Падение Константинополя и Византийской империи. Часть 3

В Константинополе росли отчаяние и безнадёжность, но в турецком лагере не всё было хорошо.

Огромная армия и флот, имея мощные орудия и массу другого штурмового снаряжения, добилась немного. Стены преодолеть не удавалось, были опасения, что городу придёт помощь с Запада. Ходили слухи о скором прибытии венецианского флота и переходе венгерской армии через Дунай. Перемирие с венграми было разорвано. Кроме того, часть приближенных султана, особенно советники его отца, были с самого начала противниками осады.

В эти дни прошли последние переговоры горожан с султаном. Мехмед предложил сдать город, сохранив жизни и имущество горожан, или ежегодно платить огромную дань в 100 тыс. золотых византинов. Византийцы не приняли этого предложения. Город они сдавать не собирались, а таких огромных денег у них не было. Константин предложил отдать все владения, кроме города. Султан сообщил, что горожан остался небольшой выбор: сдача города и уход из него, смерть или переход населения в ислам. На этом переговоры завершились.



Последние бои, падение города

25 мая султан Мехмед собрал совет. Визирь Халиль-паша предложил остановить осаду. Он был против этой затеи с самого начала и считал, что ход осады, подтверждает его правоту. Напомнил о ряде неудач. По его мнению, вскоре мог подойти флот Венеции, а затем и Генуи. Поэтому, надо заключить мир на выгодных условиях и уйти. Заганос-паша заявил, что не верит в опасения великого визиря. Европейские державы разобщены, а венецианский флот, если и придёт, то не сможет ничего предпринять. По его словам, атаки надо усилить, а не уходить. Многие из молодых полководцев поддержали его позицию. Султан распорядился о подготовке штурма.

26 и 27 мая город был подвергнут сильной бомбардировке. Греки по ночам старались восстановить разрушенные укрепления. 27 мая султан объехал войска и объявил о скором решающем штурме. Следующие за ним глашатаи провозгласили, что город отдадут «борцам за веру» на полное разграбление в течение трёх дней. Мехмед пообещал справедливого раздела всей добычи. Эти речи были встречены криками радости. 28 мая 1453 года, понедельник, был объявлен день отдыха и покаяния, чтобы мусульманские воины набрались сил перед решающим сражением. Вторник объявили днём штурма.

В это время султан собрал своих советников и военачальников на военное совещание. Было решено посылать войска волна за волной, пока защитники не дрогнут. Заганос-паша получил задачу посадить часть своих сил на суда и высадить десант для атаки стен у Золотого Рога. Остальные его силы были должны перейти по понтонному мосту и атаковать Влахернский квартал. Справа от него участок стены до Харисийских ворот атаковал Караджа-паша. Исхак и Махмуд получили задачу атаковать стены от ворот св. Романа до Мраморного моря. Сам султан собирался ударить в районе реки Ликос.

В городе император пригласил к себе всех знатных людей и военачальников. Константин говорил о необходимости быть готовым умереть за семью, родину, государя и веру. Напомнил о подвигах их греческих и римских предков. Поблагодарил присутствующих итальянцев и призвал защитников стоять до последнего. Затем обошёл зал и попросил у всех прощения. Все последовали его примеру, обнимаясь и прощаясь, как перед смертью. В св. Софию стеклись все, кто не был на стенах, и православные, и унионисты, и латиняне. Они исповедовались, возносили молитвы и это был настоящий миг единения всех христиан перед лицом страшной опасности.

Вечером 28 мая турецкий лагерь пришёл в движение: османы завершали последние приготовления, одни заканчивали засыпать рвы, другие подкатывали ближе орудия и стенобитные, метательные машины. В ночь с 28 на 29 мая раздался страшный шум вызванный гулом голосов и различных инструментов, и турки бросились на штурм по всей линии укреплений. Дозорные в городе подняли тревогу, церкви ударили в набат, все мужчины бросились на стены. Женщины им помогали, таскали воду, камни, доски, бревна. Старики и дети собрались в церквях.

Султан несколько изменил первоначальный план и бросил в бой не свои лучшие силы, а башибузуков. Это были искатели добычи и приключений из самых разных стран, в том числе и христиане – венгры, немцы, славяне, итальянцы и даже греки. Атака шла по всей линии стен, но главный удар наносили в долине Ликоса. Остальные направления были для отвлечения греческих сил. Сражение сразу приняло ожесточённый характер. Башибузуки столкнулись с яростным сопротивлением. Солдаты Джустиниани были лучше вооружены, обучены и получили в своё распоряжение почти все мушкеты и пищали, которые были в городе. К месту сражения прибыл и Константин, чтобы подбодрить солдат. После почти двухчасового боя, султан отозвал башибузуков. Греки стали восстанавливать укрепления, но успели мало. При поддержке артиллерии, в бой бросилась вторая турецкая волна – регулярные войска из Анатолии. Они были намного лучше вооружены, организованы, чем башибузуки, к тому же среди них находились фанатики. Но они, как и башибузуки несли большие потери – огромное количество людей было сосредоточено в узком месте, это позволяло защитникам попадать почти при каждом выстреле или броске камня, метательного копья.

Греки успешно отбили и второй штурм, примерно час до рассвета стала захлёбываться и эта волна. Но в это время ядро из «Базилики» проделало большую брешь в укреплениях. В пролом сразу бросилось около трёх сотен турков. Император с воинами окружил их, большая часть прорвавшихся турков была убита, часть отброшена за брешь. Такой яростный отпор привёл турок в замешательство, к тому же войска были уже утомлены. Анатолийские части были отведены на исходные позиции. На других направлениях попытки штурма были отбиты. В районе Золотого Рога турки ограничились демонстрацией, десант высадить они не решились.



Султан не стал ждать пока греки заделают пролом, и бросил в сражение третью волну – янычар. Султан Мехмед довёл их до рва и остался там, подбадривая своих любимцев. Сражение достигло высшей точки: отборные турецкие войска бились с уже уставшими воинами, которые дрались несколько часов кряду. Яростный бой шёл около часа. Казалось, что эту волну защитники отобьют. Но тут случилось сразу два происшествия, которые резко изменили картину боя. Несколько турков заметили дверцу (Керкопорту) между стеной Феодосия и Влахернским кварталом, через неё защитники делали вылазки. Кто-то забыл её закрыть и небольшой отряд турков проник за стену. Христиане заметили это и бросились закрывать дверцу, чтобы отрезать небольшой авангард врага. В то же время в районе Ликоса пулей или осколком ядра был ранен Джустиниани Лонго. Истекая кровью и испытывая сильную боль, он попросил соратников вынести его с поля боя. Император Константин попросил его остаться, чтобы не смущать защитников. Джустиниани настоял на том, чтобы его унесли. Телохранители унесли его на генуэзский корабли – после падения города тот прорвётся в море (Джустиниани так и не оправится от своих ран и умрёт в июне 1453 года). Генуэзские солдаты без своего командира растерялись, началась паника, кто-то посчитал, что их бросили и битва проиграна. Генуэзцы бежали, бросив греков и венецианцев. Турки заметили смятение среди врагов и один отряд янычар смог взобраться на гребень сломанного заграждения. Греки бросились на них и янычары были почти все убиты, но смогли продержаться столько, чтобы к ним присоединились другие. Греки пытались отбить натиск, но были отброшены. Люди побежали, чтобы скрыться за внутренней стеной. Император с несколькими соратниками дрался в воротах внутренних ворот, турки его не опознали и он погиб смертью храбрых. Вместе с ним пал и его двоюродный брат Феофил Палеолог.

Одновременно турки хлынули в Керкопорту, генуэзцев Боккиарди было слишком мало, чтобы остановить этот поток. Раздался крик: «Город взят!» В районе Керкопорты генуэзцы ещё некоторое время дрались, потом поняв, что дело проиграно, стали пробиваться к кораблям. Один из братьев Боккиарди – Паоло погиб, двое других смогли добраться до корабля и перебрались в Перу. Венецианцы Минотто попали в окружение в старом императорском дворце во Влахерне. Многие погибли, часть попала в плен (часть позже казнили). Турецкие корабли, в Золотом Роге получив весть о прорыве, высадили десант и почти без сопротивления одолели стену. Венецианцы бросились на свои корабли, греки разбежались по домам, пытаясь спасти семьи. Команды двух критских кораблей забаррикадировались в трёх башнях. На участке к югу от Ликоса солдаты оказались в окружении, большинство пало, пытаясь прорваться. Л. Нотарас, Ф. Контарини и Д. Кантакузин попали в плен. Правда, его казнили позже, когда Нотарас отказался отдать 14-летнего сына в гарем султана, Мехмед любил молодых мальчиков. В ряде мест защитники сами сдавались в плен и открывали ворота, в обмен на обещания сохранить их дома и семьи. Принц Орхан со своими турками и каталонцы дрались до последнего. Надо сказать, что пленных солдат было мало – около 500 греческих солдат и наёмников. Остальные защитники пали или смогли сбежать.

В городе шёл грабёж и резня. Турецкие матросы, опасаясь, что город разграбят без них, бросали корабли и бежали в город. Это спасло жизни многим горожанам. Генуэзцы во главе с Альвизо Диедо в Пере обрубили ремни, которые держали цепь. Вход из залива был открыт и несколько венецианских, генуэзских и византийских кораблей бежали, взяв тех, кого смогли. Турки не смогли им помешать. Последний очаг сопротивления был в трёх башнях недалеко от входа в залив Золотой Гор. Критские моряки держались дольше всех, выбить их не удавалось. Они сдались только, когда им пообещали жизнь и свободу. Турецкие командиры сдержали обещание – критянам позволили погрузиться на их корабли и спокойно уйти.



Последствия

— Солдаты получили право на трёхдневный грабёж, как им и обещали. Турки и иные подданные султана заняли весь город. Первоначально множество людей было убито, в том числе женщин и детей. Затем людей стали захватывать, чтобы продать. К примеру, в св. Софии убили всех стариков и калек, но пленили молодых женщин, девушек, юношей, знатных людей.

В ходе грабежей и погромов погибла и исчезла масса культурных ценностей, в том числе и настоящих реликвий, вроде иконы Богоматери Одигитрии (Путеводительницы). Она по преданию была выполнена самим Лукой. Вскоре отборные части султана навели порядок, это был уже турецкий город и он не хотел дополнительных разрушений. Ко многим знатным византийским пленникам султан проявил милость, даже сам выкупил. А вот многих итальянцев ждала казнь.

— С гибелью Константина XI и Константинополя, Византийская империя прекратила своё существование. Её земли вошли в состав Османской империи. Горожанам султан даровал права самоуправляющейся общины внутри государства, общину возглавил константинопольский патриарх. Он отвечал за неё перед султаном. Сам турецкий султан, стал считать себя преемником византийского императора и принял титул Кайзер-и Рум (Цезарь Рима).

Современная Турция и штурм Константинополя

Об отношении современной турецкой общественности к факту оккупации византийской территории и Константинополя, красноречиво говорит факт открытия в Стамбуле в 2009 году музея-панорамы «1453». Падение Константинополя 29 мая 1453 года подаётся как одно из самых важных и героических событий во всей истории турецкого государства. Для турок дата падения столицы Византийской империи символизирует примерно то же, что для граждан России – 9 мая 1945 года. О важности этого музея и события говорит и факт того, что решение о создании панорамы принималось в 2005 году на самом высоком уровне, турецким премьером Реджепом Эрдоганом.

С точки здравого смысла это выглядит очень интересно. Турки гордятся событием во время которого армия Мехмеда II провела захват и крупномасштабную «зачистку» столицы древнего государства. Горожане были частью вырезаны, частью проданы в рабство, частью вынуждены стать подданными султана, и загнаны в «самоуправляемые общины» (гетто). Константинополь был залит кровью, разграблен, св. София и ряд других храмов превращены в мечети. Просто стандартный набор военных преступлений. А для турецкого народа – это величайший подвиг нации…
Об этом сообщает сегодня Военное обозрение.

Падение Константинополя и Византийской империи. Часть 2
Начало осады Передовые турецкие отряды вышли к Константинополю в понедельник 2 апреля, сразу же после праздника Воскресения Христова.

Последний император единой Римской империи
1620 лет назад, 6 сентября 394 года, византийский император Феодосий I Великий в последний раз в истории объединил Восточную и Западную Римские империи.

Византийские уроки. К 560-летию падения Константинополя. Часть 4
Последние приготовления к решительному штурму В последние дни город подвергали сильной бомбардировке.

Сражение при Ляояне. Часть 3. Упущенный шанс на победу
Поражение на первом этапе битвы не способствовало росту боевого духа, но и впадать в панику пока было незачем.


  • Султан,
  • Город,
  • Часть,
  • Человек,
  • Корабль
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: