Третья отечественная война

Выступление на съезде Русского Национального Собора, 12 июня 1992 г.

, в «День Независимости»

Много лет назад мне довелось посетить Восточную Германию, тогда называвшуюся Германской Демократической Республикой. Выйдя из поезда, я увидел развевающиеся в городе флаги и спросил моих коллег, что сегодня за праздник? «День победы» — ответили мне. Когда же я поинтересовался кого они в этот день победили? — они несколько смущенно ответили, что это «день победы над фашизмом». При всех ужасах фашизма, мне не поверилось, что немцы настолько перековались, чтобы их сердца радостно бились при созерцании своей расчлененной страны. Конечно, флаги были вывешены в назидание немцам, в память их поражения. Это был праздник не их, а победителей — оккупирующей державы и, может быть, немецких властей, служивших механизмом ее управления.

Сегодня в нашем городе тоже развеваются флаги и так же трудно понять — в честь чего? Нам говорят, что в этот день был провозглашен суверенитет России, что это «День независимости». Независимой от кого стала Россия? От той страны, которая более 1000 лет называлась Русью и Россией, создание которой было историческим делом русского народа? И это не было признанием горькой истины, констатацией факта. Советский Союз еще не распался, тогда по его монолиту пробежали лишь первые трещинки. А вот акт «суверенитета России» был одним из первых и самых сильных ударов, породившим процесс распада нашей страны, который сейчас зашел так далеко, но боюсь, еще далеко не кончился. Нам, жителям распадающейся, идущей к катастрофе страны, тут праздновать нечего. Это не наш праздник, а праздник победителей и властей, служащих им.

Что же произошло, откуда взялось разделение на победителей и побежденных, когда и войны-то не было? Мне кажется причина в том, что все мы — и не только наша страна, но и весь мир — стали жертвами колоссальной мистификации, может быть, величайшей мистификации человеческой истории — не только «мистификации века», но и «мистификации Истории». Нас всех убедили, мы поверили, что происходящее у нас в стране за последние несколько лет, является — реформой, перестройкой, радикальными реформами. На самом же деле это был распад и разграбление страны. А от того, к какому типу явлений мы относим происходящее, очень зависит наше отношение к конкретным вопросам. Например, продажа в частные руки большей части экономики оценивается по-одному, если мы верим, что речь идет об экономической реформе и по-другому, если это — разрушение хозяйства и переход его в собственность иностранных компаний.

Не может быть такой реформы, которая проводится уже год или даже больше и приносит пока только разрушение экономики и катастрофическое падение жизненного уровня. Реформа должна иметь общую идею, но осуществление ее должно все время корректироваться ощутимыми результатами. Т.е. должна существовать обратная связь, позволяющая найти правильную реализацию общей идеи. Если же ее нет, то происходит попытка подчинить жизнь схоластической утопии, что возможно лишь насилием над жизнью. Это так знакомое нам утопическое мышление, когда Томас Мор, Карл Маркс или Фридрих Энгельс выдумывают абстрактную схему, а последователи подгоняют под нее неподатливую жизнь — и чем жизнь меньше поддается, тем круче приходится на нее давить. А ведь мы с вами — часть этой жизни.

Так кто же те победители, праздник которых отмечен сегодня флагами, кто диктует действия, испытываемые на нас? Адрес нам сообщают часто. В то время, как решается судьба урожая, цены на горючее несколько раз повышаются, да еще каждый раз многократно; недавно предсказывалось еще одно повышение в 25 раз! Даже лондонская «Таймс» называет это безумием. Грабят деревню, которая могла бы обеспечить нам хоть полуголодное существование: это запланированный голод. Но так хочет Международный Валютный Фонд. Все у нас подорожало в десятки раз. Кроме основных фондов, они подорожали не более, чем в 2 раза: видимо их надо держать дешевыми до массовой распродажи. Таково желание МВФ. У нас растет смертность, разваливается медицинское обеспечение, сотнями закрываются заводы, нас ожидает массовая безработица. Но МВФ настаивает, чтобы этот процесс шел побыстрее.

Международный Валютный Фонд — это, конечно, только вывеска. Речь идет о западной экономике и о традиции в истории Запада. Западный мир сам находится в смертельном кризисе. Он не сумел построить стабильную экономику, которая бы брала у Природы лишь столько, сколько та способна воспроизвести. С возрастающей скоростью Западный мир исчерпывает ресурсы Земли и разрушает биосферу. Сейчас Запад существует за счет выжимания соков Третьего мира. Но из него он выжимает последние капли. Если в этот пресс бросить богатейшую страну мира, то конец, окончательную расплату по векселям, можно будет оттянуть на одно-два поколения.

Уже 3 века Запад рвется в Россию. В XVIII веке, после 30-летней войны, Швеция была сильнейшей военной державой Северо-Восточой Европы. Ее попытка покорения России закончилась под Полтавой. В XIX в. ту же попытку повторил Наполеон, в XX в. — Гитлер. История показала, что у Запада просто недостаточно сил для военной победы над Россией. И вдруг то, чего не удалось достигнуть кровопролитными войнами, само падает в руки — причем не погиб ни один американский солдат, не потрачена ни одна дорогая ракета.

Сейчас мы переживаем такую же Отечественную войну, как в 1812 г. — такое же «нашествие двунадесяти языков», войну за существование нашей страны. Это уже Третья Отечественная война. Но это странная война, где не происходят танковые сражения и не взрываются атомные бомбы. И мы умудрились не заметить этой войны, пока не проиграли несколько крупнейших сражений. Только сейчас мы начинаем осознавать смысл и масштаб происходящего. Я, например, заметил, что сегодня уже третий раз за полгода как я участвую в работе создаваемого движения, стоящего на государственных и патриотических позициях: РОС, Конгресс гражданских и Патриотических Сил и сегодняшний съезд Русского Национального Собора. Это один из признаков того, как ширится понимание и собираются силы.

Движение, представители которого собрались здесь — особенное. Хотя бы потому, что в его название входит слово «Русский». Чтобы только произнести сейчас это слово, уже нужно мужество. Но это и возлагает тяжелую ответственность: вспомнив о русском народе, мы соприкасаемся с одной из самых болезненных проблем нашей страны. Всего несколько лет назад стали широко известны цифры, характеризующие трагедию русских, стоящих между жизнью и небытием: падение рождаемости, уровня жизни и образования, отсутствие медицинской помощи, гибель русской «неперспективной» деревни. Но даже если каким-то чудом удалось бы немного подкормить русских и создать им минимальные условия для жизни, это нас не спасло бы. Народ, особенно такой, как русский, не может существовать, не ощущая смысла своего бытия. Это ощущение черпается не только из чтения и писания статей, а — гораздо чаще — из самой жизни. А мы видим, что сейчас нас особенно изощренно пытаются лишить нашей истории, превратить ее в бессмыслицу, представить кровавым абсурдом. Таков был смысл избиение ветеранов, собравшихся 23 февраля вспомнить павших в последней войне: память об этом великом подвиге надо было вычеркнуть из сознания народа. Таков смысл и недавнего чудовищного объявления санкций против Сербии. Ведь только для того, чтобы защитить Сербию, Россия вступила в I мировую войну. Решила бы Россия тогда предать Сербию — и не было бы для нас ни мировой войны, ни революции, ни коллективизации, ни перестройки, ни распада страны. А теперь Россия все -таки предает Сербию, превращая в бессмыслицу всю эту цепь трагедий. И то, что это действие произведено сразу после того, как с фанфарами отпразднована неделя славянского единства, придает ему характер сознательного глумления.

В сегодняшней Третьей Отечественной войне русский народ борется не только за территорию той страны, которую он 1000 лет строил вместе с другими народами, но и за саму идею этой страны — Великой России. Сколько сил было потрачено, чтобы запачкать эту идею, заставить ее стыдиться: появились «тюрьма народов», «русская колониальная империя», «последняя колониальная империя»/дескать, последнее прибежище варварства на Земле/. Россию можно назвать и империей — но совершенно уникальной. Многие века многие десятки народов жили в ней, не теряя своей национальной индивидуальности, развивая свою культуру и вместе создав новую цивилизацию. Например, многие народы, перечисленные в начале «Повести временных лет», прожив в этой «империи» века, может быть, 1000 лет, не только не утратили свою национальность, но недавно прокламировали суверенитет. Такая империя не имеет ничего общего с колониальными империями Британии, Испании, или Голландии. Единственный сопоставимый исторический феномен — это Римская империя.

В Третьей Отечественной войне, как и в предшествующих им, начали с тяжелого отступления. Мы отступили от линии обороны по границе Советского Союза на границы Российской Федерации. Это крепкая позиция: громадная, богатейшая страна с преобладающим русским населением. Но ведь прочность позиции определяется не крепостью бастионов а силой духа защитников. Может быть, нам не удастся удержаться и здесь, мы отступим дальше: на Юг или в Сибирь. Важно лишь усвоить принцип римлян: «Рим проигрывает сражения, но выигрывает войны». Первая Отечественная война продлилась 1/2 года, Вторая — 4 года. Возможно, что Третья будет делом целого поколения. Но если мы не сдадимся духовно, то мы победим. Победим в том смысле, как это понимали наши предки в 1812 году: «ни одного вражеского солдата не должно остаться на нашей священной земле». В нашей ситуации это означает, что Великая Россия будет восстановлена. Не важно, в границах какого года, но будет восстановлена страна, являющаяся законной преемницей исторической традиции России. Каждый может понять этот путь, это задание по-своему. Один — как судьбу своих потомков, которые все равно не выживут, если нам суждено поражение: через 1 или 2 поколения они вымрут от радиации, вредных производств и голода. Другой — как долг перед предками, строившими нашу страну более 1000 лет, передававшими ее из рук одного поколения в руки следующего, пока она не дошла до нас. Третий — так, что Россия — один из замыслов Божиих о человечестве. Но как бы ее ни выражать, если мы не предадим в своих душах идею Великой России, то с нею, я думаю, мы спасемся.

Об этом сообщает Военное обозрение.

Хотят ли русские Третьей Отечественной войны...
Отечество.

Историк: Против Белоруссии и России ведётся Третья Отечественная война
В Витебске 28 — 29 ноября состоялась международная научная конференция «Отечественная война 1812 года в исторических судьбах и культурном наследии народов России и Европы», посвящённая 200-летию победы России в Отечественной войне 1812 года.

Диссертация по эвакуации в годы Великой Отечественной войны
На сайте TOPWAR немало людей, скажем так, приверженных традициям прошлого, и вряд ли можно их за это упрекать.

День, который приняли за Третью мировую войну
6 октября в Туркменистане — не рабочий день. Но это не праздник, а памятная дата жертвам, погибшим в 1948 году, когда всего за несколько секунд город Ашхабад был стёрт с…


  • Страна,
  • ИДЕЯ,
  • Война,
  • Мистификация,
  • ВЕК
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: