Новая империя зла для Америки ("Der Spiegel", Германия)

Американцы перемещают свои боевые корабли в Тихий океан и пытаются добиться расположения Индии как нового партнера, а Китай сотрудничает с Афганистаном: Вашингтон и Пекин ведут борьбу в Азии за господствующее положение.

Причем, Барак Обама действует более жестко, чем в свое время Джордж Буш.

С момента вступления в должность президента Барака Обамы внешняя политика, а также политика в области безопасности США как никогда ранее ориентирована на Пекин. Превратившийся из мессии в Макиавелли, президент Соединенных Штатов не только продолжает азиатскую политику своего предшественника Джорджа Буша, которая была сконцентрирована на восхождении Китая, но и еще больше ее заостряет.

Для стратегического глобального мышления Соединенных Штатов Китай XXI века все больше становится тем, чем был для американцев в XX веке Советский Союз, то есть — крупным соперником в области мировой политики, который идеологически оценивается как империя зла. Вывод войск из Ирака и Афганистана, относительная сдержанность Соединенных Штатов в Ливии, а теперь — и в Сирии, а также вывод американских военных бригад из Германии – все это связано со стратегией, которая предполагает почти полное переключение внимания на Китай. В любом случае, Иран в глобальной оценке продолжает играть определенную роль.

Эти новые акценты объясняют визит в Азию министра обороны США Леона Панетты (Leon Panetta), в ходе которого он объяснял новую стратегию администрации Обамы на пространстве от Канберры до Кабула. В качестве ответа на стремительное военное усиление Китая американцы до 2020 года намерены перевести 60% своих военно-морских сил, а также шесть из 11 авианосцев в акваторию Тихого океана — в первую очередь они будут размещаться на существующих с конца Второй мировой войны военных базах в Японии и Южной Корее. Также в австралийском Дарвине ВМС Америки увеличат количество своих военнослужащих к концу этого месяца до 2500 человек.

Напряженность в Южно-Китайском море

Одновременно Соединенные Штаты и Китай ведут борьбу за влияние в Южно-Китайском море. Становящиеся все более бесцеремонными претензии Пекина в этом регионе заставляют такие соседние страны, как Вьетнам, Филиппины, Малайзия, Индонезия и Бруней и, конечно, Тайвань бросаться в объятия защитников — американских военно-морских сил.

Пекин провозглашает это море своим на основании исторического права – в XV веке оно принадлежало империи. И Пекин делает это, не обращая внимания на 12-мильную береговую зону и 200-мильную экономическую зону, которые на основании Конвенции ООН по морскому праву максимально и в одинаковой степени гарантированы всем государствам этого региона. Госсекретарь Хиллари Клинтон повторяет уже в течение двух лет, что свободный проход по Южно-Китайскому морю относится к национальным интересам Соединенных Штатов. Со стратегической точки зрения, Южно-Китайское море является продолжением Малаккского пролива и представляет собой важнейший судоходный маршрут в Китай и Японию. Под его морским дном предполагается наличие значительных сырьевых месторождений, а в самом море осуществляется вылов 10% от общего объема добываемой в мире рыбы.

В течение последних двух лет увеличилось количество столкновений между китайскими судами с одной стороны и вьетнамскими, а также филиппинскими — с другой стороны. Политическое давление китайского Голиафа на шесть Давидов постоянно растет — от них требуют признания претензий Пекина. Развязанный внутриполитический национализм исключает достижение почти любого дипломатического компромисса со стороны китайского правительства. Южно-Китайское море может превратиться в кризисный район в тот самый момент, когда китайские власти самовольно создадут причину для эскалации конфликта.

Попытка добиться расположения Индии

Глава Пентагона Панетта в ходе своего визита в Нью-Дели особенно настойчиво добивался расположения Индии как стратегического партнера. После де факто признания ее в качестве ядерной державы Соединенными Штатами, что нашло свое выражение в заключенном в 2008 году ядерном договоре, Индии в азиатской стратегии Америки придается особое значение. Она рассматривается как стратегический противовес Китаю, а в свете вывода войск из Афганистана учитываются также хорошие отношения индийцев с Кабулом. Индия, начиная с 2001 года потратила 2 миллиарда долларов на то, чтобы стать крупнейшим кредитором проектов развития в Афганистане.

Учитывая двойную стратегическую функцию этого субконтинента, Панетта призвал Индию увеличить свое участие на Гиндукуше, особенно за счет обучения афганских солдат в Индии. Поскольку наращивание Китаем вооружений вызывает беспокойство и у правительства в Нью-Дели, Индия очень заинтересована в приобретении у Соединенных Штатов новейших систем вооружений, самолетов и вертолетов. Индия является крупнейшим импортером оружия в мире, и Соединенные Штаты хотят занять место России как главного поставщика. При всех мечтаниях Вашингтона относительно альянса даже немного ослабевшее правительство Сингха (Singh) ведет себя слишком самоуверенно и вряд ли позволит Соединенным Штатам заполучить себя.

Неожиданный визит Панетты в Кабул имеет, скорее, символическое значение после того, как в среду в результате налета НАТО были убиты 18 человек, в том числе — женщины и дети. Показательно, что Панетта не поехал в Исламабад. Бывший союзник Пакистан в глазах Соединенных Штатов превратился в парию, который больше не обладает властью в северном Вазиристане, чтобы бороться с террористами «Аль-Каиды». Совершаемые Соединенными Штатами налеты с использованием беспилотников показывают, что Обама больше не обращает внимания на территориальный суверенитет Пакистана — стратегического партнера Китая. В контексте отношений с Китаем послание Вашингтона в адрес азиатских стран звучит так: союз с Китаем больше никого не защищает. Во многих государствах этого региона, опасающихся агрессивного и бесцеремонного поведения Китая, эти слова находят понимание.

Китай тем временем объявил о своем намерении в ближайшее время заключить стратегическое партнерство с Афганистаном. Одновременно с азиатским турне Панетты в Пекине состоялось заседание Шанхайской организации сотрудничества, в котором приняли участие председатель КНР, президент России, а также руководители четырех центрально-азиатских государств. Эта конференция в большей степени — «мыльная опера», чем реальное политическое сотрудничество, но сегодня и жесты являются политикой. Тем временем спираль американо-китайской напряженности продолжает сжиматься – несмотря на все словесные заявления относительно экономической взаимозависимости между обеими странами и мирное восхождение Китая.

Китайское руководство находится в фазе нестабильного перехода, а Соединенным Штатам предстоят президентские выборы. В настоящее время остается надеется только на то, что постепенно с обеих сторон будет расти осознание необходимости создания институциональных механизмов двустороннего разрешения конфликтов. С помощью этих механизмов можно будет предотвратить взрыв одного из многочисленных очагов напряженности в Азии.

Об этом сегодня сообщает Военное обозрение.

«Как обеспечить мировой порядок — через хаос или проникновение в суть?» ("Der Spiegel", Германия)
Генри Киссинджер — самый знаменитый и самый неоднозначный из всех госсекретарей, которые были в США.

Интервью с Сергеем Карагановым: советник Путина грозит уничтожением оружия НАТО (Der Spiegel, Германия)
Советник Кремля Сергей Караганов об угрозе войны в Европе, активизации НАТО и неспособности Запада понять основополагающие ценности России.

Империя зла. Ужасно зла!
В Америке я не был несколько лет.

Хватит быть врагами! ("Der Spiegel", Германия)
Стабильность в Европе возможна лишь вместе с Россией, и ее никак не добиться действиями, направленными против России.


  • ШТАТ,
  • МОР,
  • Китай,
  • Индия,
  • Внимание
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: