Китай вооружается, Америка боится

I.

Азиатский стержень

Новые страхи США перед китайской военной машиной возникли в 2011 году — в то время, когда власти КНР заявили о планируемых расходах на оборону.

В начале января 2012 г. Барак Обама заявил, что бюджетное сокращение военных расходов страны не повлияет на способность США выдерживать конкуренцию со стратегическими противниками. Цитата: «Среди стратегических противников Соединённых Штатов Обама выделил Иран и Китай. Относительно последнего президент заметил, что Пекин в долгосрочной перспективе будет оказывать всё большее влияние на экономику и военную сферу США». А вот слова руководителя республиканцев в парламентском Комитете по вооружённым силам Бака Маккеона, выступившего с критикой программы Обамы по урезанию военных расходов: «Президент должен понимать, что у мира всегда был, есть и будет лидер. Пока Америка отступает, кто-то другой идёт вперёд». Очевидно, под первым из «кого-то» подразумевался именно Китай.



4 марта в газете «Вашингтон Пост» появилась статья, из которой можно было понять основные причины того, почему Америка боится Китая — или, как минимум, делает вид, что его боится.

Для администрации Обамы геополитические интересы в АТР отныне представляют собой целый «стратегический стержень». Ведь новые расходы на оборону, о которых заявил в начале ежегодной сессии законодательный орган Китая, доведут военный бюджет Китая до 670 млрд. юаней, или до 106 млрд. долларов. Увеличение по сравнению с прошлым годом составит $ 10,6 млрд.

Оборонный бюджет КНР в 2011 году составлял $ 91,5 млрд., что на 12,7% больше, чем бюджет в 2010 году ($ 78 млрд.).

Мало того, некитайские эксперты считают, что настоящие расходы на оборону могут быть выше, особенно если включить в сумму другие отрасли, например, расходы на космические программы.

В Америке сделали вывод: армия Китая представляет существенную силу не только в АТР, но и в отдалённых зонах, вплоть до побережья Сомали. Америке не нравится, что Китай осуществляет программу по истребителю-невидимке J-20, не нравится, что он поставил на вооружение первый свой авианосец — пусть это и отремонтированное судно советской эпохи «Варяг», приобретённое у Украины в 1998 г.

Некоторые, наиболее пугливые, аналитики прогнозируют, что к 2015 году военные затраты КНР превысят таковые у всех его двенадцати соседей по АТР.

На фоне быстрого роста китайской военной мощи в «Вашингтон Пост» опасаются политического и военного доминирования КНР в регионе. В статье говорится, что в богатом нефтью Южно-Китайском море Китай участвует в споре за небольшую цепь островов, на которые претендуют, помимо КНР, Филиппины, Вьетнам, Малайзия и Бруней.

С Японией Китай тоже не в ладах — из-за старого конфликта по поводу островов Сенкаку (Дяоюйдао), обострившегося в очередной раз в 2010 году, когда капитан китайского рыболовного судна протаранил японский патрульный катер неподалёку от одного из спорных островов.

Ещё китайцы спорят с индусами: у них пограничный спор из-за Аруначал-Прадеш, который относится к Южному Тибету.

Наконец, в ответ на усиление мощи КНР в регионе стали усиливаться в военном смысле Индия, Индонезия и Вьетнам. Филиппины, как указывается в статье, настаивают на увеличении американского присутствия в АТР.

Однако американцам не стоит упрекать Китай в тотальной враждебности. Большую долю военной истерии порождают сами США: ведь нарастание напряжённости в отношениях Америки и Китая связано в том числе с принятием 3 января 2012 г. в Вашингтоне стратегического документа: «Sustaining U. S. Global Leadership: Priorities for 21 Century Defense». В этой стратегии заявляется, что усиление КНР в долгосрочной перспективе может повлиять на экономику и безопасность США. Ключевые моменты в принятой военной стратегии США сводятся к уменьшению численности американских вооружённых сил при одновременной концентрации бюджетных ресурсов на развитии спутников и беспилотных самолётов. Стратегия также предполагает переориентацию ресурсов на АТР. Как сообщается в СМИ, Вашингтон собирается разместить войска в Австралии и направить дополнительные военные суда в Сингапур и на Филиппины.

Итак, администрация Обамы, сокращая военные расходы, не допускает их уменьшения по стратегической линии АТР. Даже напротив, речь идёт о «переориентации» на Азиатско-Тихоокеанский регион.

Так, может, это Китай боится Америки, а не Америка Китая?

Нет, отвечает на этот вопрос Дин Ченг — специалист по безопасности в Азии в Фонде «Наследие» («Heritage Foundation»), один из американских аналитиков китайских вооружённых сил. Дин Ченг упоминает о 106 млрд. долларов военного бюджета КНР и тут же замечает, что «большинство наблюдателей полагает, что реальный военный бюджет Китая, вероятно, вдвое выше, если ещё не больше». Автор говорит, что повышение военного бюджета Китая в «некоторых кругах» трактуется как ответ на заявление США в январе 2012 г. о «стержне в Азии». «Такой образ мышления, — замечает автор, — подчеркивает правду старой пословицы: у каждой проблемы есть решение, точное, правдоподобное — и неправильное».

Реальность такова, что расходы на оборону Китая увеличиваются двузначными числами в течение более чем двух десятилетий, по сути, с окончания холодной войны, указывает Ченг. Так есть ли основания полагать, с некоторой долей иронии пишет автор, что увеличение в этом году китайских расходов на оборону является чисто или даже в первую очередь ответом на действия США?

Нет, Китай вооружается потому, что: 1) беспокоится о самообороне, в т. ч. имея в виду территориальные претензии соседей и торговые маршруты; 2) давно настала необходимость оснаститься современным оружием, военными технологиями и техникой; 3) нужна качественная реформа армии; 4) хорошие вооружения стоят дорого.

Всё. Автор считает, что Америке если и надо бояться, то не роста оборонных расходов КНР, а того, как Китай будет использовать дополнительные ресурсы. Например, он может приобрести те системы, которые специально ориентированы на американские возможности.

Вот здесь может быть страх для Америки.

Кстати, как пишет «Die Welt», по расчётам Сюэ-у Гу, директора Центра глобальных исследований при Боннском университете, военный бюджет КНР не превышает 2% от ВВП страны, что, между прочим, в два с лишним раза меньше аналогичного показателя США.

Специалисты считают первоочередной задачей китайской армии сокращение технологического отставания от ведущих стран мира, в т. ч. от США, которое составляет два десятилетия.

Самый же высокий рост расходов на вооружение нынче показал не Китай, а Азербайджан, говорится в заметке «Die Welt». Цитата: «Примечательно, что самый высокий рост расходов на военные нужды, по подсчетам SIPRI (Стокгольмский международный институт исследований проблем мира. — О. Ч.), продемонстрировал Азербайджан — 89 процентов за год».

Но Америка всё равно боится Китая.

I Китайский военный айсберг

23 мая 2012 г. в журнале «Внешняя политика» была опубликована статья Тревора Мосса «5 вещей о китайской милитаризации, о которых не говорит нам Пентагон».

В этой статье последний доклад Министерства обороны США по военному подъёму Китая сравнивается с айсбергом: небольшую вершину видно, но крупная часть скрыта под водой. Да, говорит автор статьи, в докладе, конечно, даны ответы на многие вопросы, касающиеся китайской милитаризации, в том числе о попытках разработать противокорабельную баллистическую ракету, но, что касается многих важнейших аспектов стратегии Китая, Пентагон, как представляется, просто «строит догадки». Мосс приводит пять наиболее важных вопросов об оборонной стратегии Пекина, которые «упорно» остаются без ответа Пентагона.



Вопрос 1. Каковы долгосрочные планы Китая по расходам на оборону?

Тут называются следующие цифры: официальные китайские данные на 2012 год: бюджет в $ 106 млрд.; 11-процентное увеличение затрат по сравнению с прошлым годом и четырехкратное увеличение по сравнению с периодом десятилетней давности. Однако Пентагон определяет общие военные расходы Китая где-то посредине между 120 и 180 млрд. долларов. Точно определить венные расходы НОАК Пентагон не берётся: американцам, вооружившимся калькуляторами, не хватает «прозрачности» китайского оборонного учёта. А не хватает её, вероятно, потому, что в КНР ещё не завершён переход к рынку от командной экономики.

В общем, констатирует автор статьи, достоверной и надежной оценки долгосрочных планов Пекина по военным расходам нет.

Но судя по имеющемуся тренду, КНР может обогнать США по расходам на оборону между 2020 и 2030 гг.

Не ясно, говорит Мосс, привязан ли при планировании бюджет НОАК к росту экономики в целом, или генералы Китая, обещающие рост в двузначных числах, выполнят своё обещание — даже если страна испытает экономический спад. Одно понятно: чем больше средств получает НОАК, тем быстрее Китай придёт к достижению паритета с Америкой.

Вопрос 2. Что такое ядерная стратегия Китая?

По мнению Пентагона, «ядерный арсенал Китая в настоящее время состоит примерно из 50-75 шахт базирования, включая МБР на жидком топливе и дорожно-мобильные твердотопливные МБР». Пентагон не пытался оценить общее количество ядерного оружия, которым обладает Китай, хотя обычно предполагают, что это количество — намного меньше, чем ядерный арсенал США с его более 5000 бомбами.

Тем не менее, говорит автор статьи, разговоры о том, что Пекин имеет уже сегодня или планирует создать гораздо больший ядерный арсенал, не утихают. «Гипотезы» по поводу того, что в Китае 3500 ядерных боеголовок, бывшие в ходу в прошлом году, уже признаны спекуляциями, но иные товарищи до сих пор утверждают, что Пекин изыскивает стратегические возможности для создания ядерного арсенала — такие, которые могли бы соответствовать арсеналу Соединённых Штатов или даже превзойти его в ближайшие десятилетия.

Сегодня КНР, продолжает автор, имеет всего две атомные подводные лодки Jin-класса типа 094 с баллистическими ракетами (ПЛАРБ) в эксплуатации. Впрочем, истинные масштабы флота ПЛАРБ, который Китай планирует построить, остаются неизвестными.

Вопрос 3. Что такое китайский флот?

Мосс пишет, что американские аналитики часто используют термин «нить жемчуга» — для описания предполагаемой стратегии Пекина по созданию сети заграничных военно-морских баз, особенно в Индийском океане. Но китайцы этого не делают, говорит Мосс. В последнем докладе Пентагона вообще не обсуждается, планирует ли Китай создать — в американском стиле — сеть постоянных передовых баз для ВМС НОАК.

Тем не менее, пишет Мосс, нет конца спекуляциям насчёт того, что Китай начнёт развертывание вооружённых сил в портовых сооружениях, построенных в Бирме, Пакистане и Шри-Ланке. Да вот ещё и Сейшельские острова предложили Китаю использовать свои порты для снабжения китайских судов. Впрочем, Пекин настаивает на том, что речь не идёт о создании иностранных баз, у китайцев всего лишь — «порты для пополнения запасов». Об этом спорят уже несколько лет, а в Пекине помалкивают о своих дальнейших планах.

Доклад Пентагона также пытается пролить свет на будущую программу по постройке авианосцев в Китае: «Китай скорее всего, будет строить несколько авианосцев и связанные с ними суда поддержки — в течение следующего десятилетия». Это, замечает Мосс, только догадки.

Вопрос 4. Насколько развит космический потенциал в Китае?

Китай, пишет Мосс, становится более опытным в космосе. В докладе Пентагона отмечается, что Китай собирает свои спутниковые GPS-сети, разработал противоспутниковую ракету наземного базирования. Но Пентагон отчего-то не упоминает самый амбициозный проект Китая в космосе: развитие космического самолёта «Shenlong» и разработку связанных с ним систем двигателей, существование которых существенно увеличивает риск гонки космических вооружений с Соединёнными Штатами.

Опять же, замечает автор, не известно, не эксперимент ли весь этот «Shenlong».

Вопрос 5. Бумажный тигр или огнедышащий дракон?

Есть и много другого непредсказуемого в вооружённых силах Китая, продолжает Мосс. Например, китайский кибершпионаж оказался эффективным при получении иностранных военных секретов. Опять же, не ясно, сколько из украденных ноу-хау успешно и с пользой внедрено в собственную военную программу Китая и его доктрину.

Все «иксы» сводятся к одному большому вопросу: много ли стоит вся эта реклама НОАК?

Ведь армия Китая давно не проверялась в деле: КНР не участвовала ни в одной в масштабной войне с 1979 года (Вьетнам). Сработает ли заявленная новая эффективность — или коррупция и неопытность критически подорвёт боевые возможности Китая? Для чего предназначена модернизированная НОАК, армия XXI века, — для оборонного использования, или для поддержания Коммунистической партии, ведь Пекин, кажется, рассчитывает на то, что крупномасштабная война становится все менее вероятной? Пентагон не даёт на это ответа.

Не отвечает на свои вопросы и Тревор Мосс.

Что касается вашингтонских страхов, тот тут напрашивается такое резюме: Америка боится Китая потому, что не знает, какую угрозу может представлять Китай. Самый страшный враг — враг неизвестный.

Обозревал и переводил Олег Чувакин
— специально для topwar.ru

По материалам сайта Военное обозрение.

Китай вооружает Африканский Рог
Первая зарубежная опорная точка китайских ВМС будет создана на Африканском Роге. КНР разместит свой гарнизон в Джибути, откуда можно взять на прицел Баб-эль-Мандебский пролив.

Китай вооружит умеренные силы в Фергюсоне, а Россия встанет на защиту демократических завоеваний миссурийцев
20 августа в СМИ появились сообщения о смерти ещё одного товарища в неспокойном штате Миссури.

Американский эксперт: война с Америкой почти неизбежна ("Газета Хуаньцю шибао", Китай)
Джон Миршаймер (профессор Чикагского университета, США): Может ли Китай прийти к величию мирным путем? Мой вывод таков: нет, не может.

Почему Америка боится Россию и Путина!
После железного занавеса, обоюдной пропаганды друг против друга, вопрос о том, почему американцы боятся русских, отпадет сам по себе.


  • Китай,
  • КНР,
  • США,
  • Расход,
  • Автор
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: