С какой целью Владимир Путин осуществляет ближневосточное турне?

Продолжается ближневосточное турне российского президента Владимира Путина.

В ходе этого турне главой России запланировано посещение трех государств – Израиля, Палестинской автономии и Иордании.



Очевидно, что такая поездка назревала давно, так как обстановка на Ближнем Востоке сейчас накалена до предела. Сирийский вопрос уже более года не только не может быть разрешен, но еще и больше продолжает уходить в сторону военного вмешательства, налицо проблема с иранской ядерной программой. Находится в стадии «медикаментозного сна» палестино-израильский конфликт. В общем, вопросов столько, что могло бы хватить на добрые полдюжины поездок.

Помимо всего прочего мало впечатляющей остается экономическая ситуация в отношениях между Израилем и Российской Федерацией. Российско-израильский товарооборот не выходит за пределы 2,7 миллиардов долларов в год, израильские инвестиции в российскую экономику составляют менее $97 млн., израильский сектор во внешней торговле Российской Федерации составляет всего лишь 0,3%. При совокупных потенциалах двух стран такие цифры выглядят просто смешными.

В связи с большим количеством проблем, возникших в плане реализации российских интересов на Ближнем Востоке многие эксперты не склонны полагать, что визит российского станет по-настоящему прорывным. Многие ссылаются на предыдущую поездку Путина в 2005 году, после которой по большому счету никаких важных документов подписано не было. Вот и в этот раз израильские власти говорят о том, что состоялся целый ряд двусторонних встреч, в ходе которых, в основном, обсуждались политические проблемы вокруг Сирии и Ирана, но документального подтверждения договоренностей оформлено не было. Это натолкнуло политологов на мысль о том, что Путин решил прозондировать почву перед тем, как ввести российские военные корабли в сирийские территориальные воды: мол, не возникнет ли у Израиля негативной реакции по этому поводу. Однако если такой вопрос Путин в адрес Биньямина Нетаньяху и задавал, то естественно на публику он его не озвучил, и, честно говоря, было бы слишком наивно такое звучание ожидать. Да и само предположение о заискивании Путина перед Израилем в плане «выпрашиваний» позитивных оценок на ввод российских военных судов в сирийские порты выглядит слишком маловероятным.

Более логично было бы предположить, что России сейчас нужно заручиться поддержкой тех граждан Израиля, которые являются выходцами из СССР, ведь именно эти люди в большей своей массе не всегда готовы поддерживать ту политику, которую Израиль нередко проводит в прямой увязке с Соединенными Штатами Америки. Если в ходе своего визита Владимиру Путину хоть каким-то образом удалось настроить антиамериканский израильский электорат в пользу российского варианта разрешения вопросов, связанных с Сирией и Ираном, то это можно будет считать большим достижением. При всей решительности израильских властей решать проблему с тем же Ираном исключительно с помощью ракетно-бомбовых ударов эти самые власти не пойдут против воли большого количества своих избирателей.

Естественно никаких прямых политических обращений к гражданам Израиля Владимир Путин не адресовал, но зато делал особый акцент на том, что у России и Израиля много культурных и исторических общностей, которые должны послужить поводом для всеобъемлющей интеграции. Российский и израильский президенты много говорили о победе советского народа над фашизмом, которая в свое время переломила ход истории, избавив мир от коричневой чумы. Насколько такие слова впечатлили израильтян, еще предстоит узнать, но политических дивидендов Владимиру Путину и, как следствие, общей роли России в урегулировании проблем на Ближнем Востоке такие слова однозначно добавили.

Израильская поездка Путина все же оставила больше вопросов, нежели ответов. До конца осталось неясно, насколько готово израильское руководство прислушиваться к российскому голосу, и в то же время непонятно, насколько российская власть собирается учитывать интересы того же Израиля в регионе. Казалось бы, есть общие проблемы, которые нужно решать.

Одной из главных проблем является ситуация с нарастающим исламистским влиянием на просторах от Северной Африки до Дамаска. Но в то же время нацеленность Израиля исключительно на то, чтобы нанести удар по Ирану, может спровоцировать исламистский бум в этом государстве, который будет много большим, чем исламистский расцвет в Ливии или Египте. Иран после гипотетических ударов Израиля может стать пристанищем для исламистов всех мастей. Эта исламистская волна может достаточно эффективно при поддержке внешних сил перебраться на Южный Кавказ, прикаспийские регионы. А это уже, как мы понимаем, явно не входит в интересы России. Вот и получается, что российско-израильское партнерство, оно с одной стороны есть, а с другой стороны оно настолько противоречивое, что легко может лопнуть как мыльный пузырь.

Сегодня главный вопрос итогов поездки Путина в Израиль заключается в том, насколько удачно удалось российскому президенту озвучить обеспокоенности России по поводу готовности израильского удара по Ирану и поддержке Тель-Авива военной интервенции в Сирии. Возможно, Путину удалось убедить Нетаньяху, что сегодня военная операция против Ирана и Сирии – это петля на шее не только Ближнего Востока, но и других регионов, потому что в итоге это может привести к колоссальному противостоянию цивилизаций, где победителей, как известно, не бывает.
Примечательно, что после пребывания в Израиле Владимир Путин отправился в гости к Махмуду Аббасу. Лидер Палестинской автономии высказал слова благодарности в адрес России о том, что она продолжает участвовать в процессе мирного урегулирования арабо-израильской проблемы. Аббас заявило своей поддержке позиции России по поводу того, что сирийский конфликт – это внутреннее дело Сирии, народ которой без иностранного вмешательства способен вывести ситуацию из конфликтной стадии.

Очевидно, что поездки в Израиль и Палестину демонстрируют готовность российского руководства подчеркнуть, что Москва не склонна занимать в конфликте определенную сторону в ущерб стороне другой. Насколько сегодня такая позиция может быть продуктивной, сказать сложно. Ведь попытки «дружить со всеми» часто могут быть восприняты как попытки двойной игры. И здесь возникает очередной вопрос: насколько Путину удалось убедить и Тель-Авив и Рамаллу в том, что позиция России заключается именно в нацеленности на урегулирование ситуации исключительно мирным путем. Ведь, как известно, даже плохой мир лучше, чем хорошая война.

В итоге стоит сказать, что ближневосточная поездка Владимира Путина – это некое послание по поводу обеспокоенности со стороны России ситуацией в регионе, по поводу того, что Россия не собирается отмалчиваться в сторонке, пока судьбу региона будут вершить силы, которые способны принести сюда очередное зло. Остается надеяться, что российские чаяния не останутся обычным сотрясанием воздуха. Остается надеяться…

По материалам сайта Военное обозрение.

Закончилась прямая линия с президентом России Владимиром Путиным
Закончилась 12-я прямая линия с президентом России Владимира Путина с россиянами. Мероприятие длилось 3 ч 56 мин.

«Прямая линия» с Владимиром Путиным пройдет 14 апреля 2016: начат прием вопросов
Прямая линия с президентом РФ Владимиром Путиным, в рамках которой он традиционно будет отвечать на вопросы россиян, состоится 14 апреля в 14-й раз.

С кем воюет Владимир Путин?
Идея российского президента создать международную коалицию для борьбы с «Исламским государством» сама по себе неплоха. Однако это потребует огромных жертв — в первую очередь, со стороны самой России.

Порошенко заявил, что визит в Крым Владимир Путин должен был согласовать с ним
Президент России Владимир Путин осуществляет рабочий визит в Крымский федеральный округ.


  • Израиль,
  • Путин,
  • Повод,
  • Вопрос,
  • Сирия
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: