Нужен ли нашей армии «колесный танк»?

В последнее время в отечественных СМИ активно обсуждаются испытания на полигоне в подмосковных Бронницах двух итальянских колесных бронированных машин (КБМ) «Кентавр» (Centauro), а также перспективы приобретения лицензии на их производство в России.

К сожалению, сообщения на сей счет не блещут ни точностью, ни объективностью, интернет-комментарии и вовсе один безграмотнее другого.

Так что же это за штука такая – «колесный танк» (именно так КБМ называют в большинстве публикаций) и чем он может заинтересовать наших военных? Попробуем разобраться.

Давайте ознакомимся

Надо сразу констатировать – машин такого класса ни Советская, ни Российская армия никогда не имела. Созданием бронеавтомобилей у нас в стране после Второй мировой не занимались – для большой войны с использованием ядерного оружия, а именно к ней и готовился СССР, они были не нужны. На Западе исповедовали несколько иной подход, так как помимо подготовки к глобальному вооруженному противоборству с возглавляемым Москвой соцлагерем приходилось уделять внимание колониям, заморским территориям и т. д.

Значительное влияние на объемы разработки КБМ оказывал и спрос на них в странах третьего мира, не столь богатых, чтобы закупать в больших количествах основные танки. Ну а спрос, как известно, рождает предложение. За 70 лет за рубежом появилось множество бронеавтомобилей различных классов – от легких до тяжелых. К категории последних и относится «Кентавр». Да, да, «Кентавр» – это бронеавтомобиль или, как классифицируется подобная техника по современной отечественной терминологии, – колесная бронированная машина с тяжелым вооружением. Термина «колесный танк» официально не существует. Впрочем, в итальянской армии «Кентавр» именуется легким истребителем танков.


Тактико-технические требования для «Кентавра» были определены в 1984 году. Согласно им планировалось сконструировать мобильную КБМ, оснащенную 105-мм орудием, обладающую высокими динамическими характеристиками, большим запасом хода, повышенной проходимостью по пересеченной местности и компьютеризированной системой управления огнем, унифицированной с СУО основного танка «Ариете».

Производство «Кентавров» для итальянской армии началось в конце 1990 года на заводе фирмы IVECO-Fiat в Больцано и завершилось в 1996-м. В войска поступило 400 машин, в настоящее время осталось 320 (в восьми кавалерийских полках). Статус 80 КБМ этого типа неясен. Еще 84 бронеавтомобиля Рим продал Испании (возможно, 80 из них как раз из наличия итальянской армии) и шесть КБМ – Оману. Причем последние вооружены 120-мм пушками. Таким образом, общее количество выпущенных «Кентавров» составляет либо 410, либо 490 единиц.

Что же представляет собой истребитель танков В1 Centauro?

Корпус машины сварен из стальных бронелистов различной толщины. В лобовой части броня устойчива к попаданию 25-мм снарядов, с кормы и бортов – пуль калибра 14,5 миллиметра. При этом, правда, не сообщается, с каких именно дистанций. Моторно-трансмиссионное отделение располагается в передней части корпуса с правой стороны. Двигатель – шестицилиндровый V-образный дизель жидкостного охлаждения с турбонаддувом IVECO МТСА мощностью 520 лошадиных сил. На КБМ использована немецкая автоматическая (пять скоростей вперед, две – назад) коробка передач ZF 5HP-1500.

Двигатель, система охлаждения и коробка передач конструктивно выполнены в виде единого блока и отделены от остальной части корпуса противопожарными перегородками. В случае необходимости силовой блок может быть заменен в течение 20 минут. Слева от МТО находится отделение управления с рабочим местом водителя (сиденье регулируется по высоте), который вне боевой обстановки управляет машиной, наблюдая за местностью через открытый люк. В бою наблюдение ведется с помощью трех перископических приборов, причем предусмотрена замена среднего из них на бесподсветочный прибор ночного видения.

Трехместная сварная башня смонтирована ближе к корме корпуса. Она изготавливается как единый модуль и поступает на сборку бронеавтомобиля уже полностью готовой к установке на шасси. Командир КБМ сидит слева от пушки, наводчик – справа, заряжающий – за наводчиком. Люки в крыше корпуса расположены над сиденьями командира и заряжающего.

105-мм орудие с длиной ствола 52 калибра по внутренней баллистике аналогично 105-мм танковой пушке L7/M68 и снабжено устройством продувки канала ствола после выстрела, высокоэффективным (поглощает до 40% отдачи) дульным тормозом, термозащитным кожухом. Отдача орудия при выстреле – 14 тонн. Гасить ее призвана специальная гидропневматическая система отката с ходом ствола 750 миллиметров после выстрела. Стрельба возможна всеми стандартными 105-мм боеприпасами НАТО, включая кумулятивные. Боезапас – 40 снарядов, 14 из них хранятся непосредственно в башне. С пушкой спарен 7,62-мм пулемет М42/59 (находится от нее с левой стороны). Еще один пулемет может быть установлен на крыше башни. Боезапас к пулеметам – 4000 патронов. По бортам башни смонтировано по четыре дымовых гранатомета.


Приводы орудия и башни – электрогидравлические с ручным дублированием. Углы возвышения пушки изменяются от -6º до +15º (несколько меньше, чем на основных боевых танках, из-за низкого профиля башни).

«Кентавр» оснащен СУО Officine Galileo TURMS – такой же, как и на основном боевом танке «Ариете». Главными ее компонентами являются панорамный дневной прицел командира со стабилизированной в двух плоскостях линией прицеливания, перископический комбинированный (дневной/ночной) прицел наводчика со стабилизированной линией прицеливания и встроенным лазерным дальномером, цифровой баллистический вычислитель, комплект датчиков условий стрельбы, система учета изгиба ствола и пульты управления командира, наводчика и заряжающего.

Командирский прицел обладает фиксированным 2,5- и 10-кратным увеличением. Угол качания головного зеркала изменяется от -10º до +60º, угол поворота головки прицела по горизонтали – 360º. Для наблюдения и ведения огня ночью командир использует телемонитор, на который выводится изображение с тепловизионного прицела наводчика.

Находящийся на крыше башни прицел наводчика объединяет четыре основных модуля (головное стабилизированное зеркало, оптический дневной канал, лазерный приемопередатчик и тепловизор) в одном корпусе. Дневной канал имеет пятикратное увеличение, а тепловизионный обеспечивает вывод на монитор двух полей зрения – широкого и узкого.

Цифровой баллистический вычислитель определяет исходные установки для ведения огня, управляет действием всех подсистем СУО (оптическим прицелом, лазерным дальномером, сервоприводами), а также датчиками условий стрельбы, встроенными системами контроля работоспособности СУО SITE и обучения экипажа, обеспечивает переконфигурацию алгоритмов работы системы из нормального режима в дублирующие в случае ее частичных отказов.

В СУО включены три основных датчика условий стрельбы: метеорологический, курсового угла и износа канала ствола.

У наводчика в качестве резервного есть телескопический прицел Officine Galileo OG С102 с восьмикратным увеличением и тремя прицельными шкалами, которые переключаются вручную.

Подвеска машины – гидропневматическая. Поворотными являются две пары передних и последняя пара задних колес, что обеспечивает относительно небольшие радиусы поворота. Задняя пара колес управляется только при скоростях движения до 20 километров в час. Централизованная система регулирования давления в шинах входит в стандартное оснащение КБМ. Регулировка осуществляется с места водителя во время движения и обеспечивает повышенную проходимость по пересеченной местности.

В нише башни размещены элементы системы защиты от ОМП Sekur, подобной примененной на танке «Ариете». Она препятствует попаданию внутрь бронеавтомобиля зараженного воздуха путем создания в ней избыточного давления. Встроенная система кондиционирования воздуха позволяет экипажу нормально работать при температуре окружающего воздуха в диапазоне от -30º до +44ºС.

В состав стандартного оборудования «Кентавра» входят расположенная спереди лебедка и противопожарные системы в силовом и боевом отделениях.

В стандартном исполнении боевая масса «Кентавра» составляет 25 тонн. Экипаж – четыре человека, максимальная скорость по шоссе – 105 километров в час, запас хода по топливу – 800 километров.

Следует отметить, что 251 машина выполнена в так называемом длинном исполнении. Ее корпус в кормовой части удлинен на 22 сантиметра, что позволяет оборудовать там места для четырех пехотинцев патрульной группы.

После применения «Кентавров» итальянским контингентом в Сомали в 1992 году усилилось их бронирование. При установке на КБМ модулей дополнительной бронезащиты его масса возрастает до 28 тонн.

На шасси истребителя танков «Кентавр» разработаны командно-штабная машина, БМП, варианты КБМ со 120- и 60-мм пушками.

Что удручает

Таков в общих чертах облик «Кентавра». Как видим, он представляет собой вполне современную легкобронированную боевую машину. При этом вооружение его находится на уровне основного боевого танка (особенно в случае установки 120-мм гладкоствольной пушки с длиной ствола 45 калибров), а тактическая подвижность существенно выше. «Кентавр» действительно можно считать одним из лучших образцов в своем классе.

Все это так, скажет читатель, пусть «Кентавр» хорошая машина, но вопрос ведь заключается не в том, насколько она хороша, а в том, насколько она необходима Российской армии. Заморских регионов с повстанцами у России вроде бы нет, больших пустынных пространств тоже. Правда, есть повстанцы на собственной территории да беспокойные и плохо прогнозируемые южные соседи. Кроме того, РФ не Европа, где проехав 300 километров, можно попасть в другую страну. У нас даже в европейской части расстояние между областными центрами порой вдвое больше. В таких условиях вряд ли стоит пренебрегать возможностью быстрой переброски мотострелкового соединения в заданный район своим ходом. Ведь в ряде случаев перевозка по воздуху или по железной дороге отнимет куда больше времени. Правда, быстрая переброска своим ходом возможна только при отсутствии на вооружении соединения гусеничных машин.

Словом, «Кентавр» как нельзя лучше подходит для оснащения мобильных сил или сил быстрого развертывания. Машины такого класса пригодились бы и морской пехоте, и Воздушно-десантным войскам. КБМ смогли бы заменить танки и в легких мотострелковых бригадах, если, конечно, формирование таких соединений предусмотрено военной реформой. В составе же других соединений Российской армии – классических танковых и мотострелковых бригадах ниша для машин, подобных «Кентавру», просматривается плохо. Вопреки некоторым суждениям «Кентавр» не разведчик, а машина огневой поддержки или истребитель танков.

И удручает тут не сам факт обращения к импортной технике, поскольку в отличие от «Рыси» у «Кентавра» действительно нет аналога в России. По назначению к нему наиболее близка САУ 2С25 «Спрут-СД», но она имеет гусеничное шасси и в настоящем своем виде Российской армии явно не нужна. Наталкивает на невеселые размышления какой-то бессистемный подход.

По логике необходимо создание целой гаммы колесных бронированных машин на единой платформе. Пример для подражания есть – семейство КБМ «Страйкер». На базе бронетранспортера с колесной формулой 8х8 разработаны разведывательная машина, 120-мм самоходный миномет, командно-штабная, инженерная и санитарно-эвакуационная машины, самоходный ПТРК, машина радиационно-химической разведки и, наконец, машина огневой поддержки со 105-мм орудием. Проектируется 155-мм самоходная гаубица. Всей этой техникой оснащены механизированные бригады «Страйкер» сухопутных войск США. По такому же пути идут сейчас и в армиях многих других стран. Не нужно объяснять, насколько наличие единого шасси удешевляет производство и эксплуатацию боевых машин, облегчает обучение личного состава. В случае принятия «Кентавра» на вооружение Российской армии ни о какой унификации не может быть и речи.

Справедливости ради следует отметить, что попытки проектирования унифицированных семейств боевых машин на шасси колесных бронетранспортеров предпринимались и у нас, но опять-таки какие-то бессистемные. БТР-60 послужил в основном базой для многочисленных командных пунктов, машин управления и т. д. То же самое можно сказать и о БТР-70 – дальше создания машин связи и подвижных командных пунктов и с ним дело не пошло. Впрочем, в 1968–1973 годах в ЦНИИ «Буревестник» (головном НИИ по артвооружению среднего и крупного калибров) были разработаны 85-мм буксируемая противотанковая пушка 2А55 «Жало-Б» и 85-мм самоходная противотанковая пушка 2С14 «Жало-С». Последняя представляла собой вращающуюся башню с орудием, установленную на корпусе БТР-70. Для этого в бронетранспортере пришлось ликвидировать десантное отделение. Обе системы успешно прошли полигонные испытания, но на вооружение не принимались. Дело в том, что бронепробиваемость 85-мм подкалиберного снаряда была в 1,5 раза меньше, чем боеприпаса 125-мм танкового орудия Д-81. Видимо, это и явилось основной причиной прекращения работ над пушками «Жало». Опытный образец 2С14 находится сейчас в танковом музее в Кубинке.

Чуть больше повезло БТР-80 – помимо разного рода командно-штабных машин на его базе были созданы БРЭМ, бронированная медицинская машина, машина РХМ и самоходное 120-мм орудие «Нона-СВК». Однако реальной единой платформой для КБМ не стал и он.

Более или менее полноценную машину огневой поддержки удалось создать только на шасси БТР-90. Речь идет о машине с боевым модулем «Бахча-У» и комплексом вооружения, равноценным БМП-3, демонстрировавшейся на выставке IDEX-2001.

Судя по всему, причиной неудач при создании КБМ с тяжелым вооружением на шасси отечественных бронетранспортеров была их компоновка. Западные БТР с кормовым расположением десантного отделения значительно лучше подходят для размещения тяжелого вооружения.

Итак, мы убедились, что место для «Кентавра» в Российской армии найдется. Подобная машина будет явно не лишней. Но требуется системный подход, необходима разработка отечественного бронеавтомобиля такого класса на основе унифицированной платформы 8х8 и в рамках семейства КБМ. В настоящем своем виде «Кентавр» нам не нужен. В качестве временной меры в принципе приемлемо появление некоего промежуточного синтезированного образца, например шасси от «Кентавра», но с башней от «Спрута» или что-то в этом роде. В конце концов вооружение на «Кентавре» нам в любом случае не подходит. Или в Минобороны решили перейти на натовские калибры? Не узнать бы об этом последними.

Да и вообще как-то странно у нас все происходит. Как выбирали «Мистраль» (и зачем?) – непонятно, «Рысь» – тоже непонятно. Теперь вот «Кентавр». А почему, собственно, «Кентавр»? Почему не «Руикат» или какой-нибудь «Моваг». Почему опять итальянцы, опять IVECO? Или в Министерстве обороны не знают о существовании других типов КБМ с тяжелым вооружением? Если речь идет только об ознакомлении, то ничего страшного. Если же о приобретении лицензии, то становится как-то печально от безальтернативности выбора и келейности процесса. Увы, не в первый раз.

По материалам сайта Военное обозрение.

Нужен ли нам Сталин?
Сталин — фигура сложная.

Зарубежный опыт и российские колесные бронемашины
Примерно год-полтора назад в прессе и среди интересующейся общественности шло активное обсуждение закупки двух боевых машин итальянского производства.

Исторический вопрос: нужен ли нам флот?
С тех самых времен, когда Петр Великий издал указ о строительстве флота, звучит один и тот же вопрос: зачем он нам нужен и нужен ли вообще? В одни времена вопрошающие голоса почти полностью утихали, а в другие приобретали новую силу.

Колесный танк "Бумеранг": каким он может быть
Демонстрация на Параде Победы новейшей российской колесной боевой машины ВПК-7829 средней унифицированной платформы «Бумеранг» вызвала массу положительных откликов.


  • Машин,
  • Армия,
  • Шасси,
  • БТР,
  • Случай
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: