Судьба отечественной электроники

Современный мир нельзя представить без электроники.

Именно эта отрасль промышленности в настоящее время является наиболее быстро развивающейся и одновременно с этим чуть ли не главным двигателем прогресса. За последние пару десятилетий мировая электронная промышленность дошла до того, что она может обеспечить не только производство продукции для военных или промышленных нужд, но и для прикладных, гражданского характера. Очевидно, что привлечение «общегражданских» финансов благотворно сказывается на перспективах и темпах развития. Но это в подавляющем большинстве случаев относится к зарубежной электронике. Отечественная же в настоящее время переживает не самые лучшие времена.

Начало рассвета отечественной электроники часто связывают с образованием в 1965 году Министерства электронной промышленности. Одним из авторов идеи преобразования Госкомитета по электронной технике в Министерство был А. Шокин, ставший первым главой нового ведомства. В ходе преобразования советской электронной промышленности еще в начале 60-х было основано несколько предприятий особой значимости. В результате всех этих действий уже к середине 70-х по ряду категорий продукции Советский Союз догнал США. До конца следующего десятилетия советская электроника стабильно находилась на первых местах в мире. Следует отметить и тот факт, что советская электронная промышленность обеспечивала не только оборонный сектор, но и гражданский.

К концу существования СССР отечественная электроника медленно, но верно пошла на спад. По ряду важных направлений наметилось отставание в пару лет. Как оказалось, это было не самое худшее время. Упразднение Министерства электронной промышленности, проведенное в 1991 году, а также резкое сокращение финансирования отрасли в итоге привело к тому, что за какие-то десять лет отставание на пару поколений выросло в 8-10 раз. До определенного времени экономические возможности страны не позволяли уделить развитию электроники должное внимание. Федеральная целевая программа «Развитие электронной компонентной базы и радиоэлектроники» на 2008-2015 годы была принята только в 2007 году. Нельзя сказать, что это было своевременное решение – необходимость в чем-то подобном была, минимум, лет за десять до принятия ФЦП. Всего на подъем отечественной электроники планируется потратить более 100 миллиардов рублей, около трети из которых уже было выделено.

Только развитие промышленности похоже на спорт: форма набирается долго и трудно, а для ее потери нужно несравнимо меньшее время. Кроме того, распад Советского Союза не самым лучшим образом сказался на связях между предприятиями. К примеру, минский «Интеграл» – ведущий советский завод по производству микросхем – остался в независимой Белоруссии. Аналогичные вещи произошли с рижской «Альфой», Харьковским радиозаводом и ташкентским «Фотоном». Потеря какого-то одного предприятия сама по себе не могла значительно ухудшить жизнь всей отрасли, но несколько осуверенившихся заводов и институтов вкупе с отсутствием финансов на восстановление потерянных возможностей сделало свое черное дело. Что касается военных нужд, то в конечном итоге, все это привело к современной ситуации, когда де-юре запрещенное использование импортных компонентов наблюдается сплошь и рядом. При этом немалая часть импорта идет именно из бывших союзных республик. Но это не дело и нужно развивать собственное производство.

С 2009 года этим занимается холдинговая компания «Российская электроника», принадлежащая «Ростехнологиям». По аналогии с ОАК и ОСК, «Росэлектроника» объединяет 73 научные организации и производственные предприятия. Собирание всех предприятий под единым началом было непростым. Можно вспомнить скандал с НПП «Пульсар». Примерно год назад руководство этого предприятия заявило, что «Росэлектроника» требует от «Пульсара» невозможных вещей, граничащих с разрушением всего производства. Дело дошло до обращения к президенту Д. Медведеву, но в итоге стороны пришли к компромиссу и более спорная тема не проявлялась. Другая примечательная история связана с экс-советской «кремниевой долиной». Два ведущих электронных предприятия – зеленоградские «Микрон» и «Ангстрем» – до сих пор живы, хотя и находились в частной собственности. Следовало бы отдать должное новым хозяевам предприятий: не поддавшись на «моду» последних лет, они не стали сдавать производственные помещения в аренду под торговлю и т.п., а продолжили выпуск электроники. Нам не известны причины этих инициатив, но они, несомненно, похвальны. Благодаря им ведущие предприятия отрасли не только остались живы, но и смогли в тяжелое время худо-бедно развиваться. Естественно, значительное отставание от зарубежных конкурентов осталось, но оно могло быть значительно больше.

Обещанные государством сто миллиардов на развитие отрасли являются очень хорошим средством достижения цели. Восстановив производство, мы сможем перевести его практически на полную самоокупаемость. По данным Министерства промышленности и торговли, в 2011 году российский рынок электронных компонентов достиг рекордного за последние годы показателя в 55 миллиардов рублей. Стоит сделать важную оговорку: эта цифра относится именно к закупкам элементной базы и не включает поставки готовой аппаратуры. В стране производится множество электронных приборов и распределение рынка выглядит так:
— около 13 миллиардов из вышеуказанных 55-ти тратят на закупку предприятия, занятые в отрасли связи;
— 10,4 миллиардов за электронику выкладывает прочая гражданская промышленность;
— 10 миллиардов рублей в прошлом году потратили оборонные предприятия;
— порядка 3 млрд ушло на электронные комплектующие у автомобильной промышленности и у производителей медицинского оборудования.

Само собой, две с половиной тысячи российских предприятий, занятых в производстве электроники, пока даже сообща не могут конкурировать с лидерами мирового рынка. К примеру, за 2011 год небезызвестная компания Intel наторговала своими электронными элементами на 54 миллиарда долларов. Разница в объеме продаж колоссальная. Но все равно получается, что развитие отечественной элементной базы повлечет за собой огромные по нынешним меркам прибыли. Для этого, в первую очередь, нужно обновлять производственное оборудование и осваивать новые для нашей страны технологические процессы. Тогда к указанному в Федеральной программе 2015 году имеющееся отставание на 12-15 лет сократится в несколько раз и следующая подобная ФЦП сможет снова вывести нашу страну в лидеры отрасли. Только в самом лучшем случае это будет лет через восемь или десять, ведь конкуренты тоже не стоят на месте и постоянно создают новые технологии и компоненты.


По материалам сайтов:
ruselectronics.ru/
fasi.gov.ru/
pulsarnpp.ru/
www.argumenti.ru/
minpromtorg.gov.ru/

Об этом сообщает Военное обозрение.

Отечественная электроника не боится санкций http://q99.it/cstz6Ko
Интервью с генеральным директором ОАО «Российская электроника»* Андреем Зверевым мы начали с вопроса об основных задачах, стоящих перед компанией в ближайшие годы.

Отечественные танки и их зарубежные конкуренты
В разговорах о вооружениях и военной технике есть одна стабильная тенденция.

Злоключения электроники
Управление отраслью потеряно, средства распыляются, мозги утекают В Совете Федерации состоялось заседание секции радиоэлектронной промышленности Экспертного совета по законодательному обеспечению оборонно-промышленного комплекса и военно-технического сотрудничества.

ОБТ и их создатели
На протяжении нескольких десятилетий советское танкостроение держалось на четырех главных предприятиях.


  • Промышленность,
  • Электрка,
  • Миллиард,
  • Отрасль,
  • Отставание
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (1) RSS свернуть / развернуть
+
0
я могу отдать должное ламповой электронной промышленности при Союзе, но с появлением полупроводниковой электроники начался алесс, руки бы оторвать этим электроникам, а что творицца щас, вообще молчу, не понятно, почему мозК и руки отказался напрочь работать в этом направлении, хотя кулибиных полная страна
avatar

holli

  • 7 июня 2012, 09:49

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: