Есть ли адекватный ответ на «список Магнитского»?

Свершилось… Комитет по иностранным делам Сената Соединенных Штатов Америки единогласно одобрил уже ставший знаменитым список Магнитского.

60 граждан России, а также члены их семей отныне не имеют права въезжать на территорию США, их счета в американских банках замораживаются. Причинами инициатор создания «списка Магнитского» сенатор Кардин называет то, что именно эти 60 лиц были, так или иначе, причастны к смерти адвоката британского фонда «Эрмтитейдж Кэпитал Менеджмент» в московском СИЗО.

Патологические сторонники американских демократических норм возрадовались по поводу редкого единодушие американских сенаторов: мол, в России никто не хочет решать проблемы прав человека, так пусть хоть американцы преподадут урок. Аплодисменты раздались в целом ряде демократических изданий на территории России. Авторы искренне порадовались тому, как Кардин сотоварищи в одночасье обменяли поправку Джексона-Вэника, разговор об отмене которой длиться уже ни один десяток лет, на новые условия для России. Правда, поправку тех самых Джексона и Вэника, как бы это выразиться, не совсем обменяли. Теперь к ней, так сказать, до кучи добавился еще и список Магнитского. В итоге новое «интегрированное» положение можно называть КВД (не путать с кожно-венерологическим диспансером) – модель Кардина-Вэника-Джексона. Если собрать воедино всё, что эти акты и поправки регламентируют, то выходит некий собакоуткоёж, сочетающий в себе озабоченность американцев нарушениями прав человека в России с одновременным запретом на выезд евреев из СССР. Как-то так…

Безусловно, все эти сенатские стенания вокруг того, какую бы еще придирку для Москвы найти на ровном месте, напоминают обычную мышиную возню. Да, многие из тех 60 лиц, которых американцы решили не впускать к себе в страну с одновременным замораживанием их счетов, говоря честно, вызывают не так много уважения, как хотелось бы. Но ведь дело не в том, для кого именно вывешивают новый железный занавес американские власти, а дело в принципе развития отношений между двумя странами. Пока налицо очевидная проблема такого рода развития.

Налицо еще и то, что любой американский президент в США – человек подневольный. Положение у него такое, что он тряпичной куклой насажен на чью-то мускулистую руку, которая эту куклу может вращать в разные стороны. И складывается впечатление, что такая мускулистая рука в США весьма и весьма сильна, потому что пойти против сокращения ее мышц ни один американский президент последних лет так и не смог себе позволить. И ведь сила эта – не столько парламент, что можно было бы списать на демократические нормы, а лишь небольшая группа лоббистов, способная «убеждать» всех в своей «правоте».

Список Магнитского, который по старой доброй традиции американские сенаторы связали с нарушениями прав человека, оказывается, прикрыт еще и своеобразной законодательной ширмой. Эта ширма выражается в том, что перечень тех лиц, которые подпадают под американские санкции, будет секретным. То есть, если вдруг к обозначенному числу в 60 российских чиновников будут добавляться новые люди (а они, надо полагать, добавляться будут), то имена этих «неудачников» не будут оглашаться. Получается, что американские законодатели решили устроить некий «демократический междусобойчик», когда они сами (может быть, даже за стаканом виски с содовой) будут решать, кто же еще войдет в этот список, который является покрытым густой сенаторской таинственной пеленой.

Руководствуясь именно «секретностью» списка Магнитского, можно предположить, что теперь новые позиции в него будет заносить исключительно сенатор Кардин и его коллеги, исходя из сугубо личных «симпатий»: кто-то позволил себе далеко не в позитивном духе высказаться в адрес демократизаторских принципов США, кто-то допустил непереводимую игру слов в адрес самого Беджамина Кардина, кто-то назвал действия Вашингтона пережитками холодной войны – будь любезен – попадай в список.

После того, как список Магнитского был принят в США окончательно, зашевелились и в России. Пускать ситуацию на самотек вроде бы и нельзя, но, в то же время, говоря объективно, никакой симметричной ответной реакции Москва предложить вряд ли сможет. А если не сможет предложить реакцию симметричную, значит, нужно поработать с асимметрией. Ведь если оставить воплощенную в жизнь идею сенатора Кардина, то уже через некоторое время количество актов, списков и поправок, направленных против России будет расти как на дрожжах.

Итак, американским гражданам тоже пора дать понять, что на каждый их хитрый список у России найдется свой список специфического характера. Михаил Маргелов, являющийся председателем комитета Совета Федерации по международным делам, заявил, что «закон имени Магнитского» может спровоцировать такие ответные действия со стороны России, вследствие которых она перекроет кислород некоторым американским бизнесменам, активно осваивающим финансовые просторы России. Кстати, ход такого плана может стать весьма действенным, ведь запрет на въезд для американских бизнесменов можно подкрепить еще и заморозкой их счетов, которые питают совместные проекты. А уж там, где вопрос касается американских денег, да еще и кем-то замороженных, может разморозить эмоции любого конгрессмэна США. И ведь причин для барьера американским финансистам можно найти куда больше, чем количество таких причин, найденных для россиян в Сенате. Москва вполне может озаботиться ситуацией с правами человека в самих США: кадры с разгона демонстраций «Оккупируй Уолл-стрит» тому могут служить доказательством. Вопрос с осуждением Виктора Бута тоже можно использоваться для создания своего списка. Да мало ли причин можно найти в стране, которая сама эти причины генерирует.

Кто-то скажет: ну вот и закрутилось колесо взаимных претензий, «списков», поправок и прочего. Но, позвольте, разве Россия это начинала. Может быть, России снова нужно безропотно повиноваться любому принятому в ее отношении решению иностранных политиков, расписываясь в политической беспомощности. Да здесь дело уже упирается в государственную честь. Если эта честь имеется, то государственная власть должна, несмотря ни на что, отстаивать интересы своих граждан. В конце концов, принципы международного права еще никто не отменял, хотя кое у кого руки так и тянутся подогнать эти принципы исключительно под себя.

Об этом пишет сегодня Военное обозрение.

МИД России зеркально ответил на список Магнитского в США
Россия ответила на «список Магнитского», утвердив документ, согласно которому некоторые высокопоставленные вангтонские чиновники не смогут въезжать в Россию. Таким образом Москва отреагировала на санкции США, которые ввели та называемый «список Магнитского».

На «список Магнитского» ответят «законом имени Димы Яковлева»
«Единая Россия» собирается переименовать ответный законопроект на «акт Магнитского» в честь детей, погибших от рук американских усыновителей.

СПЧ счел ответ на «закон Магнитского» неконституционным
Эксперты совета по правам человека при президенте РФ обнаружили несоответствие между законом, принятым в ответ на «закон Магнитского», и Конституцией России.


  • США,
  • Список,
  • Человек,
  • Кардин,
  • ЧИН
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: