Подоплека отечественного протеста

В эпоху социально-политических перипетий, которые имеют место быть в нашей стране, особым вопросом становится вопрос о том, откуда черпает свои силы и средства отечественная оппозиция.

Сегодня в Сети можно найти немало материалов о том, что все эти финансовые и логистические опоры привнесены извне, однако только ли внешние силы стараются поддерживать нестабильность на территории одной шестой части (или уже одной седьмой) суши? Быть может, есть в России и своя внутренняя традиция национального протеста, которая стала своеобразным выражением оппозиционных традиций нового времени?



И, если хотя бы немного углубиться с советскую историю, то можно найти и свои традиции, и свои каналы финансирования, о которых было не принято говорить не то что в бытность в своих границах Страны Советов, но даже и в так называемые лихие девяностые. Безусловно, вопрос о том, являются ли такие традиции сугубо внутренними, остается открытым, ведь ни для кого не секрет, что любое протестное движение на территории нашей страны очень часто, а точнее, всегда, вызывает живой интерес и непременную поддержку в иностранных государствах.

Часто бывает и так, что протестные настроения одних использовались и используются для решения своих целей теми силами, которые не имеют никакого отношения к происходящему. В этом варианте главное – это поймать волну, а затем на этой волне попытаться выставить собственные условия. Одним из таких протестных движений, которое сегодня считается знаковым в советскую эпоху, было движение новочеркасских рабочих. Предыстория этого события имеет вполне бытовой характер. Люди решились высказать свой протест руководству завода в связи с тем, что при сохранении уровня заработной платы заводчан была увеличена на треть норма выработки, что вынуждало новочеркасских рабочих работать больше за те же деньги.

Руководство завода вполне могло бы решить вопросы с активом завода, как принято говорить, цивилизованными средствами, но, к сожалению, само же руководство и запустило маховик серьезной вражды. В результате погромов и расстрелов во время фактического восстания рабочих в Новочеркасске по официальным данным было убито 26 человек, по неофициальной версии – свыше 80 заводчан. Семеро заводчан после проведения следствия были приговорены к высшей мере – расстрелу.

Такое событие не могло остаться незамеченным так называемой креативной оппозицией, которая и начала формироваться именно в середине шестидесятых как особый диссидентский класс. Обычный протест, который родился на базе снижения уровня жизни, решили тут же превратить в тотальные недоработки советского руководства, что было, безусловно, более остро в сравнении с такими утилитарными вопросами, как снижение реального уровня зарплат. Появились мысли о том, чтобы создать специальный фонд, средства в который могли бы вносить все желающие для оказания помощи семьям жертв политических репрессий.

Казалось бы, задумка совсем неплохая, ведь средства в этот фонд, который окончательно сформировался к 1973 году, поступали, действительно, на добровольных началах. Однако, как свидетельствуют сами активные лица, которые были причастны к созданию этого фонда, львиную долю всех средств в фонд переводил Александр Солженицын. И ведь именно Александр Исаевич, мягко говоря, подверг своеобразной трактовке новочеркасские события, заявив, чуть ли не то, что рабочие завода в Ростовской области выступали открыто против советской власти.

В связи с этим возникает вопрос, а откуда же были деньги у простого антисоветского писателя на то, чтобы активно помогать репрессированным советским гражданам и еще их семьям. По неподтвержденным данным общая казна самого Александра Исаевича в период его проживания за рубежом составляла в переводе на советскую валюту весьма солидную сумму – в 8 миллионов рублей. Большую часть этих солидных средств Александр Исаевич, как сообщается, получил от изданий своего произведения «Архипелаг ГУЛаг». Серьезный процент своих гонораров он спонсировал для организованного им же самим (в Цюрихе) Русского общественного Фонда. Фонд действовал по весьма простой схеме: деньги от неравнодушных, в том числе, и от самого Солженицына поступали в общую казну, а потом на месте с деньгами работали так называемые распорядители. Региональным распорядителем средств фонда в СССР на период с 1974 по 1979 год была Светлана Павленкова. Она занималась тем, что формировала посылки и денежные переводы политическим заключенным и членам их семей.

По понятным причинам, в открытом доступе сложно найти сведения, которые касаются того, какие именно суммы прошли через созданный РОФ, но, очевидно, что суммы эти были отнюдь не символическими. В материалах, касающихся биографии Александра Исаевича, говорится, что он переводил десятки тысяч рублей для помощи фонду.

По информации издания «Коммерсант», РОФ был освобожден от любых видов налогов с правом открывать отделения в других западных странах с сохранением налоговых привилегий.

В связи с этим вполне можно говорить о том, что Комитет Госбезопасности СССР в достаточной мере прикрывал глаза на деятельность филиалов этого фонда. При том уровне агентурных связей, которыми обладали чекисты, глупо предполагать, что в течение 10 лет о деятельности дочерних «предприятий» фонда мало что знали. Получается, что сами сотрудники компетентных органов косвенно поддерживали деятельность фонда, для того чтобы решать свои задачи. Глупо предполагать и то, что и создатели Русского общественного Фонда думали, что обводят чекистов вокруг пальца и проводят с высочайшей долей конспирации свои операционные мероприятия финансового плана. Зато в глаза бросается другое: за время деятельности этого Фонда в СССР были арестованы и осуждены на разные сроки десятки людей, которые к РОФ имели то или иное отношение.

Странное какое-то дело получается: создателя Фонда решили выдворить из страны, но в то же время его спонсорской помощи для явно антисоветской организации заслон не ставили, а позволяли Фонду работать в определенном ключе с принятием превентивных мер в адрес сотрудников РОФа. Все как-то чересчур тонко…

Не особенно противилось КГБ и тогда, когда из страны вывозились награды Александра Исаевича, которые даже никто не стал подвергать процедуре конфискации.

На основании этого каждый из читателей вправе сделать свой собственный вывод о традициях отечественного протеста и об отношении властей к этому протесту. Быть может отечественный протест – это ни что иное как обратная сторона одной медали, которая называется большой политической игрой, а в такой игре всегда есть свои короли, ферзи и множество пешек.

При этом, как видно, западные страны никогда не гнушались цепляться за оппозиционность (реальную или показную), чтобы попытаться расшатать ситуацию в СССР (России) любой ценой. И здесь уже не важно, недовольны ли своим тяжелым материальным положением новочеркасские рабочие или недовольны тусклым цветом «Лексуса» некоторые представители современной оппозиции. Главное – вовремя уловить тот самый ветерок недовольства и дальше упорно посыпать кровоточащее место солью. А уж это спонсоры протестов умели делать во все времена.

Использованы источники:
www.c-society.ru/main.php?ID=533972
solzhenicyn.ru/modules/pages/Informaciya_KGB_o_deyatelnosti_Solzhenicyna_za_rubezhom.html
ttolk.ru/?p=11298

Об этом сообщает сегодня Военное обозрение.

Москва выразила Латвии протест из-за сноса памятника советским морякам
Москва, 31 августа. Посольство Российской Федерации направило в дипведомство Латвии ноту протеста в связи со сносом памятника советским морякам. Об этом заявила официальный представитель МИД РФ Мария Захарова.

Украинофилия среди россиян. Эрозия умов или новая мода протеста?
Нашумевшая история про студента, который якобы покончил с собой из-за своих проукраинских взглядов есть лишь последний пример того состояния, в котором оказалось наше общество.

Индийская писательница Арундати Рой вернула награду в знак протеста
НЬЮ-ДЕЛИ, 5 ноя — РИА Новости. Индийская писательница и лауреат Букеровской премии Арундати Рой вернула полученную в 1989 году государственную награду за лучший сценарий в знак протеста против роста религиозной…

Отечество или сверхприбыль: русский бизнес и военные заказы
В ходе Первой Мировой войны правительством России было реквизировано 28 предприятий из более 5200, работавших на оборону.


  • ФОНД,
  • СССР,
  • Завод,
  • Страна,
  • Заводчанин
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: