На пути к войне 1812 года: Россия и Англия. Англо-русская война 1807-1812 гг.

Присоединение России после Тильзитского договора 1807 года к континентальной системе привело к разрыву отношений между Петербургом и Лондоном.

А после того, как Англия напала на Данию (датчане также приняли решение присоединиться к континентальной блокаде), Франция и Россия вступили в войну с Британией. Значительных военных действий между Россией и Британией не велось, но в 1808 году на стороне Англии в войну вступила Швеция. В ходе русско-шведской войны 1808—1809 гг. шведы потерпели поражение. В состав России была включена Финляндия.

Эпопея эскадры Сенявина

Британский флот действовал в Атлантическом океане, Средиземном и Балтийском морях. Так эскадра Дмитрия Николаевича Сенявина в составе 9 линейных кораблей и 1 фрегата, после заключения с турками Слободзейского перемирия 12 (24 августа) 1807 года, шла из Средиземного моря в Балтийское и война застала русские корабли в Лиссабоне (они укрылись в порту в начале ноября из-за штормов). Ситуация сложилась крайне тяжёлая: французская армия Жюно вторглась в Португалию — португальская эскадра ушла из Лиссабона, увозя в Бразилию (тогда колонию Португалии) португальского принца-регента, королевскую семью и правительство; англичане блокировали город с моря. У британского адмирала было 13 линейных кораблей, 11 фрегатов и 5 малых судов. К концу ноября 1807 года португальская территория была вся оккупирована французскими войсками. Генерал Жюно, получил титул герцога д'Абрантеса и вошел в Лиссабон. Русская эскадра оказалась между двух огней. Обе силы имели возможности уничтожить русскую эскадру. Приказ Александра I обязывал Сенявина сообразоваться с интересами Наполеона, в тоже время российский император не хотел вступать в открытую войну с Англией. А Франции было выгодно, если бы русские вступят в прямое сражение с британцами.

Сенявин просил у царя инструкций, но не дождался их. Наполеон хотел, чтобы русский адмирал отныне получал приказы не из России, а из Франции, от русского посла в Париже графа Толстого, который просто пересылал бы Сенявину указания французского императора. В начале 1808 года Дубачевский, бывший русским представителем в Лиссабоне, получил инструкции обязательные для всех русских военнослужащих. В них говорилось, что поступки военных должны соответствовать дружескому расположению, в каковом ныне пребывает Россия с Францией. 1 марта 1808 года последовал ещё более ясный императорский указ трем командующим русскими Морскими силами, находившимися в чужих краях, в том числе и Д. Сенявину. В нём говорилось о предоставлении находящихся вне России морских сил в распоряжение французского императора, для нанесения вреда противнику. Французы были извещены об этом приказе.

Начало народной войны испанцев против владычества Франции резко ухудшила положение генерала Жюно и его армии в Португалии. Кроме того, британцы усмотрели в Лиссабоне и в Португалии вообще долгожданный плацдарм для высадки значительных десантов на Пиренейском полуострове. Понятно, что русская эскадра не могла внести перелома в борьбу Франции и Англии за полуостров. Но важен был символ совместной борьбы двух держав против Британии. Партизанская война в Испании всё более разгоралась, из Вены шли сообщения о военных приготовлениях австрийцев. Была возможность того, что увидев факт настоящего военного союза России и Франции, Вена воздержится от войны с Наполеоном. Поэтому нажим на Сенявина со стороны герцога д'Абрантеса усиливался изо дня в день. Но Сенявин по-прежнему не хотел губить свою эскадру для того, чтобы произвести угодную французскому императору политическую демонстрацию. Надо сказать, что адмирал Сенявин крайне неприязненно относился к Тильзитскому договору и внезапной «дружбе» России с Францией. Он продолжал игнорировать предложения Наполеона и Жюно. Он был убежден, что союз Наполеона с Александром является недолговечной конструкцией, и отказывал французскому императору и Жюно в помощи. Понятно, что он старался делать это в дипломатичной форме, находя предлоги для бездействия эскадры.

В июле 1808 года Жюно несколько раз приказывает Сенявину высадить на берег силы для борьбы с британскими десантами, а флот направить для атаки ослабленного британского флота (часть кораблей прикрывала высадку десантов). Сенявин отверг все эти предложения. Отказался он высаживать русских матросов и для защиты Лиссабона. 4 августа Жюно вывел из столицы Португалии почти все силы и отправился в Торрес-Ведрас. 9 августа 1808 года произошло сражение у местечка Вемиэйро, причем французские войска потерпели полное поражение. Жюно после сражения, в котором он потерял больше 4 тыс. человек, возвратился в Лиссабон. 12 августа к русскому адмиралу явился от Жюно дивизионный генерал Келлерман, он уведомил Сенявина о намеченном перемирии между Жюно и главнокомандующим британскими силами. Но переговоры завершились неудачно. 13 августа Сенявин получил письмо от Жюно, в котором предлагалось присоединить весь экипаж эскадры к французским силам (подобное предложение делалось и ранее), и воспрепятствовать британцам занять Лиссабон и форты. Сенявин снова отказался, подчеркнув, что не имеет полномочий воевать с примкнувшими к британцам, португальцами и испанцами. 16 августа Сенявин получил последнее письмо французского генерала, в котором тот предоставлял русскому адмиралу непосредственно уславливаться с британцами об участи русской эскадры. Британцы заняли Лиссабон.

Британцы были в курсе перепалок Сенявина с французами и уже в июле вошли в сношение с адмиралом. Они хотели побудить Сенявина перейти на их сторону и нанести тяжёлый удар русско-французскому союзу. Даже если бы Александр впоследствии дезавуировал действия Сенявина, все равно на Пиренейском полуострове утвердилось бы мнение, что русские — враги, а не союзники французского императора. 16 июля адмирал Сенявин получил «через некоего португальца» письмо от британского адмирала с предложением прислать своих представителей для переговоров. 18 июля ездившие от русской эскадры к британцам представители — коллежский советник Засс и флаг-офицер Макаров — вернулись на свою эскадру. Они сообщили о том, что британцы уведомляют Сенявина о начавшихся со стороны французов неприязненных действиях против России и о задержании во французских портах всех русских кораблей, туда зашедших. А также начавшихся мирных переговорах России со Швецией и Англией. Но Сенявин отказался вступать в прямые переговоры.

После ухода французских сил приходилось думать над проблемой, как бы британские военные не объявили эскадру своей военной добычей, а русского адмирала со всеми экипажами кораблей — военнопленными. Ведь Англия в тот момент формально находилась в состоянии войны с Российской империей. Сенявин сообщил британцам, что в течение десяти месяцев пребывания в Лиссабоне русские постоянно отказывались принимать участие во враждебных действиях в отношении англичан. Эскадра занимала нейтральную позицию. Кроме того, русский адмирал Сенявин заявил Коттону, что после ухода французских оккупантов столица Португалии возвращается в законное владение португальского правительства, а Петербург не находится с Лиссабоном в состоянии войны, поэтому он считает себя и свою эскадру находящимися в нейтральном порту. Это был умелый дипломатический ход. Ведь британские войска высадились в Португалии, торжественно заявив перед всей Европой, что их цель — освобождение страны от наполеоновского захвата и возвращение её законному правительству, которое бежало от оккупантов в Бразилию. Юридически позиция русского адмирала была, таким образом, очень сильной и обязательной для британцев.

После некоторых раздумий командующий британской эскадрой Коттон сообщил, что он повелел вывесить на фортах британские флаги и что он не считает город нейтральным портом. Момент был критический: британские войска усиливали своё присутствие в городе, их флот приблизился к русской эскадре. Сила была на стороне британцев. В тоже время Коттон осознавал, что Сенявин не согласится на безоговорочную капитуляцию и предстоит кровавый бой. Коттон пошёл на переговоры и после довольно упорных споров признал необходимость подписать с Сенявиным особую конвенцию. 4 сентября она была подписана. Британское командование приняло условие Сенявина: русская эскадра не считалась взятой в плен, она направлялась в Англию и должна была находиться там до заключения мира между Лондоном и Петербургом. После заключения мира корабли могли возвратиться в Россию с тем же экипажем и со всем своим имуществом. Сенявин даже настоял на пункте, по которому сам он и все его офицеры, матросы и солдаты (морская пехота) могли немедленно вернуться в Россию без всяких условий, т. е. имели право, вернувшись на Родину, хоть сейчас принять участие в военных действиях против Великобритании.

Ясно, что на такие условия Коттон согласился не только из-за нежелания потерь, но и из политических соображений. В отношениях России и Англии мог вскоре произойти новый поворот (так и произошло) и раздражать Петербург потоплением русской эскадры было глупо.

31 августа (12 сентября) 1808 года Сенявин со своей эскадрой, состоявшей из семи линейных кораблей и одного фрегата, отбыл из Лиссабона в Портсмут. Два корабля — «Рафаил» и «Ярослав» оказались с такими повреждениями, что их пришлось оставить в португальской столице для ремонта. Англичане обещали их вернуть. 27 сентября эскадра прибыла в Портсмут. Британское адмиралтейство посчитало, что Коттон совершил ошибку, и пыталось пересмотреть конвенцию. Два линейных корабля в Лиссабоне были захвачены, несмотря на протесты Сенявина. Не желая отпустить немедленно (как следовало согласно соглашению Коттона — Сенявина) русских офицеров, матросов и солдат в Россию, британцы сначала целые месяцы затягивали дело, пока не наступила зима 1808-1809 года и русские порты стали недоступными до открытия весенней навигации. Затем британское адмиралтейство стало выражать обеспокоенность, не снимут ли шведы, которые были в войне с Россией, русских военных с английских транспортов. Кроме того, адмиралтейство настаивало на том, чтобы высадка русских произошла в Архангельске. Русский адмирал стоял на том, чтобы она произошла в одном из портов Балтийского моря. Кормили британские чиновники русские экипажи отвратительно. Только 12 июня 1809 года была завершена опись кораблей и имущества. 31 июля 1809 года русские экипажи были, наконец, переведены на 21 транспортное британское судно и 5 августа отплыли от Портсмута. 9 сентября 1809 года суда прибыли в Ригу и люди смогли выйти на русский берег.

Офицеры и матросы высоко оценивали умения командующего. Но Александр I думал иначе. Талантливый флотоводец – Сенявин участвовал в походе эскадры Ф. Ф. Ушакова в Средиземное море, успешно воевал с французами в 1805 году, 10-11 мая 1807 года нанёс поражение турецкому флоту в Дарданелльском, а 19 июня 1807 г. в Афонском сражениях, несмотря на численный перевес врага — попал в опалу. Корабли британцы вернут в 1813 году.


Дмитрий Николаевич Сенявин.

Другие события

17 мая 1809 года английская эскадра в составе 3 линейных кораблей, 4 фрегатов и 1 брига напала на русский отряд капитана 1-го ранга Бычевского в составе 5 линейных кораблей, 1 фрегата и 2 корветов в Триесте, но получив отпор, отступила.

На Балтийском море британский флот действовал совместно со шведскими ВМС в районах Ревеля, Порккала-Удд, Балтийской гавани, Выборга и др. Британские корабли совершали набеги на прибрежные р-ны, диверсии и обстрелы береговых объектов. Их каперы напали на торговые суда в Балтийском и Северном морях. Британцы старались нанести ущерб экономике России.

Русское командование предприняло серьёзные меры для укрепления обороны Петербурга с моря. В столице соорудили 15 батарей с 120 орудиями. Фарватер к северу от острова Котлин перекрыли заграждением из камня и дерева – ряжевой преградой. Был подготовлен к обороне Кронштадт. Базировавшаяся в Балтийской гавани эскадра адмирала Пётра Ивановича Ханыкова (9 линейных кораблей, 7 фрегатов, 13 мелких судов) не могла противостоять британско-шведским ВМС. Корабли были в плохом состоянии и не могли вести активные действия. В целом британский флот не смог оказать существенной помощи Швеции. Исход войны был решён действиями русских сухопутных сил. После поражения Швеции, британцы отвели корабли из Балтики. В 1810 — 1811 гг. боевые действия между Британией и Россией вообще не велись.

Противостояние на Востоке

Британцы развернули активную деятельность, направленную против России в Турции и Персии. Британцы уже давно опасались проникновения русских на Юг и Восток. Русские могли овладеть подступами к Индии. Особенную тревогу Лондона вызывал факт добровольного присоединения части Грузии и ряда азербайджанских ханств к России в 1801-1806 годы. В 1809 году британское правительство заключило договор с иранским шахом, англичане обязались содействовать присоединению к Персии — Закавказья. Но действия шахских войск не были успешными, и Иран стал искать мира. Под давлением британского агента Джонса переговоры были сорваны. Вскоре в Персию прибыла миссия Малькольма, которая передала персам 12 орудий и 7 тыс. ружей. В 1810 году иранская армия попыталась перейти в наступление, но была разбита в Армении.

Британцы взялись за Персию более серьёзно: началась реорганизация персидской армии, в Персидский залив направили английскую эскадру, в 1811 году иранцам передали ещё 32 пушки и 12 тыс. ружей. В Тавризе соорудили небольшие пушечный и ружейный заводы. Но и это не помогло Персии. В конце 1811 года русские войска нанесли новое поражение шахским войскам и захватили Ахалкалаки.

В начале 1812 года Лондон направил в Иран своего посла, который заключил новый англо-иранский договор. Британцы выдели деньги для укрепления иранской армии. Прибыли в страну и британские офицеры-инструктора, чтобы подготовить шахскую армию для вторжения в Закавказье. Правда, в июне 1812 года Лондон сделал вид, что готов содействовать заключению мира между Персией и Россией. Но на условиях вывода русских сил с территорий, ранее принадлежавших Ирану. Иранцы попробовали силой подтвердить свои права и начали боевые действия. Лучшие части иранской армии были полностью разгромлены у Асландуза генералом Котляревским. Была захвачена и шахская артиллерия. Затем русские войска захватили крепость Ленкорань. В результате попытка британцев вытеснить Россию из Закавказья провалилась. В 1813 году персидский шах согласился на Гюлистанский мирный договор.

Одновременно британцы играли против России и в Османской империи. Здесь задачи британцев были схожи с французскими. Они хотели вытеснить Россию с Балкан, и не дать русским захватить Стамбул и проливы. Британцы препятствовали заключению мира между Турцией и Россией. Неоднократно британский и французский послы выступали в Стамбуле с демаршами направленными на продолжение войны. Однако и здесь успехи русского оружия принесли России победу. Турки подписали мирный договор в Бухаресте.

Союз России и Британии

Не добившись успеха в противостоянии с Российской империей, британская дипломатия пошла на мирные переговоры, когда стало ясно, что война России и Франции неизбежна. Угроза Наполеона была первоочередной для Лондона. Правда, была возможность мира между Парижем и Лондоном. В апреле 1812 года французский император обратился к британскому правительству с официальным мирным предложением. Наполеон соглашался признать господство англичан в колониях, но взамен просил признать доминирование Франции в Европе. Британские войска были должны покинуть Испанию и Португалию. Но британцы на это не пошли.

6 (18) июля 1812 года в шведском городе Эребру был подписан мирный договор между Россией и Англией. Одновременно между Великобританией и Швецией. Соглашения завершали англо-русскую и англо-шведскую войны и заключали союзы, направленные против Французской империи. Эребруский мир стал основой для создания 6-й антифранцузской коалиции в 1813 году. 4 (16) августа русские порты были открыты для английских судов. Это был успех русской дипломатии. Но на исход войны 1812 года соглашение повлияло мало. Надежды Петербурга на практическую помощь Лондона, в том числе финансовую, не оправдалась. Британское правительство продало России 50 тыс. некомплектных ружей, на этом участие британцев в войне 1812 года завершилось. Лондон надеялся на затяжную войну Франции и России, которая истощит обе империи. Такая война делала Англию хозяйкой положения в Европе.

По материалам сайта Военное обозрение.

На пути к войне 1812 года: Россия и Австрия
Россия и Австрия в 18 столетии больше сотрудничали, чем враждовали.

На пути к войне 1812 года: Россия и Пруссия
Прусский король Фридрих Вильгельм III (16 ноября 1797 — 7 июня 1840) был слабым и нерешительным монархом.

На пути к войне 1812 года: Россия и Швеция
Швеция была традиционным соперником Руси-России на Севере Европы.

На пути к войне 1812 года: Россия и Османская империя
После завершения русско-турецкой войны 1787-1791 годов между Петербургом и Стамбулом установился период довольно дружественных отношений.


  • Сенявин,
  • Корабль,
  • Август,
  • Война,
  • Франция
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: