"Чёрный миф" о советских военнопленных: Сталин и Женевская конвенция

Одной из любимых тем Великой Отечественной войны, на которой паразитируют либеральные, антисоветские пропагандисты, стала трагедия военнопленных, которые сотнями тысяч были уничтожены гитлеровцами.

Этот миф озвучили даже в школьных учебниках. Суть его довольна проста: Иосиф Сталин заявил, что у нас не может быть военнопленных и не присоединился к Женевской конвенции. Поэтому, мол, немцам в 1941 году ничего не оставалось, как расстреливать пленных, морить их голодом и уничтожать прочими способами. В результате, вину за гибель миллионов военнопленных переложили с гитлеровцев на «кровавого диктатора», который так ненавидел свой народ, что пошёл на уничтожение пленных советских солдат. Этот миф любят дополнять ещё одним – якобы тех, кто чудом выжил и вернулся с немецкого плена, тут же прямиком отправили в сталинские лагеря. Эти «чёрные мифы» ещё за время СССР и затем Российской Федерации были столько раз повторены в различных научно-популярных, околонаучных работах, высказаны в журналах, газетах, показаны в образах художественных фильмов, что стали, чуть ли не истиной. Однако ложь, даже повторённая сотни тысяч раз, не перестаёт быть ложью.

Советские военнопленные и международное право

Международные правила обращения с пленными были закреплены ещё на Гаагской конференции 1899 года (созванной по инициативе России, которая в то время была наиболее миролюбивой из великих держав). В связи с этим германский генеральный штаб разработал инструкцию, которая сохраняла основные права за пленным. Даже если военнопленный пытался бежать, его могли подвергнуть только дисциплинарному наказанию. Понятно, что в ходе Первой мировой войны правила нарушались, но их суть под сомнение никто не ставил. В немецком плену за всё время Первой мировой войны умерло от голода и болезней 3,5% военнопленных.

В 1929 году была заключена новая, Женевская конвенция об обращении с военнопленными, она обеспечивала пленным ещё большую степень защиты, чем прежние соглашения. Германия, как и большинство европейских стран, подписала этот документ. Москва конвенцию не подписала, однако ратифицировала заключённую одновременно конвенцию об обращении с ранеными и больными на войне. СССР продемонстрировал, что собирается действовать в рамках международного права. Таким образом, это означало, что СССР и Германия были связаны общими международно-правовыми нормами ведения войны, которые имели обязывающую силу для всех государств, независимо от того, присоединились они к соответствующим соглашениям или нет. Даже без всяких конвенций уничтожать военнопленных, как это делали гитлеровцы, было недопустимо. Согласие и отказ СССР ратифицировать Женевскую конвенцию положение не менял. Именно поэтому на этот факт обратил внимание глава военной разведки и контрразведки Германии адмирал Вильгельм Канарис. Он направил начальнику Верховного главнокомандования вермахта (ОКВ) протест, в котором сообщил, что хотя Женевская конвенция не действует в отношениях между Германией и СССР, но действуют основные положения общего международного права об обращении с военнопленными. Они сложились с 18 столетия, и военный плен не является ни местью, ни наказанием, а только мерой предосторожности, которая мешает военнопленному вновь участвовать в войне. По мнению главы абвера, «… с военной точки зрения недопустимо убивать или увечить беззащитных». Кроме того, каждый командир заинтересован в том, что его собственные солдаты, будучи плененными, будут защищены от плохого обращения.

Надо также отметить, что права советских солдат были гарантированны не только общими международно-правовыми нормами, но и подпадали под действие Гаагской конвенции, которую подписала Россия. Положения этой конвенции сохранили силу и после подписания Женевской конвенции, о чём были осведомлены все стороны, включая немецких юристов. В немецком сборнике международно-правовых актов от 1940 года указывалось, что Гаагское соглашение о законах и правилах войны действительно и без Женевской конвенции. Кроме того, надо отметить и тот факт, что государства подписавшие Женевскую конвенцию принимали на себя обязательство нормально обращаться с пленными вне зависимости от того, подписали ли их страны конвенцию или нет. В случае германо-советской войны беспокойство должно было вызывать положение германских военнопленных – СССР Женевской конвенции не подписал.

Таким образом, с точки зрения права, советские пленные были полностью защищены. Они не были поставлены вне рамок международного права, как любят утверждать ненавистники СССР. Пленные были защищены общими международными нормами, Гаагской конвенцией и обязательством Германии по Женевской конвенции. Москва ещё и пыталась обеспечить своим пленным максимальную правовую защиту. Уже 27 июня 1941 года СССР выразил готовность сотрудничать с Международным комитетом Красного Креста. 1 июля было утверждено «Положение о военнопленных», которое строго соответствовало положениям Гаагской и Женевской конвенций. Германским военнопленным гарантировались достойное обращение, личная безопасность и медицинская помощь. Это «Положение» действовало всю войну, его нарушители преследовались в дисциплинарном и уголовном порядке. Москва, признавая Женевскую конвенцию, видимо, надеялась на адекватную реакцию Берлина. Однако военно-политическое руководство Третьего рейха уже перешло линию между добром и злом и не собиралось применять к советским «недочеловекам» ни Гаагскую ни Женевскую конвенции, ни общепризнанных норм и обычаев войны. Советских «недочеловеков» собирались массово уничтожать.

Уже после войны, когда перед немецким генералитетом замаячила петля за сознательное уничтожение военнопленных, они стали придумывать оправдания и лгать. Их ложь было довольно примитивной, но именно она стала основой для измышлений ненавистников СССР и русофобов вообще. Во-первых, утверждали германские генералы, они оказались якобы не готовы к тому, что в их руках окажется так много советских пленных. В результате они не смогли обеспечить им должного содержания и обеспечения. Ясно, что это наглая ложь. Немецкое командование изначально рассчитывало на молниеносную войну и завершение основной фазы войны осенью 1941 года. Из этого с неизбежностью следует, что в руках у немцев окажутся миллионные массы из разгромленной Красной Армии, мобилизованного населения, партийного и государственного аппарата страны. Второе оправдание нацистов также ложно. Они сообщили, что советские военнопленные попали в плен уже доходягами (от плохой советской жизни) и сотнями тысяч умирали, не выдерживая условий плена. Ещё одну причину придумал германский историк Йохим Гофман, который заявил, что немецкой охране лагерей и командам СД пришлось массово расстреливать пленных, т. к. к этому их подтолкнула советская агентура. Этот бред даже комментировать бессмысленно.

К сожалению, оправдания гитлеровцев и их защитников с удовольствием подхватили и до сих пор повторяют в России. Враги СССР так хотят обличить «кровавый режим», что даже идут на оправдание нацистов. Хотя многочисленные документы и факты подтверждают, что уничтожение советских военнопленных было спланировано заранее. Никакие действия советских властей не могли остановить эту людоедскую машину (кроме полной победы).

Советских военнопленных загнали в сталинские лагеря?

Согласно антисоветскому «чёрному мифу», освободившихся из немецкого плена солдат и офицеров тут же гнали в сталинские лагеря. Этот миф очень популярен и взят на «вооружение» советско-российским кинематографом. Считается, что сталинский режим приравнял плен к измене Родине, со всеми вытекающими из этого факта последствиями. Однако это только миф и очередная ложь.

Согласно советскому довоенному законодательству преступлением считалась лишь сдача в плен, не вызванная боевой обстановкой. К примеру, если боец Красной Армии сбегал со своей позицией к противнику, ему светил при поимке расстрел с конфискацией имущества. Военнопленные же, попавшие в плен по не зависящим от них обстоятельствам, в условиях, вызванных боевой обстановкой, уголовному преследованию не подлежали. Плен был не преступлением перед Родиной, а трагедией.

Несколько ужесточили своё отношение к проблеме плена в августе 1941 года. Полоса страшных поражений привела к значительным потерям Красной Армии, в том числе и пленными. 16 августа 1941 года появился знаменитый приказ № 270 «Об ответственности военнослужащих за сдачу в плен и оставление врагу оружия», который подписал Иосиф Сталин. Приказ вполне соответствовал времени – враг рвался к главным советским центрам, ситуация была критической и требовала чрезвычайных решений. Сдача в плен была приравнена к измене Родине. Следует отдать должное Кремлю: высшая власть довольно быстро поняла, что приказ излишне жесток. К счастью, на практике предписанные приказом №270 жестокие меры применялись очень редко, т. к. учёт попавших в плен налажен не был. А уже с начала ноября 1941 года Наркомат иностранных дел снова стал предпринимать действия по облегчению жизни находившихся в немецком плену советских военнопленных.

Одним из поводов, который привёл к появлению мифа о направлении пленных в советские лагеря, стала проверка военнопленных в спецлагерях НКВД. При освобождении из немецкого плена военнопленных направляли именно туда. С октября 1941 года по март 1944 года через проверку в таких специальных лагерях прошло 320 тыс. бывших военнопленных. Причём в этих лагерях людей не только проверяли, но бывшие военнопленные восстанавливали свои силы. Подавляющее большинство успешно прошло проверку и поступило в распоряжении вооружённых сил, войск НКВД или было направлено на промышленные и сельскохозяйственные предприятия. Арестовали только 4% от общего числа подвергнутых проверке.

После того, как Красная Армия стала проводить большие успешные наступления, и произошёл коренной перелом в войне, подход к проверке бывших военнопленных был ещё более либерализован. В спецлагеря приказывалось направлять только «лиц, на которых имеются серьёзные данные для подозрения в антисоветской деятельности». В результате для большинства быстрая проверка могла уложиться в один день. В условиях фронта часто обходились и вовсе без проверки. Так, по воспоминаниям командующего 21-й армией М. И. Чистякова, у Гумрака оказался лагерь для военнопленных. Бывших пленных одели, обули, накормили, дали на отдых и лечение 10-15 дней, затем из них отобрали 8 тыс. человек и сформировали 8 батальонов, которые вооружили и отправили в дивизии. С ноября 1944 года практика направления освобождённых военнопленных в воинские части, минуя спецлагеря НКВД, была узаконена постановлением ГКО.

Надо отметить, что отношение к бывшим военнопленным на фронте было совершенно нормальным. После войны людей, бывало, упрекали пленом, но только в личном плане. Это было связано с тяжелейшей психологической травмой выживших в страшной войне людей, они с подозрением относились к тем, кто был «по ту сторону». Государство не преследовало бывших пленных. Кремль закрыл эту тему ещё 7 июля 1945 года, когда появился указ «Об амнистии в связи с победой над гитлеровской Германией». Согласно этому указу помилована была даже часть коллаборационистов (недобитые нацистские пособники до сих пор напоминают о себе в Прибалтике и Украине).

Интересен тот факт, что бывших советских военнопленных предали как раз любимые либералами и правозащитниками Горбачёв и Ельцин. После войны Германия была должна выплачивать СССР репарации. Установленный объём репараций был разделён между ФРГ и ГДР. Германская Демократическая Республика выплатила свою долю уже к началу 1960-х годов. А ФРГ, находясь в лагере врагов СССР, платила крайне медленно и к концу 1980-х годов выплатила чуть больше половины положенного. Оставшуюся половину долга ФРГ Горбачёв простил, хотя ими можно было возместить часть набранных на «перестройку» кредитов.

Вскоре европейские правозащитники добились того, чтобы Германия выплатила компенсации всем тем, кого гитлеровцы угоняли к себе на работы и держали в концлагерях. Первоначально речь шла о европейцах, но затем практика была распространена и на граждан бывшего Советского Союза. Логично было предположить, что российское правительство создаст общественную комиссию, которая бы добилась, чтобы все пострадавшие получили компенсацию. Однако в России доказывать, что их угоняли на работы, морили голодом и тяжёлым трудом, пришлось самим немецким узникам. Более того, в число пострадавших не были включены бывшие военнопленные. Российские власти согласились, что военнопленные не имеют права на компенсацию. Соответствующее межправительственное соглашение Российская Федерация подписала с Германией 20 марта 1993 года. И это предательство совершила власть, которая регулярно поливала грязью советское прошлое и особенно эпоху Сталина.

Об этом сообщает сегодня Военное обозрение.

Как создали чёрный миф о "изнасилованной Германии"
Чёрный миф о сотнях тысячах и миллионах изнасилованных в 1945 году советскими солдатами немок (да и представительниц других наций) в последнее время стал частью антирусской и антисоветской информационной кампании.

"Чёрный миф" о чекистах: войска НКВД в Великую Отечественную войну
Один из самых известных «чёрных мифов» Великой Отечественной войны» — это сказка о «кровавых» чекистах (особистах, энкавэдэшниках, смершевцах).

Миф о том, что Сталин виновен в смерти выдающегося советского полководца М. В. Фрунзе
130 лет назад, 21 января (2 февраля) 1885 года, родился советский государственный деятель и военачальник Михаил Васильевич Фрунзе.

Чёрный миф о "кровавом палаче" Берии. Часть 2
Деятельность войск НКВД Говоря о вкладе Берии в общую победу над гитлеровцами, нельзя забывать о том, что с главой НКВД связано развитие связи пограничных войск.


  • СССР,
  • Война,
  • Конвенция,
  • Плена,
  • Право
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: