Экспериментальная САУ «Объект 327». Пушка за пределами башни

Одной из главных проблем в танкостроении с самого появления этого направления техники являлась загазованность боевого отделения.

Время шло, появлялись новые танки, двигатели, орудия и другие системы. Но кардинального улучшения условий в боевом отделении не было. Конечно, появившиеся в начале второй половине XX века эжекторы пушек и старые добрые вентиляторы улучшали условия работы экипажа, однако не могли изменить ситуацию в корне.



Значительного улучшения обстановки в боевом отделении можно было достичь только двумя методами: либо сделать его полностью автоматизированным и необитаемым, либо вынести орудие за пределы внутреннего объема танка. Именно вторая идея была выработана и воплощена в металле инженерами конструкторского бюро свердловского завода «Уралтрансмаш». В 70-х годах в отделе специального оборудования этого КБ под руководством конструктора Н.С. Тупицына шла разработка новой самоходной артиллерийской установки «Объект 237». Целью работ было создание новой самоходки, которая сначала дополнила бы в войсках САУ 2С3 «Акация», а потом и полностью заменила ее.

В качестве экспериментального вооружения для новой самоходной артустановки были выбраны 152-миллиметровое орудие 2А36, устанавливавшееся на самоходки «Гиацинт-С», и пушка 2А33 того же калибра. Габариты, вес и отдача обеих пушек потребовали сделать новую ходовую часть. Основой для нее стал соответствующий узел танка Т-72. Нормальную работу крупнокалиберного орудия должна была обеспечивать новая схема расположения опорных катков. Они по-прежнему монтировались по шесть на борт, но теперь передние три катка и задние три располагались ближе друг к другу. Также большая отдача 152-мм орудия вынудила инженеров ощутимо переработать подвеску бронемашины. Тем не менее, все доработки ходовой части танка Т-72, хотя и были значительными, все же менее заметны, нежели способ установки орудия.

Свердловские инженеры впервые в советской практике вынесли казенную часть пушки за пределы боевого отделения. В конструктивном смысле это выглядело следующим образом. На родное посадочное место башни танка Т-72 ставилась специальная башня особой формы. За форму конструкторы прозвали ее шайбой. Эта «шайба» могла поворачиваться на 360° в горизонтальной плоскости. Внутри оригинальной башни размещалась автоматика подачи снарядов и гильз, а также рабочие места наводчика и командира самоходки. Особый интерес представляет система крепления пушки. Для того чтобы не помещать казенную часть внутрь боевого отделения и при этом сохранить возможность вертикальной наводки на значительные углы, ось подъемного механизма была помещена почти у самой задней части казенника. В итоге получилось обеспечить новую самоходку неплохими углами наводки: вкруговую по горизонтали и около 30° по вертикали.

Пушки 2А33 и 2А36 были полностью изолированы от экипажа и самоходка «Объект 327» стала первым отечественным типом бронетехники, в котором по определению не возникало проблемы вентиляции обитаемого объема. Кроме того, увеличилось свободное пространство внутри машины: при классической установке пушки 2А33 внутри боевого отделения ее казенник занимал бы порядка 70-75% от общего объема башни. Словно не желая «баловать» экипаж, инженеры «Уралтрансмаша» установили на освободившееся место автомат подачи боеприпасов и механизированную укладку. Выстрелы раздельного заряжания автоматически извлекались из укладки, подавались наверх, к орудию, и автоматически же досылались в камору. Для прицеливания при стрельбе прямой наводкой конструкторы под руководством Тупицына разработали новый прицел собственной конструкции. От предыдущих видов подобного оборудования он отличался «заточенностью» под использование с вынесенным на верх башни орудием.

В общем, «Объект 327» был весьма и весьма интересным проектом. Возможно, пойдя в серию, он смог бы изменить облик самоходных артустановок всего мира. Однако, как всегда, не обошлось без проблем. Больше всего неудобств доставило то самое оригинальное расположение пушки. Из-за высокой точки приложения усилия отдачи в некоторых случаях машину могло трясти, если даже не опрокидывать. Из-за этого уверенный огонь был возможен только в сравнительно небольших секторах впереди и сзади машины. Конечно, при необходимости доворот может быть осуществлен и при помощи гусениц, но в таком случае поворотная башня становится принципиально бесполезной. Вторая проблема «Объекта 327» крылась в необходимости заряжания орудия при больших углах возвышения. Новая механизация подачи снарядов и автомат заряжания нередко не работали должным образом, что приводило к задержкам в стрельбе. Более того, при отсутствии решения этой проблемы неполадки механик подачи и заряжания могли привести к тому, что экипажу пришлось бы выбираться из-под броневой защиты и собственными руками вытаскивать заклинивший снаряд или гильзу. Наконец, вызывало сомнения отсутствие какой-либо защиты казенной части орудия, размещенной за пределами бронекорпуса. Инженеры рассматривали возможность установки специального бронекороба, но на опытных экземплярах он не устанавливался.

Проблемы автоматики заряжания имелись у обоих опытных экземпляров «Объекта 327». Один из них был оснащен орудием «Гиацинт», второй – 2А33. В обоих случаях возникали неполадки при подъеме боеприпасов и их досылании. Испытания двух самоходок показали все преимущества и недостатки примененного способа установки орудия и давали надежды на успешное окончание проекта. Тем не менее, по состоянию на начало восьмидесятых самоходка «327» все еще имела ряд проблем. Несмотря на все усилия сотрудников конструкторского бюро и рабочих «Уралтрансмаша», стабильной работы всей механики добиться не удавалось. В принципе, можно было продолжать работу и все-таки довести автоматику до ума. Но времени у Тупицина и его товарищей уже не было. Разработке отдела специального оборудования буквально наступала на пятки другая перспективная САУ. В том же конструкторском бюро завода «Уралтрансмаш» под руководством Ю. В. Томашова уже полным ходом создавалась самоходка 2С19 «Мста-С». Куда более привычная конструкция 2С19 привела к тому, что из двух проектов – оригинального, но проблемного и «банального», зато простого в производстве – был выбран второй.

В середине восьмидесятых проект «Объект 327» был окончательно закрыт. За прошедшие с тех пор годы один из опытных экземпляров САУ, предположительно, был утилизирован. Второй экземпляр, несший на себе пушку 2А36, в 2004 году после длительного нахождения на полигоне был отправлен в музей «Уралтрансмаша». Идея бронемашины с вывешенным над обитаемым отделением орудием до сих пор считается оригинальной и перспективной. Тем не менее, и поныне ни одной подобной самоходке не удалось дойти до крупного серийного производства.


По материалам сайтов:
krasnaya-zvezda.com/
vestnik-rm.ru/
redstar.ru/

По материалам сайта Военное обозрение.

Экспериментальный танк с трехплоскостной стабилизацией башни Erprobungsträger mit 3-achs-stabilisiertem Turm (Германия)
В 1960 году стартовал совместный немецко-американский проект разработки перспективного основного танка под обозначением MBT-70.

Разрушитель ДОТов – советская САУ объект 212
Начавшаяся в конце ноября 1939 года война против Финляндии обернулась не легкой победоносной прогулкой, как предполагало советское руководство.

Самоходная артиллерийская установка NORINCO PLZ 52 (Китай)
В настоящее время Народно-освободительная армия Китая (НОАК) располагает самоходными артиллерийскими установками нескольких типов.

Артиллерийская установка АК-176МА станет оружием новых кораблей
Стало известно о планах военного ведомства, касающихся развития комплекса вооружений кораблей и катеров военно-морского флота.


  • Орудие,
  • Заряжание,
  • Отделение,
  • Установка,
  • ТАНК
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: