Анатолий Вассерман: Совет для национальностей. Многообразию нужно единство Президентский совет по делам национальностей — дело новое. В том же смысле, в каком употребил это слово Жак Пеше — сочинитель мемуаров от имени мадмуазель Розы Бертэн, личной портнихи королевы Марии Антуанетты. По придворному этикету королева должна была появляться на публике каждый раз в новом наряде. По словам Пеше, однажды Бертэн не успела создать очередной шедевр и спешно переработала что-то из королевского гардероба, а напоминание об этикете парировала «Новое — хорошо забытое старое». Структуры по делам национальностей в отечественном правительстве существуют с незапамятных времён. Не берусь разбираться в переменчивой системе управления дореволюционных времён, напомню только: в первом советском правительстве действовал народный комиссариат по делам национальностей, создал и возглавил его (по совместительству со многими другими полезными делами) Иосиф Виссарионович Джугашвили. Правда, 1923.07.07 комиссариат упразднён, но лишь потому, что его обязанности взял на себя выборный орган — Центральный исполнительный комитет советов учреждённого 1922.12.30 Союза Советских Социалистических Республик. Кстати, сам Джугашвили возражал против учреждения Союза именно в форме конфедерации, предпочитая вливание всех осколков Российской империи в единую Российскую Советскую Федеративную Социалистическую Республику. Позднейший опыт оправдал его точку зрения: распад СССР случился формально на основании права союзных республик на самоопределение. Правда, Владимир Ильич Ульянов, настаивая на конфедеративном устройстве постимперской страны, имел свои резоны: Гражданская война способствовала формированию на местах вольницы, желающей и в мирное время сохранить свои привилегии. Вспомним хотя бы некоторые (увы, помню далеко не все) требования грузинских национал-коммунистов: оставлять в Грузии все собираемые в ней налоги, но предоставить ей право дотирования из союзного бюджета по мере надобности; разрешить грузинскому правительству по собственному усмотрению депортировать любого гражданина СССР за пределы республики и расторгать смешанные браки; автоматически лишать грузинского гражданства грузинку, вышедшую замуж за человека иной национальности. Микаэл Николозович Саакашвили всего лишь творчески развивает некоторые — далеко не все — традиции своих предшественников. Многонациональная империя всегда испытывает сложности, отсутствующие в мононациональном королевстве. Зато и возможностей у неё куда больше. Не говоря уж о пользе взаимооплодотворения многообразных культур, напомню чисто экономическую сторону дела. Разделение труда повышает его производительность. Чем больше и разнообразнее общество, тем больше в нём возможностей разделения труда, тем больше может сделать для других и получить от других каждый гражданин. Правда, возможных форматов многонациональности много. Впрочем, все они распределяются между двумя крайностями — колониальной и континентальной. Причём промежуточные варианты довольно быстро эволюционируют к одной из этих крайностей. В колониальной империи число представителей метрополии ничтожно по сравнению с числом жителей дальней (чаще всего заморской) колонии. Подмога почти невозможна: до второй половины девятнадцатого века сообщение в метрополию о возможности бунта шло зачастую несколько недель, а сбор и отправка подкреплений занимали месяцы. В таких условиях единственный способ удержать колонию в подчинении — непрерывное жесточайшее подавление. Уничтожается (вместе со своим носителем) всякая возможность даже помыслить о неповиновении — не говоря уж о том, чтобы взять на себя управление вместо колониальных администраторов. В континентальную империю объединяются народы, уже давно живущие бок о бок и веками вырабатывающие взаимоприемлемые форматы сосуществования. Неизбежных беспредельщиков — вроде басков или чеченцев — чаще всего совместными усилиями давят все соседи, постепенно приучая к безопасному для окружающих образу жизни. Задачи имперской администрации — организация взаимодействия отдалённых друг от друга регионов да поддержание порядка, дабы народы не отвлекались от дела на борьбу с беспределом. Часто привожу пример различия двух типов империй. Когда верхушечный заговор принудил Николая Второго Александровича Романова отречься от престола Российской — образцово континентальной — империи в разгар Первой Мировой войны (да ещё когда на горизонте уже маячила победа с желанными черноморскими проливами в качестве трофея), в поддержку императора выступили из всего высшего армейского командования всего двое генералов от кавалерии (что соответствует нынешнему генералу армии да маршалу рода войск): остзейский немец лютеранин Фёдор Артурович граф Келлер и армянский азербайджанец мусульманин Гусейн Келбалиевич хан Нахичеванский. В той же войне в союзных России Британской и Французской — образцово колониальных — империях даже полковник из инородцев был немыслим. А вот баски да бретонцы во Франции, валлийцы и шотландцы в Англии — народы, присоединившиеся ещё в формате континентальных империй — воспринимались как свои, пользовались практически равными возможностями. Сейчас нас старательно толкают на путь колониальной империи. Вспомним хотя бы, как часто в (по выражению Андрея Ильича Фурсова) СМРАД — средствах массовой рекламы, агитации, дезинформации — мелькают презрительные клички представителей этносов, чьи родные земли отторгнуты от России в губительном 1991-м году. Да и этническое многообразие нынешней Российской Федерации удостоено множества столь же презрительных прозвищ. В советское время подобное поведение журналиста было невозможно не только вследствие строгой цензуры, но и благодаря десятилетиям воспитания и самовоспитания. Причём не только советского. В имперские времена тоже была очевидна недопустимость вбивания клиньев по этническим стыкам. Вдобавок рост противоречий внутри РФ отпугивает другие народы и замедляет возрождение нашей единой России во всём размахе и многообразии. Так что подобные оскорбления — не говоря уж о криках вроде «Хватит кормить Кавказ», лживых не только политически, но и экономически — бьют не только по нашему нынешнему спокойствию, но и по нашему грядущему расцвету. Отсюда очевидны первоочередные задачи нынешней версии управления многоцветьем страны: восстановление взаимоуважения; создание системы пресечения провокаций; обеспечение равноправия всех народных обычаев (хоть русских, хоть чеченских, хоть удмуртских) в той мере, в какой они не ущемляют законные и равные интересы носителей других обычаев; использование возможностей каждой группы в интересах всего народа. Очевидны и главные адресаты этих задач: средства массовой информации (их придётся в значительной мере восстанавливать из ныне действующих СМРАД, так что задача неизбежно затронет и многие властные ведомства); органы охраны правопорядка и система правосудия; координаторы хозяйственной деятельности, коим предстоит поощрять создание в каждом регионе предприятий, максимально опирающихся на местное своеобразие. Понятно, в ходе возрождения — а тем более развития — страны неизбежно возникновение новых поводов для конфликтов. Совету по делам национальностей придётся постоянно следить, чтобы поводы не переросли в причины. Для этого надо не только изучать текущую обстановку, но и быстро делать новые прогнозы. Приведенный мною список задач неизбежно и быстро пополнится. Но ведь надо же с чего-то начать! Давно руководствуюсь девизом: «пока никто не делает — ничто не делается». Полагаю, это и к властям относится. Об этом пишет сегодня Военное обозрение . Империя, Народ, ДЕЛО, Нацильность, Колальна

Анатолий Вассерман: Совет для национальностей. Многообразию нужно единство

Президентский совет по делам национальностей — дело новое.

В том же смысле, в каком употребил это слово Жак Пеше — сочинитель мемуаров от имени мадмуазель Розы Бертэн, личной портнихи королевы Марии Антуанетты. По придворному этикету королева должна была появляться на публике каждый раз в новом наряде. По словам Пеше, однажды Бертэн не успела создать очередной шедевр и спешно переработала что-то из королевского гардероба, а напоминание об этикете парировала «Новое — хорошо забытое старое».

Структуры по делам национальностей в отечественном правительстве существуют с незапамятных времён. Не берусь разбираться в переменчивой системе управления дореволюционных времён, напомню только: в первом советском правительстве действовал народный комиссариат по делам национальностей, создал и возглавил его (по совместительству со многими другими полезными делами) Иосиф Виссарионович Джугашвили. Правда, 1923.07.07 комиссариат упразднён, но лишь потому, что его обязанности взял на себя выборный орган — Центральный исполнительный комитет советов учреждённого 1922.12.30 Союза Советских Социалистических Республик.

Кстати, сам Джугашвили возражал против учреждения Союза именно в форме конфедерации, предпочитая вливание всех осколков Российской империи в единую Российскую Советскую Федеративную Социалистическую Республику. Позднейший опыт оправдал его точку зрения: распад СССР случился формально на основании права союзных республик на самоопределение.

Правда, Владимир Ильич Ульянов, настаивая на конфедеративном устройстве постимперской страны, имел свои резоны: Гражданская война способствовала формированию на местах вольницы, желающей и в мирное время сохранить свои привилегии.

Вспомним хотя бы некоторые (увы, помню далеко не все) требования грузинских национал-коммунистов: оставлять в Грузии все собираемые в ней налоги, но предоставить ей право дотирования из союзного бюджета по мере надобности; разрешить грузинскому правительству по собственному усмотрению депортировать любого гражданина СССР за пределы республики и расторгать смешанные браки; автоматически лишать грузинского гражданства грузинку, вышедшую замуж за человека иной национальности. Микаэл Николозович Саакашвили всего лишь творчески развивает некоторые — далеко не все — традиции своих предшественников.

Многонациональная империя всегда испытывает сложности, отсутствующие в мононациональном королевстве. Зато и возможностей у неё куда больше. Не говоря уж о пользе взаимооплодотворения многообразных культур, напомню чисто экономическую сторону дела. Разделение труда повышает его производительность. Чем больше и разнообразнее общество, тем больше в нём возможностей разделения труда, тем больше может сделать для других и получить от других каждый гражданин.

Правда, возможных форматов многонациональности много. Впрочем, все они распределяются между двумя крайностями — колониальной и континентальной. Причём промежуточные варианты довольно быстро эволюционируют к одной из этих крайностей.

В колониальной империи число представителей метрополии ничтожно по сравнению с числом жителей дальней (чаще всего заморской) колонии. Подмога почти невозможна: до второй половины девятнадцатого века сообщение в метрополию о возможности бунта шло зачастую несколько недель, а сбор и отправка подкреплений занимали месяцы. В таких условиях единственный способ удержать колонию в подчинении — непрерывное жесточайшее подавление. Уничтожается (вместе со своим носителем) всякая возможность даже помыслить о неповиновении — не говоря уж о том, чтобы взять на себя управление вместо колониальных администраторов.

В континентальную империю объединяются народы, уже давно живущие бок о бок и веками вырабатывающие взаимоприемлемые форматы сосуществования. Неизбежных беспредельщиков — вроде басков или чеченцев — чаще всего совместными усилиями давят все соседи, постепенно приучая к безопасному для окружающих образу жизни. Задачи имперской администрации — организация взаимодействия отдалённых друг от друга регионов да поддержание порядка, дабы народы не отвлекались от дела на борьбу с беспределом.

Часто привожу пример различия двух типов империй. Когда верхушечный заговор принудил Николая Второго Александровича Романова отречься от престола Российской — образцово континентальной — империи в разгар Первой Мировой войны (да ещё когда на горизонте уже маячила победа с желанными черноморскими проливами в качестве трофея), в поддержку императора выступили из всего высшего армейского командования всего двое генералов от кавалерии (что соответствует нынешнему генералу армии да маршалу рода войск): остзейский немец лютеранин Фёдор Артурович граф Келлер и армянский азербайджанец мусульманин Гусейн Келбалиевич хан Нахичеванский. В той же войне в союзных России Британской и Французской — образцово колониальных — империях даже полковник из инородцев был немыслим. А вот баски да бретонцы во Франции, валлийцы и шотландцы в Англии — народы, присоединившиеся ещё в формате континентальных империй — воспринимались как свои, пользовались практически равными возможностями.

Сейчас нас старательно толкают на путь колониальной империи. Вспомним хотя бы, как часто в (по выражению Андрея Ильича Фурсова) СМРАД — средствах массовой рекламы, агитации, дезинформации — мелькают презрительные клички представителей этносов, чьи родные земли отторгнуты от России в губительном 1991-м году. Да и этническое многообразие нынешней Российской Федерации удостоено множества столь же презрительных прозвищ. В советское время подобное поведение журналиста было невозможно не только вследствие строгой цензуры, но и благодаря десятилетиям воспитания и самовоспитания. Причём не только советского. В имперские времена тоже была очевидна недопустимость вбивания клиньев по этническим стыкам.

Вдобавок рост противоречий внутри РФ отпугивает другие народы и замедляет возрождение нашей единой России во всём размахе и многообразии. Так что подобные оскорбления — не говоря уж о криках вроде «Хватит кормить Кавказ», лживых не только политически, но и экономически — бьют не только по нашему нынешнему спокойствию, но и по нашему грядущему расцвету.

Отсюда очевидны первоочередные задачи нынешней версии управления многоцветьем страны: восстановление взаимоуважения; создание системы пресечения провокаций; обеспечение равноправия всех народных обычаев (хоть русских, хоть чеченских, хоть удмуртских) в той мере, в какой они не ущемляют законные и равные интересы носителей других обычаев; использование возможностей каждой группы в интересах всего народа. Очевидны и главные адресаты этих задач: средства массовой информации (их придётся в значительной мере восстанавливать из ныне действующих СМРАД, так что задача неизбежно затронет и многие властные ведомства); органы охраны правопорядка и система правосудия; координаторы хозяйственной деятельности, коим предстоит поощрять создание в каждом регионе предприятий, максимально опирающихся на местное своеобразие.

Понятно, в ходе возрождения — а тем более развития — страны неизбежно возникновение новых поводов для конфликтов. Совету по делам национальностей придётся постоянно следить, чтобы поводы не переросли в причины. Для этого надо не только изучать текущую обстановку, но и быстро делать новые прогнозы. Приведенный мною список задач неизбежно и быстро пополнится. Но ведь надо же с чего-то начать! Давно руководствуюсь девизом: «пока никто не делает — ничто не делается». Полагаю, это и к властям относится.

Об этом пишет сегодня Военное обозрение.

Анатолий Вассерман: Как не допустить "хаотизации" России
В своей «Валдайской речи» президент Путин заявил об угрозе разрастания «глобального хаоса» по всему миру: «Достаточно посмотреть заголовки западной прессы за последний год: одних и тех же людей называют то борцами за демократию, а затем исламистами, сначала пишут о революциях, потом о погромах и переворотах.


  • Империя,
  • Народ,
  • ДЕЛО,
  • Нацильность,
  • Колальна
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: