Один пишем, два в уме ...

Кажется, что поспешное принятие обеими палатами Федерального Собрания изменений в закон о митингах приведет к большому политическому скандалу.

И это не преувеличение. Так всегда бывает, когда за очень важное и нужное дело берутся люди, привыкшие не думать над последствиями своей деятельности, а мгновенно берущие «под козырек» в желании угодить начальству.

То, что законодательство в этой сфере должно меняться, сомнений не вызывает. Но как – вот главный вопрос. Никому, даже самому завзятому оппозиционеру не нравится, когда вокруг его дома днем и ночью бродят толпы непонятных людей, загаживающих вокруг все и вся, когда его дети боятся выходит на улицу, когда перекрывается дорожное движение. И уж тем более никто не хочет попасть под «горячую руку» полицейского, озверевшего от необходимости наблюдать за соблюдением правопорядка. Но те поправки в законодательство, которые приняли депутаты Государственной Думы и члены Совета Федерации, я не могу отнести к разряду адекватных. Верную экспертную оценку им дал президентский Совет по развитию гражданского общества и правам человека. Цитировать обнародованный на днях документ не буду. Его текст со всеми подмеченными нарушениями российского и международного законодательства есть в открытой печати и в Интернете на сайте Совета. Как политолог и психолог, хочу добавить от себя: полученный законодательный результат абсолютно несоразмерен реалиям российской жизни.

И дело тут даже не в том, что предлагаемые размеры штрафов явно несоразмерны имущественному положению подавляющего большинства граждан России и установленному государством минимальному размеру оплаты труда. Дело, на мой взгляд, в том, что кто-то очень испугался прокатившейся недавно по России протестной волны. И, в свою очередь, решил напугать россиян жесткими полицейскими карами за участие в подобных акциях. Сделано это было совершенно без учета менталитета наших граждан. Где-нибудь в Германии закон является руководством к действию. В России, где власть и общество пока живут совершенно отдельно друг от друга, закон таковым не является. Более того, я вижу тут определенную тенденцию: чем жестче санкции, тем больше им будут противодействовать граждане.

Еще раз подчеркиваю: я сторонник изменения законодательства в сфере регламентации проведения публичных политических мероприятий. Эти изменения назрели. Однако принимать их без всестороннего обсуждения, без хотя бы относительного консенсуса большинства политических сил, а лишь голосами одной партии и с пугающей поспешностью — просто опасно. Спешка хороша, как известно, при ловле блох. Но не при формировании законодательного поля в сфере взаимоотношений государства со своими гражданами.

Я думаю, более того, уверен, что изменения в законе о митингах получились такими именно за счет того, что разрабатывались и принимались они усилиями одной партии – «Единой России». Точно такая же история произошла несколько лет назад, когда принимался не менее резонансный закон о монетизации льгот. Его тоже в буквальном смысле слова продавили «единороссы», даже не подумав адаптировать его к российским условиям, без какой-либо разъяснительной работы в обществе. Какие это вызвало последствия, всем хорошо известно.

Убежден, что и тогда и сейчас свою негативную роль сыграло неумение «Единой России» договариваться со своими оппонентами, идти, если надо, на какие-то компромиссы. Над ее представителями довлеет формулировка «партия власти», которая разлагающе действует на неподготовленные к работе во властных структурах умы. Отсюда высокомерие и надменность, присутствующая в общении «единороссов» с оппонентами.

Совсем недавно, в бытность Дмитрия Медведева президентом, он предложил оппозиции принять участие в работе государственных институтов, в том числе в законотворческой деятельности. Но ее представители, насколько мне известно, покидают все эти «круглые столы» именно потому, что «Единая Россия» не склонна решать вопросы в формате диалога. Она, как любит повторять руководитель этой фракции в Государственной Думе Андрей Воробьев, «борется» то за одно, то за другое. А с кем борется партия, присвоившая себе эпитет «народная», если взять, к примеру, закон о митингах? С собственным народом? И кого может победить партия, чей реальный, а не надутый рейтинг 30-32 процента?

Полагаю, что возглавивший недавно «Единую Россию» Дмитрий Медведев не случайно говорил о предстоящих сильнейших кадровых изменениях. И это абсолютно правильно: любую партию делают люди и людьми же она обновляется. Это непреложный закон партийного строительства. Но где объявленные изменения? Мне досконально известно, что пока дело ограничивается даже не кадровой ротацией, а передвижением одних и тех же персоналий по горизонтали. И именно эти люди, сидящие в партии на ключевых постах чуть ли не с момента ее основания, привыкшие к изобильной партийной «кормушке», противодействуют появлению в рядах «единороссов» новых людей, со свежими идеями и взглядами, соответствующими духу и потребностям времени. Таким людям пробиться через спаянные круговой порукой ряды замшелых партийных бюрократов невозможно. Я знаю это не понаслышке. Испытал на себе.
Так и возникают резонансные законы, вызывающие недоумение и волнение в обществе. Их легко «продавить» через парламент, имея в нем большинство и опираясь всего лишь на экспертную оценку «придворных» политологов, вроде некоего Дмитрия Орлова, который давно уже говорит лишь то, что хотят услышать его работодатели. Но проблема в том, что российское общество хочет, чтобы решения принимались с учетом разнополярных мнений, с учетом диалога. И уже теперь его отсутствие становится проблемой для страны.

Пока эта проблема не стоит столь остро исключительно потому, что у оппозиции сегодня нет сильных лидеров, за которыми пошли бы люди. Те, что сидят в Думе, давно конформисты. Просто у них роль такая: критиковать любые предложения партии власти. Граждане так привыкли к их постоянным возмущениям, что уже мало кто обращает на них внимание. Поддерживать «несистемщиков» все равно что пытаться выводить цыплят из вареных яиц. У этой «оппозиции» нет ничего: ни конструктивных идей, ни команды, ни коалиции, ни внятной программы или концепции. У нее даже достойных лидеров нет, к счастью для «Единой России», но к несчастью для граждан.

Но главная проблема даже не в отсутствии оппозиции, а в отсутствии реальной политической силы, которая работала бы в интересах граждан. И если «Единая Россия» не хочет становиться такой силой, то по всем политологическим законам должна появиться новая. Кстати, не обязательно оппозиционная. Пока не обязательно. Но чем больше непопулярных и непродуманных законопроектов принимает парламент, тем меньше шансов он оставляет власти для удержания авторитета.

Об этом сообщает сегодня Военное обозрение.

«Новороссия» пишем, «Россия» — в уме
Новороссия — это Россия.

ООН и «Аль-Каида» против Башара Асада, или Два пишем, один в уме
Политических сценариев решения сирийского вопроса, а также разнообразных мнений накопилось в прессе уже такое количество, что впору говорить о «тысячах тонн словесной руды» (Маяковский).

Роман Злотников: «Русские, белорусы и украинцы – это один народ, разделённый в 1917 году»
Роман Валерьевич Злотников – русский писатель, работающий в жанре научной фантастики и фэнтези.

Четыре острова много, два — в самый раз?
Уже не впервые Токио рассматривает возможность подписания мирного договора с Россией без передачи «северных территорий».


  • Закон,
  • Изменение,
  • Человек,
  • Партия,
  • Сфера
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: