Украина-Россия: перерастание сырной войны в ракетно-космическую

Газовые войны между Украиной и Россией стали явлением обыденным и никого не удивляют.

Сырная война тоже приелась и неинтересна. Стремясь сделать «меню» более разнообразным, Кремль затевает ещё и войну ракетно-космическую. Нет, перебрасываться ракетами через недемаркированную и неделимитированную до сих пор украино-российскую границу никто не будет, по крайней мере, пока что. К тому же, в ответ на гипотетические ракетные залпы, Украине отстреливаться нечем, ибо всё разворовали, продали и пропили. Вопрос намного прозаичнее и лежит в шкурно-экономической плоскости: Москва больше не хочет делиться с Украиной деньгами от коммерческих космических пусков. Хотя возможны и геополитические причины…

Впрочем, высшее руководство России пока помалкивает. О возможном сворачивании российско-украинской космической программы «Днепр», в которой участвует также Казахстан, недавно сообщило российское информагентство “Интерфакс” со ссылкой на неназванный источник: министерство обороны России якобы подготовило заключение, согласно которому реализация программы становится экономически невыгодной и опасной для экологии. Если «слив» информации является правдой, то это будет иметь серьёзные последствия.

Изучаем матчасть

«Днепр» — это коммерческое название тяжёлых межконтинентальных баллистических ракет РС-20, которые в советское время производил днепропетровский завод «Южмаш». В классификации НАТО ракета имеет название SS-18 Satan, т.е. «сатана». Этот смертоубийственный агрегат имеет стартовую массу 211 т, длину 34 м, диаметр 3 м. Ракета способна вывести на орбиту высотой 300-900 км космический аппарат или группу спутников массой до 3.7 т. Стоимость запуска “Днепра” составляет около 31 млн. долл. Больше такие ракеты не производятся. В ходе ракетно-ядерного разоружения Украина в 1990-х годах полностью избавилась от стратегических и оперативно-тактических ракет, и сейчас они остались на вооружении российских ракетных войск стратегического назначения (РВСН).

Запуском ракет по российско-украинско-казахстанской программе «Днепр» занимается совместная российско-украинская компания «Космотранс». Начиная с 1999 года, состоялось 17 пусков ракет, в результате которых в космос были выведены 62 аппарата, в том числе таких стран, как Италия, Германия, Малайзия, Великобритания, Таиланд, Саудовская Аравия, Египет, США, Япония, Франция, ОАЭ, Испания и Россия. Пуски производятся с космодрома Байконур в Казахстане, а также с позиционного района Ясненской ракетной дивизии российских РВСН в Оренбургской области.

Если верить упомянутому «сливу» информации, в скором времени эту программу могут ликвидировать. По некоторым данным, аппараты “Днепр” заменят ракетами российского производства “Союз-2-1В”, “Ангара” и “Рокот”. Российские эксперты утверждают, что свертывание программы не отразится на космической промышленности России. Член-корреспондент Российской академии космонавтики им. Циолковского Юрий Караш заявил в СМИ, что гражданские ракеты должны быть экологичными и безопасными, а конверсионные SS-18 (“Днепр”) не соответствуют современным требованиям, предъявляемым к гражданским ракетоносителям. Но если пуски не производить, это может обойтись дороже и оказаться ещё опаснее для экологии.

Собственно, официальных заявлений от высшего руководства России может и не последовать. А зачем, если можно просто волокитить тему на уровне клерков, как это 15-20 лет делается по вопросам Ан-70, демаркации и делимитации границы, активов СССР и так далее. К тому же, в России «добрый царь» часто на самом деле не знает, что вытворяют сидящие на дорогостоящих оборонных программах «плохие бояре», движимые шкурными интересами.

Утилизация космическим стартом

В 1991 году СССР и США заключили договор о сокращении наступательных вооружений, который теперь выполняет Россия, являющаяся правопреемницей Союза. Согласно договору ракеты SS-18 должны быть уничтожены. К тому же, их срок годности оканчивается, продление ресурса запрещено указанным договором, для ряда агрегатов это технически невозможно. Кроме того, США и Россия сейчас активно избавляются от ракетно-ядерных арсеналов времён холодной войны по причине их бессмысленности, опасности и неоправданно высоких расходов на содержание.

Но стратегическую ракету просто так на мусорник не выбросишь. Кроме ценных материалов, она содержит крайне токсичные вещества, прежде всего ракетное топливо. Поэтому снимаемые с боевого дежурства ракеты необходимо утилизировать, что очень дорого и опасно для экологии. Запуск в космос с коммерческими целями является одним из самых выгодных способов утилизации ракет.

Хотя и здесь приходится нести затраты. Для космического запуска используются ракеты, до этого более 20 лет стоявшие на боевом дежурстве. После вывода из боевого состава РВСН они два-три года хранятся в арсенале, где нет условий для соответствующих регламентных работ. Чтобы после этого подготовить космический пуск, нужно заменить большое количество комплектующих, провести значительный объем проверок. Это все — дополнительные затраты.

Но при этом ракетно-космическая отрасль, российская армия получает дополнительные средства для поддержания обороноспособности, страны участницы имеют поступления от высокотехнологического экспорта, развивается научно-технический потенциал, тысячи квалифицированных специалистов имеют работу, крайне токсичное ракетное топливо выгорает в ходе пуска и вывода на орбиту. Украине эта программа выгодна, поскольку без наших специалистов и комплектующих с «Южмаша» такие пуски невозможны.

Более того, россияне не могут запустить днепропетровские ракеты без наших спецов и комплектующих! Они даже не могут осуществлять многие виды регламентного технического обслуживания тех ракет, которые ещё находятся на боевом дежурстве! Поэтому наши специалисты не вылезают из командировок в Россию, а «Южмаш» и КБ «Южное» с этого имеют кое-какой доход. Естественно, что эти подробности, как минимум, особо не афишируются. Но на дворе уже давно не советские времена, когда подобная информация была строго засекречена, а потому «инфа» часто сливается в СМИ, прежде всего из шкурно-коммерческих побуждений.

Даже ракеты, только что снятые с боевого дежурства, прямо так в космос не пойдут, им нужно провести переналаживание, модификацию и обслуживание, и здесь опять без наших людей и комплектующих россияне обойтись не могут. Тем более, если речь идёт о ракетах, которые несколько лет провалялись в российских арсеналах, особенно с учётом бардака рассейского.

Аэро-космический саботаж «a la russe»

Просто так прекратить программу тоже нельзя, поскольку она осуществляется на основе действующего украино-российского межгосударственного соглашения. Еще в январе стороны заявляли о намерении сотрудничать и далее. В частности, полномочный посол РФ в Украине Михаил Зурабов проинформировал премьера Украины Николая Азарова, что Дмитрий Медведев, на тот момент президент России, принял решение о продолжении реализации украинско-российской программы. Теперь же ее будущее туманно.

Российские и украинские эксперты сходятся на том, что решение о прекращении программы может быть принято только на межправительственном уровне. Но известны случаи, когда бюрократическая волокита в минобороны России уничтожала на корню перспективные проекты российско-украинского сотрудничества. Ярким примером может служить печально известный военно-транспортный самолёт Ан-70, относительно которого было подписана масса договоров и произнесена уйма торжественных речей о российско-украинском научно-техническом сотрудничестве. Но реализацию проекта уже много лет саботируют российские генералы и военно-промышленные корпорации, не желающие делиться военными заказами с Украиной. Даже «великий и ужасный» Путин эту ситуацию переломить не может или не хочет, хотя в программу Ан-70 вложены значительные российские средства. В итоге Россия и Украина до сих пор не имеют нового военно-транспортного самолёта, а «донашивают» старые советские Ил-76, а также совсем древние Ан-22 и Ан-12. Точно так же застопорились развитие и постройка новых самолётов-тяжеловозов типа Ан-124 «Руслан», и Россия «добивает» старые машины советского производства, с горем пополам продлевая их ресурс, что рано или поздно чревато трагедией. А легендарный супертяжеловоз Ан-224 «Мрія», который гениальный конструктор Антонов задумывал, кстати, как платформу для воздушного старта в космос, существует в единственном экземпляре и превратился в этакого музейного «динозавра», зато воздушно-космический старт уже вовсю осваивают американцы. Проблема в том, что Ан-70, -124, -224 являются совместным украино-российским детищем, и по отдельности страны производить их не могут.

В авиапроме Россия ищет кооперации с Индией и Китаем, чтобы под свои технологии, точнее под оставшиеся советские технологии, часто невозможные без кооперации с Украиной, получить финансирование азиатских гигантов. До сих пор Россия рассматривалась в качестве источника финансирования разработок украинского авиапрома точно так же, как Россия видит Индию и Китай в качестве источника финансов. Но Россия делиться деньгами с Украиной не хочет, делится ей особо нечем, да ещё и своим надо, чтобы было что украсть.

Правда, в последнее время по тематике Ан-70 и -124 началось оживление. Минобороны России включили их производство в долгосрочные программы. Но по большому счёту, оно «по барабану» — что там генералы вычеркнули из программы или записали в оную. Особенно, если учесть, что уже были «жилищная и продовольственная программы до 2000 года» и даже «коммунизм до 1981 года». Им программы малевать, что с горы катиться! Главное, чтобы бабки из бюджета можно было дерибанить!

По последним данным, Медведев, который теперь служит в России премьером заявил, что российские ВВС будут закупать Ан-70, для чего в Казани и/или Ульяновске на базе существующих производственных мощностей будут построены дополнительные заводы. Правда, неизвестно, когда это будет, и уж больно это напоминает постройку «потёмкинских деревень».

А пока заводы строятся, Медведев обещает закупать Ан-70 украинского производства, и здесь ещё интереснее. За годы развала много утрачено, кадры постарели и вымерли, молодёжи клепать заклёпки на авиакорпусах на фиг не надо, а грамотные инженеры и техники и вовсе превращаются в «эксклюзивный раритет», место которому даже не в Эрмитаже, а в Кунсткамере. Если сделать пару-тройку опытных образцов Украина ещё как-то может, то на запуск серии у неё нет ни сил ни средств. У нас Ан-74 для Каддафи строили-строили аж пока того Каддафи не прикончили, и вот теперь Каддафи уже нет и не будет, а самолёта ещё нет, и не известно, будет ли.

Главное, что программы по Ан-70 и Ан-124 около 15 лет уже стоит на месте, хотя в них вложены российские и украинские силы, средства и ресурсы. А машины морально стареют, причём Ан-70 стареет толком не родившись. Время уходит, а Россия и Украина, повторим, так и не получили нового грузовое воздушного судна двойного назначения, включая военно-транспортное и десантное, продолжая добивать «авиа-антиквариат»

Содержать и развивать мощный авиапром мог СССР, и не только из-за экономической мощи, но и потому что а) были люди, работавшие не только за деньги, но за идею, из высших побуждений, даже не смотря на репрессии (яркий пример — Королёв), б) за хищения в крупных и не очень размерах в совдепии всё-таки давали вышку и чаще всего справедливо, хотя и были перегибы, а сейчас за это производят в «элиту». Не знаю, как в Америке, но у нас то может работает только так, как работало в СССР. Современные же Украина и даже Россия толком содержать авиацию и космос, а тем более развивать их на перспективу, не в состоянии в принципе.

Что касается ракет «Днепр», то здесь позиция министерства обороны России является ещё более определяющей, поскольку ракеты для космических запусков берутся из арсеналов Ракетных войск стратегического назначения, и специалисты РВСН обеспечивают эти пуски.

Страус «украинско-космической» породы

В Украине, как обычно, предпочитают позицию страуса, прячущего голову в песок. Дескать, ничего не слышали, официальных уведомлений об отказе от россиян не получали. Глава подкомитета по оборонно-промышленному комплексу и военно-техническому сотрудничеству комитета Верховной Рады по нацбезопасности и обороне Анатолий Кинах сообщил, что не располагает официальной информацией о возможности свертывания космической программы “Днепр”. Подчеркнув, что в этом вопросе с российской стороной всегда было взаимопонимание, Кинах выразил надежду, что информация не соответствует действительности. Поэт писал, что «надежды юношей питают», но Кинах — отнюдь «не юноша, но муж», к тому же государственный!

В Национальном космическом агентстве Украины пока помалкивают. Зато директор украинского дочернего предприятия “Космотранс” Роман Белобородов полон оптимизма: дескать, не следует обращать внимание на анонимный выброс информации, таких «сливов» уже было много, и это происки конкурентов. По мнению Билобородова, совместная программа “Днепр” работает нормально и серьезно, она экономически выгодна обеим сторонам, на пусках российские и украинские предприятия зарабатывают хорошие деньги, ни одной копейки из бюджета не тратится, работа ведётся на средства, которые инвестируют заказчики коммерческих космических пусков. Роман Билобородов допускает, что «подлые конкуренты» могли ввести в заблуждение российский генералитет, но технико-экономическое обоснование подтверждает выгодность программы. Политической составляющей Билобородов здесь не усматривает, поскольку речь идёт об утилизации отслужившей свой срок военной техники, а финансовые потоки здесь не насколько велики, чтобы использовать манипулирование ими в качестве инструмента для политического давления.

Русская монополька: политика, коммерция или просто бардак?

Но здесь директор «Космотранса» может ошибаться, а экономическая выгода может не играть решающей роли, ибо Россия славится иррационализмом. Яркими примерами служат сверхдорогой и совершенно бессмысленный проект газопровода «Южный поток», а также знаменитое стихотворение Тютчева «умом Россию не понять…».

Причин возможной ракетно-космической войны может быть несколько.

Во-первых, Россия может добиваться максимально возможной монополизации рынка коммерческих космических пусков, которые с бурным развитием спутниковых коммуникаций обретают уже не просто коммерческое, а геополитическое значение.

Для этого, во-вторых, России нужно избавиться от ближайшего конкурента в виде украинской ракетно-космической отрасли, отрезав её от выгодных заказов, а возможно в перспективе поглотить её.

К тому же, у России сейчас вообще мало что клеится из нового. «Искандер» — это пока миф и пугалка для «демокрастов», но последние это знают, не сильно пугаются и записываются в американскую ПРО. «Булава» взрывается на старте. «Глонасс» никак толком не запустят ещё с советских времён. Орбитальная группировка спутников сокращается по причине старения и развала. Кадры стареют и разбегаются. Офицеры военно-космических войск России получают копейки и ревнуют интендантов, наживающихся на дерибане: как-то не несколько лет назад редакция «Свободы» получила по «электронке» на сей счёт любопытное письмо от офицера космических войск РФ. Молодёжь мечтает стать не лётчиками-космонавтами, а барыгами и проститутками, как и у нас, ибо быть, пардон, «блядью» или «гомиком» — это нынче намного, прости Господи, престижнее, чем стать даже вторым Гагариным. Исправно пока ещё летает «Союз», но только потому, что его хорошо отладили в советское время, начиная со светлой памяти Сергея Палыча Королёва, Царство ему Небесное.

В-третьих, совместная космическая программа может использоваться как рычаг для давления на Украину в вопросе евразийской интеграции.

Во-четвёртых, Россия явно взяла курс на создание максимально замкнутого производства военной техники и продукции двойного назначения, что вполне логично. Она хочет развестись с бывшими республиками Союза, прежде всего с Украиной, в которой ВПК был вторым по мощности после собственно России. В этом заинтересована Россия как государство и многочисленные российские клерки, сидящие на оборонных заказах и набивающие себе карманы. Максимум, что может интересовать Россию, — это некоторые ноу-хау, технологии, перспективные наработки, которые в Украине ещё есть. Возможно, Россию интересуют и производственные мощности Украины, но в случае их поглощения российским капиталом вместе с суверенитетом Украины.

Всё это, к сожалению, очень печально, ибо конкуренция, сырные и ракетные войны, прочие глупости рано или поздно становятся непреодолимым тормозом для реального развития космических программ. Изучение и освоение космоса требует кооперации, объединения усилий всех стран и континентов.

По материалам сайта Военное обозрение.

Глава Государственного космического агентства Украины посетовал на финансовые потери в связи с сокращением объёмов взаимодействия с Россией
Глава государственного космического агентства Украины Любомир Сабадош разоткровенничался в беседе с американскими журналистами.

Рогозин признал, что Россия не догонит США в космической гонке
Вице-премьер Дмитрий Рогозин заявил, что повышение производительности в полтора раза не поможет России догнать США.

В России начались испытания отечественных чипов для космической техники и АЭС
Специалисты ОАО «Ангстрем» приступили к испытаниям макетных образцов современной силовой радиационностойкой микроэлектроники, используемой в ракетно-космической технике и атомной энергетике, сообщает пресс-служба компании.

Подполковник запаса Василий Павлов по опыту войны в Сирии об угрозе террористической войны в России
Представлюcь для начала.


  • Программа,
  • Ракета,
  • Днепр,
  • Украина,
  • Космос
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: