямую скажется и на соседях России, и на будущем контроле над ядерными вооружениями, и на уверенности путинской внешней политики.

Если бы дело касалось только проблемы соблюдения прав человека, то с вопросом реформы российской армии было бы все понятно. Десятилетиями военнослужащие, проходящие военную службу по призыву – а это практически всегда те молодые люди, семьи которых не могут откупиться от армии – страдают от жестокого обращения, так называемой дедовщины, иерархической традиции «повелителей мух», согласно которой более старшие военнослужащие регулярно избивают новобранцев без всякого повода, имеющего отношение к службе. По материалам исследования, проведенного Галеотти, 80% российских солдат признались в том, что их избивали, после чего 33% из них либо были вынуждены лечиться в госпитале, либо были уволены со службы по состоянию здоровья. Еще 20% были уволены до окончания срока службы в связи с ухудшением состояния здоровья из-за неполноценного питания, антисанитарии или неквалифицированной медицинской помощи. А в таких условиях современная эффективная армия существовать не может. Под давлением общественности, которая требовала облегчить условия службы в армии, срок службы был сокращен с двух лет до одного года, но это привело к тому, что основной контингент солдат-срочников можно задействовать в тактических целях лишь в течение двух месяцев перед увольнением.

И хотя карательные санкции в отношении Грузии, проведенные в виде военных действий в августе 2008 года, оказались успешными и подействовали на Тбилиси устрашающе, они выявили грубые просчеты в руководстве, командовании и управлении российской армией, в подготовке личного состава. Это особенно заметно на фоне требований, предъявляемых в войсках Запада и активно развивающейся армии Китая. Короткая операция в Грузии вдохновила Сердюкова и начальника Генштаба Николая Макарова на активизацию программы военного реформирования. Но их реформы удивительным образом напоминают те изменения, которые происходили в армиях Запада в последние десятилетия. Они предусматривают отказ от всеобщей воинской повинности, комплектование личного состава на контрактной основе, формирование профессионального сержантского корпуса. Также планируется провести сокращение раздутого офицерского состава почти на 60%. В целях повышения оперативности в армии осуществляется перегруппировка сил и создание новых основных боевых соединений: громоздкие дивизии переформируют в более компактные и мобильные бригады. В армии США все это было сделано семь лет назад. Армейские специалисты США по планированию пришли к выводу, что бригады легче передислоцировать и обеспечивать, к тому же, боевые командиры получают возможность выбора в принятии решений и свободу действий. Для того, чтобы еще больше повысить роль боеспособности войск и отказаться от их высокой численности при плохой оснащенности, некоторые чиновники министерства обороны намерены в ближайшие 10 лет сократить численность армии с миллиона военнослужащих до 500 тысяч, что примерно будет соответствовать численности армии США.

Для того, чтобы протолкнуть эти реформы, Сердюкову и Макарову пришлось вторгнуться в сферу чужих интересов и нарушить глубоко укоренившиеся традиции. Движимый побуждениями почти детективного характера, а также воспользовавшись случаем и вооружившись всеми средствами, Галеотти проанализировал существующее положение, чтобы ответить на вопрос, обладают ли кремлевские руководители волей, твердым намерением и стимулом для осуществления реформ в армии, хватит ли у них для этого средств и смогут ли они преодолеть те ведомственные барьеры, которые свели на нет все предыдущие усилия в этом направлении.

По мнению Галеотти, руководство российского министерства обороны, наконец-то, осознало, что массовая мобилизация и армия численностью в несколько миллионов солдат – в худших традициях холодной войны – не самый удачный вариант решения сегодняшних требований безопасности России. Наземные силы НАТО угрозы не представляют. Российские стратеги полагают, что современные профессиональные соединения быстрого развертывания, которые предусмотрены новой структурой войск на основе бригад, станут лучшим ответом на гипотетическую наземную угрозу со стороны Китая. Самой главной задачей Кремля на сегодняшний день является сохранение порядка и осуществление контроля над «ближним зарубежьем», пресечение еще на начальной стадии проявлений нестабильности, возникающих вдоль российских границ. Несомненно, Кремль надеется избежать повторения жестких и неконтролируемых военных действий в Чечне, которые осуществлялись плохо подготовленными и неграмотно управляемыми призывниками. В подобных обстоятельствах гораздо эффективнее будет задействовать более компактную, легко передислоцируемую и мобильную профессиональную армию, с которой взаимодействовали бы отряды, имеющие опыт работы со спецслужбами соседних стран. В отношении безопасности обстановка, сложившаяся вокруг России, требует весьма активных действий по замене массовой армии призывников на более компактную профессиональную армию.

Но найдет ли Россия достаточные человеческие и интеллектуальные ресурсы, чтобы осуществить такую замену? Сокращение численности населения России, особенно — молодежи, делает необходимым сокращение численности армии уже сейчас. Чтобы сохранить сегодняшнюю армию, в которой призывники служат один год, потребуется ежегодно призывать на службу 600-700 тысяч человек. Однако ежегодно комиссии признают годными лишь 400 тысяч призывников, и эта цифра через некоторое время уменьшится. Благодаря проводимым Сердюковым сокращениям в рядах офицеров, из армии были уволены те их них, кто не желал учитывать эти демографические реалии и не смог признать недочеты и недоработки, существующие в российской армии на фоне армейских стандартов, которыми руководствуются их западные противники.

Но даже после этого Сердюков и Макаров сталкиваются с яростным сопротивлением бюрократической машины, на преодоление которого могут уйти годы. Реформа может помешать осуществлению тех коррупционных махинаций, которые позволили обогатиться некоторым офицерам и чиновникам министерства обороны. По мнению представителя военного следственного комитета, ущерб, нанесенный военному бюджету в результате заключения контрактов за взятки, а также использования средств в личных целях и кражи солдатского жалования офицерами, составляет 20% от общей суммы военного бюджета. У компаний, осуществляющих поставки для армии, также имеются наработанные схемы «откатов» за поставку некачественного и ненадежного оборудования, поэтому у них тоже есть все основания противодействовать реформам.

И все же всем этим противникам реформ приходится считаться с новыми правилами. Сердюков привел за собой в министерство гражданских заместителей – людей со стороны, которые осуществляют контроль за работой министерства и генералитета. Кроме того, он продемонстрировал готовность сотрудничать с зарубежными поставщиками – о чем свидетельствует, например, покупка французских десантных кораблей, итальянской бронетанковой техники и израильских беспилотников. Все это направлено на то, чтобы обойти отечественных поставщиков и заставить их модернизировать производство. И, наконец, те из чиновников, которые надеялись пересидеть Сердюкова и его покровителя Путина, должны смириться с тем, что теперь Путин – пожизненный президент.

Галеотти считает, что возможности для реформирования российской армии сейчас велики как никогда, во всяком случае – в последние 20 лет. В случае успеха через 10 лет российская армия станет более компактной, профессиональной, мобильной и более способной к адаптации.

Будет ли такой результат противоречить планам военных стратегов США, и станет ли он поводом для их беспокойства? Фактически более компактная и мобильная российская армия, сосредоточенная на проблемах «ближнего зарубежья» сможет в какой-то мере даже послужить интересам США. Такая модернизация российской военной мощи поможет отвлечь внимание и ресурсы Китая и Ирана от попыток сравняться с военным потенциалом США. Кроме того, американские военные стратеги будут весьма признательны министерству обороны России, если оно направит свои силы на обеспечение безопасности вокруг своей страны вместо того, чтобы наращивать ядерный потенциал ракет дальнего действия и расширять экспедиционные оперативные формирования. И, наконец, российские руководители даже не станут рассматривать вопрос о тактическом ядерном оружии, если будут уверены в том, что армия сможет защитить страну с помощью обычных вооружений.

На реформирование российской армии потребуются деньги – как на повышение довольствия военнослужащих и улучшение условий службы, так и для закупки современной военной техники и обучения в условиях, максимально приближенных к боевым. Падение цен на нефть может сказаться на российском бюджете и, вполне вероятно, положить конец надеждам Кремля на военную реформу. И тогда – без денег и с плохой армией – Сердюкову и Макарову придется разрабатывать новый план, который позволил бы им контролировать ближнее зарубежье.

Об этом сообщает Военное обозрение.

Давайте признаем — санкции провалились ( Foreign Policy, США )
Европа обсуждает вопрос о возобновлении экономических связей с Россией.

Foreign Policy: США могут проиграть газовую войну России
МОСКВА, 24 янв — РИА Новости. Экспорт газа из США, который должен начаться в феврале-марте, может привести к совсем не тем последствиям, которых ожидали американцы, и укрепить позиции России на…

Дети халифата ("Foreign Policy", США)
Они стоят в первом ряду во время казней, когда жертв обезглавливают и распинают на кресте в городе Ракка, ставшем оплотом «Исламского государства» в Сирии.

Американский исследовательский центр совместно с Пентагоном пришли к выводу, что российская армия за трое суток разгромит натовский контингент в Прибалтике
Американский стратегический исследовательский центр RAND Corporation совместно с представителями Пентагона провёл «симуляцию военных действий в Восточной Европе».


  • Армия,
  • США,
  • Служба,
  • Оборона,
  • Реформа
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: