Материально-техническое обеспечение русской армии перед войной 1812 года. Часть 2

Обеспечение армии продовольствием

Общий раз мер посевной площади России составлял в 1802 году 38 млн.


десятин, в 1812 году – 40 млн. Средний сбор урожай зерна на этой площади составлял в период с 1807 по 1812 гг. 155 млн. четвертей (четверть — русская единица измерения объёма сыпучих тел равная 209,91 л). Причём 120 млн. четвертей шли на удовлетворение внутренних потребностей сельского населения. Товарного хлеба было не более 35 млн. четвертей, из них на вооружённые силы шло до 2,5 млн. четвертей (провианта и овса). Урожайность ржи (основного товарного хлеба) не превышала сам-3,5, пшеницы сам-4,5, сам-5.

В стране наблюдались довольно резкие колебания цен по годам, разным губерниям. Так, в 1812 году цена за четверть ржи колебалась от 7 руб. 20 коп. в Курской губернии, до 12 руб. 50 коп. в Московской и 14 руб. в Петербургской губерниях. Такие колебания цен вызывали серьёзные затруднения в обеспечении войск продовольствием и фуражом, так как интендантское ведомство получало деньги по средней цене. Но в условиях начавшейся в 1805 году войны интендантству пришлось проводить срочные закупки, по ценам которые были установлены в каждой отдельной губернии.

Суточное довольство рядового составляло из 3-х фунтов печёного хлеба, четверти фунта сухарей, 24 золотников крупы (золотник равен 4,2 г). На соль отпускалось 24 коп., на мясо 72 коп. в год. Система обеспечения войск продовольствием к началу Отечественной войны 1812 года претерпела определённые изменения. В первое десятилетие 19 столетия русская армия вела боевые действия на значительном удалении от центров обеспечения. Поэтому обеспечение строилось на основе следующей системы: базисные (стационарные) склады – подвижные склады – войсковые обозы в сочетании с закупками у местного населения. Во время кампании 1805 года русская армия, пока дислоцировалась на русской территории, снабжалась из стационарных складов, которые организовали в приграничных областях. После перехода войск в Австрию, они согласно соглашению с Веной, должны были обеспечиваться австрийскими властями. Русское правительство оплачивало счета за поставки. Готовясь к кампании 1806 года, правительство смогло создать 2-3 месячный запас продовольствия на западном и северо-западном направлениях. К тому же русское командование надеялось организовать закупки продовольствия и фуража в Восточной Пруссии. Организации военных дорог, обеспечивающих снабжение войск, не придали большого значения. В результате войска оказались в весьма тяжёлом положении.

Во время войны со Швецией 1808-1809 гг. снабжение русских войск было организовано лучше. Обеспечение войск шло через особый подвижный магазин на 500 повозок, который опирался на базисные склады. Была улучшена ситуация и с полковыми складами: они получили 12 провиантских, 12 патронных повозок и 10 повозок специального назначения. Использовались и местные средства.

К войне 1812 года обеспечение войск продовольствием получило более определённую организацию, что было выражено в «Учреждении действующей армии». Управление продовольственной частью освободилось от опеки центральных органов и стало зависеть только от штаба армии. Главнокомандующий армией получил военное и гражданское управление той территорией, где располагались войска во время военных действий. В мирное время войскам предоставлялись средства для текущего снабжения и образования запасов. Для этого создавались стационарные склады. Базовые склады к началу войны были созданы в Риге, Динабурге, Полоцке, Дисне, Бобруйске и Киеве. Базы в Риге, Динабурге и Дисне имели месячный запас продовольствия на 27 пехотных и 17 кавалерийских дивизий, склады в Полоцке, Бобруйске и Киеве – на 26 пехотных и 12 кавдивизий. На базисные склады опирались запасные магазины. За полгода до начала войны военно-хозяйственное ведомство получило распоряжение увеличить запасы в ряде магазинов и создать новые в Дриссе, Новгороде, Пскове, Великих Луках, Твери, Сычёвке, Гжатске, Соснице и Трубчевске. Особенное внимание было уделено Дрисской базе — Дрисский укреплённый лагерь имел большое значение в предвоенных планах Петербурга. Здесь было сосредоточено 44 тыс. четвертей муки, 4 тыс. четвертей крупы, 54 тыс. четвертей овса и 50 тыс. пудов сена, а также сооружено 40 хлебопекарен. На 27 складах, которые были расположены на Западном театре военных действий, к середине 1812 года требовалось иметь: 435 тыс. четвертей муки, 40,5 тыс. четвертей крупы, 561 тыс. четвертей овса. Фактически же было собрано: муки – 353 тыс. четвертей, крупы – 33 тыс., овса – 468 тыс.

В принципе всех этих запасов было достаточно, чтобы обеспечить потребности трёх армий на полгода. Однако всю картину испортил тот факт, что основные запасы продовольствия были сосредоточены в приграничных магазинах, а тыловые магазины были наполнены не более чем наполовину. Поэтому в случае отхода войск за линию приграничных магазинов войска могли оказаться в тяжёлом положении. Причиной нехватки продовольствия были не только колебания в процессе разработке военного плана, но и неурожай охвативший центральные и западные губернии, он привёл к недостатку товарного хлеба в 1811-1812 гг. Правительство, чтобы облегчить заготовку, приказало сбор податей в 8 губерниях производить не деньгами, а продовольствием.

В связи с этой проблемой, решили создать запасные магазины на петербургском направлении. Правда, базы в Пскове, Великих Луках, Острове стали заполнять только в июне 1812 года. Их заполнение шло и в последующие месяцы, уже в ходе войны. Также во время войны стали создавать базы в Новгороде, Соснице и Трубчевске. Эти базы должны были содержать двухмесячный запас на 8 пехотных и 4 кавдивизии. Кроме того, с началом войны стали создавать продовольственные базы в Твери, Гжатске, Сычевке.

Таким образом, по состоянию продовольственных баз, становится ясно, что Петербург не планировал отступление полевой армии вглубь страны. Запасами была обеспечены районы, намеченные для приграничных сражений и манёвра силами в пределах данного театра военных действий. Отступать далее Западной Двины не собирались. В результате, пока армия отходила в подготовленном к обороне регионе, она не испытывала затруднений с продовольствием и фуражом. Продовольствие были вынуждены увозить с собой, уничтожать на месте или оставлять. Но отход за линию Днепра и Западной Двины сразу показал недостаток в виде отсутствия хороших подвижных магазинов. Войска были вынуждены возить продовольствие с собой, это вело к перегрузке войсковых обозов, уменьшало маневренность армии, вынуждало усиливать арьергарды, которые прикрывали отход основных сил. Готовясь к войне военное министерство не смогло полностью решить проблему снабжения войск.



Обеспечение войск вещевым довольствием

Основными материалами для изготовления обмундирования были сукно, каразея (неплотная шерстяная ткань, употреблявшееся на подкладку) и полотно. В начале XIX века в Российской империи было 155 мануфактур, которые выпускали сукно и каразею. Основным центром производства была Московская губерния — 45 мануфактур. Кроме того, суконные предприятия были в Рязанской, Воронежской, Тамбовской, Саратовской, Симбирской губерниях и на Украине. Их общая производительность в 1802 году составляла 2 млн. 690 тыс. аршин сукна, 685 тыс. аршин каразеи.

Все крупные предприятия были обязаны поставлять военному ведомству определённое количество сукна и каразеи. Ежегодно вооружённые силы поглощали до 40-50% всей продукции суконных предприятий. В 1809 году число мануфактур выросло до 209. Они вырабатывали 3 млн. 674 тыс. аршин сукна и каразеи. На таком же уровне производство сохранялось в 1810-1811 гг. Потребности армии всё же полностью не удовлетворялись. Так, в 1812 году требовалось 1 млн. 648 тыс. аршин сукна, а было поставлено 1млн. 170 тыс. аршин, каразеи требовалось 316 тыс., поставлено 190 тыс. аршин. Основной причиной этого был недостаток шерсти: при годовой потребности в 200 тыс. пудов, внутренний рынок мог дать 170 тыс. пудов. Поэтому во время войны пришлось пойти на закупку простых крестьянских сукон. Однако и такое решение не покрыло всех потребностей полевой армии.

Ещё в более плачевном положении оказалась армия в части снабжения её полушубками. На складах почти не было зимней одежды. Главнокомандующий армией Кутузов был вынужден дать предписание губернаторам Калужской, Тульской, Орловской и Рязанской губерний срочно прислать в войска необходимые вещи. Однако до ноября 1812 года войска ничего не получили, хотя Кутузов требовал срочно выслать полушубки. Армий получила зимнее обмундирование только в ноябре-декабре 1812 года, когда основные боевые действия были завершены.

Производства полотна с 1810 года покрывало не только потребности армии и флота, но и всего внутреннего рынка. Так, в 1812 году на учтённых 170 полотняных предприятиях (их было больше) было произведено 13 млн. 998 тыс. аршинов разных полотен. Потребность вооруженных сил в 1806-1808 гг. составляла в среднем 10 млн. аршин. В 1812-1815 гг. – 12 млн. аршин.

Снаряжение и обувь. Снаряжение пехотинца состояло из ранца чёрной кожи – для ношения трехдневного запаса сухарей, белья и принадлежностей для чистки оружия, патронной сумки на 60 патронов, штыковых ножен, манерки и шанцевого инструмента. Общий вес снаряжения равнялся 25 фунтам. На роту полагалось иметь 20 топоров, 10 лопат, 5 кирок и 5 мотыг.

Снаряжение кавалериста включало лядунку на 30 патронов (у гусар на 20 патронов), деревянную флягу, обтянутую кожей, и шанцевый инструмент. Конский прибор состоял у кирасир из немецкого седла с мундштуком и убором, чепрака и чушек (кожаный пистолетный чехол), а также суконного круглого чемодана. У драгун и гусар – из венгерского седла с мундштуком и убором, вальтрапа и чемодана.

Кожу для обуви и снаряжения поставляла казенная Лосиная фабрика на Клязьме, Петербургская фабрика и частные кожевенные заводы (в 1814 году их было 840). Эти предприятия покрывали текущие потребности вооружённых сил России. Но опыт кампании 1798-1800 и 1805 гг. показал, что войска оказываются в тяжёлом положении, если на складах нет запасов сверх комплекта. Решить эту проблему с помощью казённых предприятий оказалось невозможно. Чтобы обеспечить годовую потребность пришлось перейти к системе подрядов.

Канатное производство отвечало требованиям вооружённых сил. В 1812 году было до 50 предприятий, каждое производило ежегодно в среднем 4-5 тыс. пудов. Этот объём производства удовлетворял потребности артиллерии и флота. Они изготовили в 1812 году 249 тыс. пудов канатов, тросов и снастей.

Снабжение армии вещевым довольствием осуществлялось обычно через депо. Подвижных вещевых складов не было. Иногда запасные склады создавали поближе к театру войны. Так, в русско-турецкой войне 1806-1812 гг. запасной склад создали в Тирасполе, он получал необходимые вещи из Крюковского депо. В антифранцузской кампании 1806-1807 гг. войска снабжало Виленское депо. К войне 1812 года подготовились лучше. Наряду с запасами в депо, войска получили 25% нормы в запас непосредственно в дивизионные обозы. Однако и эти меры не решили проблему полностью. Численность армии возросла (в том числе за счёт ополчения), часть запасов была утеряна в ходе отступления, длительное отступление и постоянные бои крайне отрицательно сказались на обмундировании (особенно на обуви). В результате наличные запасы были сразу поглощены, и пришлось принимать экстренные меры по ремонту и поставке нового обмундирования. Кроме того, полагая, что война будет вестись прежними методами и с наступлением зимы боевые действия будут прекращены, не были приняты меры по снабжению войск тёплыми вещами.

Финансирование

Постоянные войны приводили к тому, что правительство было вынуждено выпускать значительное количество бумажных денег, чтобы покрыть военные расходы. Военные расходы поглощали до 60% всех доходов России, приводили к обесцениванию денег.

В 1803 году на армию было ассигновано 34,5 млн. рублей, на флот – 11 млн. (при доходе страны в 95,5 млн.). В 1805 году расходы на вооружённые силы составили более 57 млн. рублей при общем доходе в 100,8 млн. руб. В 1806 году военные расходы выросли до 60 млн. рублей, при доходе государства в 103 млн. руб. В 1807 году в условиях войны с Францией и Турцией расходы на армию выросли до 63,4 млн. рублей, на флот 17,1 млн. руб., т. е. всего 80,5 млн. рублей при доходе в 121,6 млн. рублей. В 1808-1809 гг. расходы на вооружённые силы превысили доходы государства (недостаток покрывали за счёт внутренних ассигнований). В 1808 году на армию и флот ушло 140 млн. руб., при доходе в 111,5 млн. руб. В 1809 году вооружённым силам требовалось 136 млн. руб., при доходе в 127,5 млн. рублей. В 1810 году на вооружённые силы ассигновали 147,6 млн. руб., при доходе в 191,5 млн. рублей, а вместе с внутренними ассигнациями – 278,6 млн. рублей. В 1811 году из общей суммы дохода в 337,5 млн. рублей на армию выделялось 122,5 млн. руб., на флот – 14,5 млн. руб.

В 1812 году предполагалось, что доход будет равен сумме в 287 млн. руб., на армию собирались выделить 160,8 млн. руб., на флот 20 млн. руб. Начавшаяся война разрушила все расчёты. Доходная часть бюджета России резко сократилась – на 1 января 1813 года в казну поступило менее 172,5 млн. руб. Расходы на военные цели известны лишь приблизительно. В целом за три года военных действий (1812-1814 гг.) было потрачено 721,6 млн. руб., т. е. примерно по 240 млн. руб. в год. Причём сюда не водят расходы на ополчение и ряд других трат военного характера. Недостаток средств в казне восполняли выпуском ассигнаций, количество которых постоянно росло. Так, в 1803 году в обращении было ассигнаций на 250 млн. рублей, в 1807 году – на 382 млн. руб., в 1810 году – 579 млн. руб. Перед началом войны 1812 года в Российской империи обращалось ассигнаций на сумму более 600 млн. рублей. В результате курс ассигнационного рубля резко упал. Если в 1803 году 1 рубль ассигнациями был равен 88,4 коп. серебром, то в 1807 году он стоил 66,3 коп., а в 1812 году – 38,8 коп. серебром.

Столь резкое обесценивание рубля сказывалось отрицательно на вооружённых силах. Военное и морское ведомства добивались выделения им средств в серебре. Военное руководство указывало, что при общем росте расходов на армию и флот, происходит значительное падение реальных сумм. Командующие войсками нередко попадали в затруднительное положение при закупке продовольствия и фуража.


Общеармейская фура — крытая повозка армейского обоза, использовавшаяся для перевозки продовольствия, патронов, палаток, амуниции пехоты и кавалерии, а также инструментов. В зависимости от назначения фуры имели специальную маркировку (белой краской); боеприпасы, продовольствие, войсковое имущество и т. д. Открывались фуры сверху. Для большей герметичности на крышке продовольственных и патронных фур устанавливали матерчатый или кожаный полог. Сзади располагалась откидная кормушка, куда помещали фураж для лошадей. В зависимости от тяжести фуры перевозились упряжками по две или четыре лошади. В обоз входили также санитарные фуры, вмещавшие от четырех до шести раненых. При недостаточном числе фур применялись крестьянские телеги.


Походная кузница. Она применялась для мелкого ремонта и изготовления простых приспособлений в полевых условиях. Обслуживали кузницу кузнец и два мастеровых. Они ремонтировали колеса, оси, лафеты, зарядные ящики, фуры, делали гвозди, клинья, подковы. Горн, меха, рычаг крепили на станке с двумя колесами. Древесный уголь в горне раздували при помощи мехов, приводимых в движение рычагом. Для облегчения работы к концу рычага крепили противовес — пустую мортирную бомбу. Наковальню и кузнечные инструменты перевозили в специальной фуре, в другой фуре перевозили запасы древесного угля. Одна кузница придавалась 36-48 орудиям.


В распоряжении каждого пехотного и кавалерийского полка имелась запряженная двумя лошадьми фура с аптекарскими ящиками (1). В съемных ящиках кроме лекарств и перевязочного материала были хирургические инструменты. В одном из ящиков находилась кожаная сумка на десять хирургических инструментов. Кроме этого, каждый лекарь имел карманный набор хирургических инструментов. Фура управлялась кучером, который сидел на переднем съемном ящике (3). На заднем ящике (2) оставалось место для легкораненого или больного.

Об этом сообщает Военное обозрение.

Материально-техническое обеспечение русской армии перед войной 1812 года
Почти непрерывные войны приводили к тому, что экономика России была сильно милитаризована.

Стратегический план России и развёртывание войск в преддверии войны 1812 года. Часть 2
Как уже отмечалось, несмотря на обилие различных проектов, император Александр I, не считал нужным даже ставить в известность о них, командующих армиями.

Казаки в Отечественной войне 1812 года. Часть I, довоенная
Отечественная война 1812 года была апофеозом эпохи наполеоновских войн.

Александр Христофорович Бенкендорф - замечательный русский офицер, герой войны 1812 года
Многие деятели исторического прошлого, особенно в русской истории, почему-то зачастую воспринимаются не всецело, всеобъемлюще, не в попытке охватить все грани личности человека, а сквозь призму какого-то отдельного периода его жизни (как правило, негативного), выпячивающего якобы недостатки этого человека, какие-то его деяния, оценивая которые критически настроенные потомки цокают языком и неодобрительно качают головой.


  • Миллион,
  • Рубль,
  • Война,
  • Войско,
  • Четверть
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: