Настоящая причина для интервенции в Сирии

Мы не закончили с возможностью израильского удара по Ирану.

Учитывая то, что текущий раунд переговоров с основными мировыми державами не изменит существенно иранскую ядерную программу, вопрос об израильской атаке на ядерные объекты Ирана наверняка займёт центральное место позднее в этом году. Вдобавок к расчётливой дипломатии и экономическим санкциям есть важный шаг, который могут сделать Соединённые Штаты, чтобы изменить расчёты Израиля — помочь народу Сирии в их борьбе против режима президента Башара аль-Асада.

Ядерная программа Ирана и гражданская война в Сирии могут показаться несвязанными, но в действительности они неразрывно связаны. Настоящий страх Израиля — потерять свою ядерную монополию и тем самым способность использовать свои обычные войска как ему заблагорассудится на Ближнем Востоке — является негласным фактором, направляющим его решения в отношении Исламской Республики. Для израильского руководства настоящей угрозой со стороны имеющего ЯО Ирана является не перспектива начала безумным иранским лидером неспровоцированной ядерной атаки на Израиль, которая приведёт к уничтожению обеих стран. Настоящей угрозой является тот факт, что Ирану даже не нужно проводить испытания ядерного оружия, чтобы ослабить военное преимущество Израиля в Ливане и Сирии. Простое достижение ядерного порога может придать смелости иранскому руководству, чтобы призвать их представителей в Ливане, «Хезболлах», атаковать Израиль, зная, что их противнику придётся крепко задуматься, прежде чем нанести ответный удар.
И вот здесь появляется Сирия. Стратегические отношения между Исламской Республикой и режимом Асада делают возможным для Ирана подрыв безопасности Израиля. За три десятилетия враждебности между Ираном и Израилем прямого военного столкновения никогда не было — но посредством «Хезболлах», которая поддерживается и обучается Ираном и Сирией, Исламская Республика показала, что может угрожать интересам Израиля в сфере безопасности.

Падение режима Асада ликвидирует этот опасный союз. Министр обороны Эхуд Барак, пожалуй, самый важный человек, принимающий решения по этому вопросу, сказал недавно Кристиан Аманпур на CNN, что падение режима Асада «станет серьёзным ударом по радикальной оси, серьёзным ударом по Ирану… Это единственный своего рода аванпост иранского влияния в арабском мире… и это значительно ослабит и „Хезболлах“ в Ливане, и „Хамас“ и „Исламский джихад“ в секторе Газа».

Восстание в Сирии длится вот уже более года. Оппозиция не исчезнет, и достаточно ясно, что ни дипломатическое давление, ни экономические санкции не заставят Асада согласиться с достигнутым путём переговоров урегулированием кризиса. Только если будет поставлена на карту его жизнь, его семья и будущее его клана, только угроза или применение силы изменит позицию сирийского диктатора. В отсутствие иностранной интервенции гражданская война в Сирии только ухудшится, так как радикалы стремятся туда, чтобы использовать хаос, и усиливается её распространение на Иорданию, Ливан и Турцию.
Администрация президента США Барака Обамы была по понятным причинам осторожна в отношении проведения воздушной операции в Сирии, аналогичной кампании в Ливии, по трём основным причинам. В отличие от ливийских оппозиционных сил сирийские повстанцы не объединены и не удерживают территорию. Лига арабских государств не призвала к внешней военной интервенции, как она это сделала в Ливии. И русские, давние покровители режима Асада, выступают твёрдо против этого.

Ливия была случаем полегче. Но кроме достойного похвалы результата — спасения многих тысяч жизней ливийского гражданского населения от режима Муаммара Каддафи, это не имело долгосрочных последствий для региона. Сирия — более трудный случай — но успех там станет преобразующим событием для Ближнего Востока. Не только ещё один безжалостный диктатор станет жертвой массового народного сопротивления, но и Иран потеряет средиземноморский опорный пункт, с которого он угрожает Израилю и дестабилизирует регион.

Успешная интервенция в Сирии потребует крепкого дипломатического и военного лидерства от Соединённых Штатов. Вашингтону следует начать с объявления о своей готовности работать с такими региональными союзниками как Катар, Саудовская Аравия и Турция, чтобы организовать, обучить и вооружить силы сирийских повстанцев. Объявление о таком решении само по себе вызовет большое дезертирство из сирийской армии. Затем, используя территорию в Турции и, возможно, в Иордании, американские дипломаты и чиновники Пентагона могли бы начать укреплять и объединять оппозицию. Как только оппозиция будет знать, что им поступает реальная внешняя помощь, то станет возможным со временем создать прочное политическое руководство на основе Сирийского национального совета, а также управляемую командную структуру для Свободной сирийской армии, так как обе эти структуры сейчас слабы и расколоты. Это будет трудно и потребует много времени, но мы должны помнить, что сирийской гражданской войне теперь суждено продолжаться годами, независимо от того, будет ли иметь место внешняя интервенция, или нет.

Вторым шагом, заслуживающим рассмотрения, является обеспечение международной поддержки для коалиционной воздушной операции. Россия никогда не поддержит такую операцию, так что нет смысла действовать через Совет безопасности ООН. А учитывая нежелание некоторых европейских стран, то и с НАТО тоже могут быть трудности. Поэтому эта операция должна быть уникальным объединением западных и ближневосточных стран. Учитывая крайнюю изоляцию Сирии в Лиге арабских государств, можно будет получить сильную поддержку большинства арабских государств под руководством Саудовской Аравии и Турции. Лидерство США является обязательным, так как большинство ключевых стран присоединятся только в том случае, если это возглавит Вашингтон.

Некоторые беспокоятся о том, что участие США рискует вызвать столкновение с Россией. Однако пример с Косово — где НАТО воевал против другого российского союзника, в то время как Москва могла лишь жаловаться, — показывает иное. В том случае у России были настоящие этнические и политические связи с сербами, которых нет между Россией и Сирией. Управление реакцией России на внешнюю интервенцию будет трудным, но его не следует преувеличивать.

Вооружение сирийской оппозиции и создание коалиционных воздушных сил для её поддержки является малозатратным подходом с высокой отдачей. Вопрос о том, должна ли воздушная операция просто создать бесполётную зону, которая запретит полёты самолётов и вертолётов режима, или же это должны быть воздушные и наземные удары по сирийским танкам и артиллерии, относится к непосредственному военному планированию. И, как отметил Барак, израильский министр обороны, система ПВО Сирии может быть лучше, чем у Ливии, но она не справится с современными военно-воздушными силами.
Более значительным является то, что пока Вашингтон твёрдо стоит на том, что наземные войска не будут использованы а-ля Косово или Ливия, то затраты для Соединённых Штатов будут ограниченными. Победа может оказаться небыстрой и нелёгкой, но она будет. А выигрыш будет большим. Иран будет стратегически изолирован, не способным оказывать влияние на Ближнем Востоке. Появившийся в результате режим в Сирии, скорее всего, будет считать Соединённые Штаты больше другом, чем врагом. Вашингтон получит значительное признание как защищающий народ в арабском мире, а не коррумпированные режимы.

В ситуации, когда Исламская Республика будет лишена выхода в арабский мир, мотивация Израиля для внезапной атаки на её ядерные объекты уменьшится. Новый сирийский режим со временем может даже возобновить замороженные мирные переговоры в отношении Голанских высот.
В Ливане «Хезболлах» будет отрезана от своего иранского спонсора, так как Сирия больше не будет являться транзитным пунктом для иранской подготовки, помощи и ракет. Все эти стратегические выгоды вместе с моральной целью спасения десятков тысяч гражданских от убийства руками режима Асада — около 12000 уже были убиты, согласно активистам — делают интервенцию в Сирии осознанным риском, но риском, всё равно стоящим того, чтобы на него пойти.
Теперь, когда пелена страха спала, сирийский народ решительно настроен на борьбу за свою свободу. Америка может и должна им помочь — и тем самым помочь Израилю и помочь уменьшить риск намного более опасной войны между Израилем и Ираном.

Джеймс П. Рубин являлся помощником госсекретаря США в администрации Билла Клинтона.

По материалам сайта Военное обозрение.

Аналитик: Эрдоган ищет повод для интервенции в Сирию
Вчера Минобороны РФ опубликовало видеодоказательство обстрела сирийских населённых пунктов с территории Турции.

Три причины гражданской войны в Сирии
Гражданская война в Сирии длится уже 4 год.

Евросоюз пока исключает интервенцию в Сирию
Главы МИД стран Евросоюза заявили, что вариант развития событий, при котором была осуществлена вооруженная интервенция в Сирию, на данный момент невозможен, несмотря на гибель большого числа мирных жителей в этой стране, сообщает Deutsche Welle. В ходе встречи в Копенгагене в пятницу они подчеркнули, что ввод в Сирию иностранных войск может вызвать «крупномасштабный пожар».

"Крымских татар вербуют для войны в Сирии исламские экстремисты", - Джемилев
Крымский Меджлис выступает против участия представителей крымскотатарского народа в военных действиях в Сирии.


  • Сирия,
  • Режим,
  • Израиль,
  • АСАД,
  • Хезболл
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: