Диктатура в демократической шкуре

Часть первая.

Два «Мака» и один Крол

I. Старший сенатор от Аризоны — последний рупор одряхлевшего мирового гегемона

Джон Маккейн, старший сенатор от Аризоны, весьма популярен во всём мире. Загадка его известности проста: он удобен для прессы — примерно так же, как был ранее удобен для русской журналистики Жириновский. Маккейн всегда на грани, а то и за гранью политического скандала с международной окраской, всегда экспрессивен и агрессивен и склонен поговорить скорее о бомбах и ракетах — в любую сторону — и вовсе не претендует на Нобелевскую премию мира, как осторожный и почти всегда предсказуемый (за исключением однополых браков) Барак Обама. У Маккейна любят брать интервью, его обожают цитировать журналисты Запада и Востока, он — несомненно, яркая фигура на политическом Диснейленде небосклоне не только США, но и всего мира. Маккейн даже сам статьи пишет — на тему Pax Americana. Ещё вопрос, кто популярнее — он или Том Круз. Столь сильно заметен старший сенатор именно потому, что яркости ему придали средства массовой информации. Без них он был бы обыкновенным сумасшедшим, вылезшим из вьетнамской ямы. (Кстати, не стоит эмоциональному сенатору обижаться на диагноста Путина, который написал ему через «Твиттер» (цитирую в передаче Маккейна): «Он сказал, что я кровожадный человек, которому нравится видеть, как убивают таких людей, как Каддафи, и что я два года просидел в яме, и у меня съехала крыша…»)



Этот тот самый Маккейн, который предсказывает в России и Китае «арабскую весну» («Нет никаких сомнений в том, что в России грядёт «арабская весна», как, кстати, и в Китае»), который верит, что вмешательство в дела Югославии было «моральным долгом» Америки, который зовёт бомбить Сирию, потому что там нет демократии, а президент Башар Асад тиранит народ, и который считает, что то, что Сирии не было на повестке дня саммита НАТО в Чикаго, — «не только печально и прискорбно», но и может означать конец Америки: «Всё это не только печально и прискорбно. Около 10000 мирных жителей Сирии были убиты режимом Башара Асада в ходе несправедливых боев при помощи российского оружия и действующих на территории страны иранских боевиков. А США отказываются помогать! Некоторые из стран Персидского залива во главе с Саудовской Аравией намереваются поставлять оружие повстанцам. Однако ситуация настоятельно требует американского лидерства. Мы могли бы создать безопасную зону для сопротивления и поставлять ему оружие, но Америка не хочет. Это позорный эпизод нашей истории. «Закулисное лидерство» президента Обамы говорит нам, что он не верит в исключительность США».

Вполне возможно, что верующий в исключительность Америки сенатор Маккейн (кстати, он мог бы стать президентом США в 2008 году. Чем чёрт не шутит? Был же у американцев президентом Дж. Буш-младший, не умевший показать на карте мира Ирак, но проведший в Белом доме два срока подряд) отдаёт себе отчёт в своём поведении, похожем на поведение несостоявшегося диктатора. Умение эпатировать и эмоциональность нередко делают политика широко известным. Посудите сами: многие ли сенаторы США у нас на слуху? С ходу мало кто кого вспомнит. Разве что того же Маккейна. Да его приятеля Джо Либермана, ещё одного горячего сторонника сирийской оппозиции, братских приветствий на сирийско-турецкой границе, авиаударов по Сирии и ускоренного строительства там буферных зон под американской эгидой. Эпатаж многое решает во власти, где эмоции подчас формируют политическую линию. В конце концов, любитель военных кораблей и заядлый враг России по имени Митт Ромни — потенциальный кандидат в президенты США от республиканцев — фигура недаром экспрессивная.

Кстати, вовсе не воинственный Ромни принёс первый кирпич на стройку вражды с Россией. Бывший владелец этого кирпича — Джон Маккейн. Цитирую американское СМИ:

«Кандидат в президенты от Республиканской партии на выборах 2008 года Джон Маккейн, часто и откровенно критикующий Москву, выступил в 2010 году за охлаждение отношений с Россией. В своей эмоциональной речи в Школе фундаментальных международных исследований при Университете имени Джона Хопкинса он заявил:

«Сейчас нам необходимо проявлять большее реализма в отношении России — в том, что касается нашего с ней взаимодействия в последнее время, явных недостатков её властей, расхождений интересов России и США и отсутствия у наших правительств общих ценностей. Чтобы придти к этим выводам, нам не нужен WikiLeaks, друзья мои. Они уже давно вполне очевидны».

Чтобы доказать свои утверждения, он ссылался на обычные страшилки — противодействие России развёртыванию европейской противоракетной обороны и её стремление сохранить советскую сферу влияния. Однако его главная мысль заключалась не в том, что у России и США разные интересы, а в том, что у них нет «общих ценностей».

Маккейн знает, что говорит. Москва, в отличие от Вашингтона, не собирается делать из Сирии свою колонию, а заодно устраивать «арабскую весну» во всём угнетённом мире, о котором так трогательно печётся сенатор от Аризоны. При этом США не спешит демократизировать, к примеру, Бахрейн, где от прав человека мало что осталось, но интересы США соблюдаются строго. Почти так же строго, как интересы «Формулы-1».

Майкл Коэн в журнале «Внешняя политика» недавно написал: «На протяжении всей истории современной американской дипломатии внешняя политика Америки неоднократно разрывалась между двумя конкурирующими и зачастую дублирующими друг друга напряжениями: защитой интересов национальной безопасности США и отстаиванием американских ценностей, в частности, тех, что касаются прав человека и демократии. Сдвиги этих двух — иногда несовместимых — импульсов были сущим проклятьем для многих президентов в то время, когда они вступали в должность».

На самом деле один «импульс» — а именно древняя и смутная идея о правах человека — всегда и везде служил Америке прикрытием импульса второго и основного, связанного с «защитой интересов национальной безопасности США». Причём, надо заметить, защитой превентивной.

И нынешний потенциальный кандидат в американские президенты Митт Ромни — как и его политический партнёр Джон Маккейн — критикует действующего президента Обаму как раз за то, что последний поступается американскими ценностями. Надо вторгаться в Сирию, бомбить Дамаск, устраивать буферные зоны и торжествовать новую победу Pax Americana, — а Обама вместо этого любезничает с упрямой Россией и уговаривает Израиль не лезть в Иран.



Надо не сокращать, а увеличивать военный бюджет, говорит Ромни, делая из этих слов программное заявление.

То же самое говорит и великолепный Маккейн: «Сокращение нашего оборонного бюджета в соответствии с требованиями секвестирования — это не что иное, как одностороннее разоружение, которое приведет к реальному ослаблению и упадку военной мощи США. Многие из нас выступали в Конгрессе с предложениями отказаться от секвестирования, но у нас нет монополии на хорошие идеи. Мы хотим сесть вместе с президентом за стол и выработать двухпартийное соглашение. Но президент отказывается от сотрудничества. У него нет никаких предложений, чтобы предотвратить «катастрофическое», как выразился его собственный министр обороны, сокращение расходов на нашу оборону. Если президент не согласится на сотрудничество по данному вопросу, мы станем свидетелями самого мощного ослабления наших вооружённых сил за последнее время».

Итак, что Ромни, что Маккейн — за наращивание гонки вооружений. Во имя чего? Навязывания всему миру в диктаторском порядке «американских ценностей» — вернее, изымания у мира всего того, что ценно для Америки?

И то верно. Добровольно американские ценности никто не примет. Другое дело — если за ними стоит военная сила, подкрепляющая те самые «интересы», которые очень смахивают на болезненное желание установить на планете мировую диктатуру и назвать её «демократическим раем». Чтобы «интересы», по постмодернистским канонам, соответствовали «принципам», а исключительное американское сознание идеалистически определяло всемирное бытие.

Александр Гарегинян пишет:

«Маккейну… не понять, что все страны мира имеют право на собственный выбор своего пути, общественного строя, и что они не виноваты, если их выбор чем-нибудь противоречит западно-американским ценностям. Но поражает в его интервью недовольство Бараком Обамой, психически здоровым человеком, который, видите ли, не верит в «исключительность США!» Что такое эта исключительность, в чём она выражается и почему надо в неё верить?

Бывали в мировой истории периоды, когда одно государство настолько превосходило в цивилизационном развитии и военно-политическом могуществе другие страны, что ему безоговорочно подчинялись, признавали его величие и превосходство, учились у него. Таким был Рим, такой была Персия (до разгрома македонцами). Сегодня между мировыми державами нет подобного разрыва ни в цивилизационном, ни в других отношениях. Следовательно, американцы, претендующие на исключительность, не понимают, что разницы между ними и, скажем, русскими, англичанами, китайцами и французами либо нет, либо она столь незначительна, что не позволяет претендовать на исключительность. В свое время исключительность Рима давала возможность римским императорам сажать на троны других государств своих людей, а жители этих государств с благодарностью относились к решениям римлян и изъявляли желание поучиться у них. Сегодня решения американских «императоров» в недержавных государствах либо принимаются в штыки, либо их удаётся демагогической риторикой и грубой силой претворить в жизни, однако в любом случае они вызывают отвращение. И в Ливии, и в Ираке и Афганистане, и в бывшей Югославии, и в Египте, а ныне и в Сирии американская политика вызывает отвращение, а за ним и отторжение…»

Примерно так разоблачается любое американское заявление об американских ценностях. Никаких пресловутых двойных стандартов, в сущности, нет. «Ценности» — лишь дутая оболочка, а «интересы» — то единственное, что ведёт Америку по кривой диктаторской тропке к закономерному тупиковому финалу одряхлевшего государства, пытавшегося учить весь мир, но внезапно обнаружившего, что для того, чтобы ученики слушались, учителю требуется авторитет. Настоящим либералом в нынешней Америке был бы тот удивительный мистер, который выступил бы против гегемонии США на планете.

Пока же не явился такой невероятный либерал, громкие слова нынешних сенаторов и кандидатов в президенты нуждаются в переводе на человеческий язык. Если сенатор Маккейн или потенциальный кандидат-республиканец в президенты Митт Ромни выступают за «жёсткую игру» во имя прав человека и прочих ценностей, то в переводе на обывательский язык это означает: в каком-то месте планеты или были ущемлены американские интересы, или эти интересы могут в этом месте реализоваться, что тоже нельзя упустить. Поэтому-то пропаганда республиканцев в США сегодня построена именно на проповеди американских ценностей, которые, по мнению конкурентов-республиканцев, принижает плохой президент и никуда не годный демократ Обама, мало соображающий в исключительности Соединённых Штатов.

Прав тут Майкл Коэн. «Но не верьте ни единому слову, — пишет он. — Все кандидаты в президенты, будь они демократы или республиканцы, заявляют о приоритете прав человека, баллотируясь в президенты, — но совсем иначе ведут себя, добираясь до офиса».

Маккейн вот добрался только до сенаторского кресла, а уже проговаривается: «…мы складываем воедино нашу огромную силу и наши демократические ценности, и действуем на этой основе. …в сообществе наций Америка до сих пор остаётся уникальной, исключительной, демократической великой державой, которая использует свое беспримерное влияние не только для продвижения собственных узкокорыстных интересов, но и для укрепления набора всеобщих ценностей».

В этой филиппике «огромная сила» у Маккейна оказалась впереди «демократических ценностей», а «собственные узкокорыстные интересы» обогнали «набор всеобщих ценностей». Читатель не дурак, и легко сделает вывод, что «ценности» — не более чем лёгкий гарнир к жирной и сытной отбивной (с кровью) «узкокорыстных интересов», ради которых Маккейн и ему подобные и ратуют за увеличение «оборонного» бюджета США.

На фоне относительно миролюбивого Обамы, понемножку сдающего позиции американской мировой гегемонии, маккейновский соратник Ромни пышет задором мнимого полководца, тыкая пальцем в карту и называя врагов не подумавши, и уверяя, что увеличить военный бюджет страны в кризисное время — самое верное решение. Американский толстый пипл, глядящий вечера и ночи напролёт в японские телевизоры китайской сборки, эти пропагандистско-имперские заверения скушает и проголосует за Ромни: враждебный России республиканец, можно сказать, в южных штатах уже победил. При виде таких предвыборных успехов конкурента запаниковавшему Обаме, вляпавшемуся к тому же в незавидную историю с микрофоном, ничего не остаётся, как тоже вжиться в роль популярного светского политика: то высказаться в поддержку однополых браков и получить тёплый привет от Гидо Вестервелле, Барбары Хёль и Фолькера Бека, потребовавших присоединиться к их компании консервативно настроенную Ангелу Меркель, то принять приглашение на вечер у Клуни, где голливудские звёзды скинулись ему на предвыборную кампанию.

Вся эта возня с «голубыми» и «звёздами» выглядит неприятно и дурно пахнет, но она куда больше похожа на типичную прогнившую демократию, нежели на империалистические замашки, присущие автократам — в том числе и потенциальным диктаторам вроде Ромни, которые готовы переселить хоть всю Америку в палатки, лишь бы нарастить военный бюджет и организовать войнушку, желательно на море, к примеру, в Ормузском проливе. Что за диктатор — без войны и славы триумфатора?

Расхлёбывать военно-морскую кашу придётся тому самому пиплу, который периодически умирает за интересы американской метрополии где-нибудь во Вьетнаме, Югославии, Ираке и платит немаленькие налоги, распределяемые потом в пользу афганской или ливийской демократии с одобрения типов вроде Маккейна, — пиплу, который всё глядит и глядит в телевизоры, зажёвывая экспрессивную пропаганду высококалорийными и опасными для здоровья чипсами и запивая их вызывающей рак кока-колой. Сменяются каналы, и на экране призывающий штурмовать Сирию и ждущий московской «арабской весны» Маккейн сменяется воинственным Ромни, а Ромни — энергичной госсекретаршей Хиллари Клинтон, которая то желает расширить НАТО и благодарит грузинское правительство — за то, что оно «не прибегало к насилию по отношению к Абхазии и Южной Осетии, которые поддерживает Россия», то цинично поучает молодых американцев «дипломатии в энергетической сфере» — как фактору национальной безопасности США, т. е. тому, что «доступная по цене» импортная нефть — основное богатство Америки и что Америке и далее нужно прилагать усилия для того, чтобы нефть продолжала оставаться «доступной».

И Америка их прилагает. Потому-то и появляются на карте мира новые государства — Южный Судан, например, запросто пририсовывающий к своим территориям нефтеносный район Хеглиг, официально относящийся к территории другого Судана. Не исключено, что и новая демократическая Ливия скоро расколется на пару-тройку стран. Формула старая и проверенная: разделяй и властвуй. Создание «буферных зон» в богатой углеводородами Сирии означало бы для США то же самое, что демократизация Ливии. Только вот Башар Асад, для которого оказался хорошей подсказкой печальный опыт замученного мятежниками и затем застреленного Каддафи, не позволил миротворцам с замашками диктаторов водить себя за нос.

II. Забота о детях, матерях, экологии, гражданском обществе, оболванивании и цензуре

Иногда, впрочем, кажется, что американская дудка, выдувающая однообразный мотив о «ценностях», надоевший ещё со времён холодной войны с СССР, вдруг перестаёт фальшивить и начинает играть вполне искренне. От души, так сказать. И привычный образ заокеанского диктатора сменяется улыбчивым ликом дяди-демократа — этакого весельчака, наклонившегося к ребёнку с конфеткой в липких пальцах…

В марте 2012 г. посол США в России Майкл Макфол, с радостью понаблюдав выступления оппозиционеров в Москве, слетал в Вашингтон и заявил там, что протесты в России не имеют целью свергнуть правящий режим, но зато представляют собой пробуждение гражданского общества. Но ведь без Америки российское гражданское общество не проснётся. И поэтому в США надо создать Фонд поддержки гражданского общества в России. Налогоплательщики США — простые труженики, программисты, менеджеры и уборщики офисов, — с радостью инициативу Макфола и его командиров, поступившую в Конгресс, оплатят.



В адрес демократически настроенного посла, проповедующего американские ценности в России, поставляемые туда за американские же деньги (вот, казалось бы, истинная и щедрая демократия), посыпались обвинения — со стороны не безропотных хаузкиперов Америки, но непонятливых русских, чурающихся демократии как огня — и даже ошибочно полагающих её диктатурой. Ибо разве не диктаторы те, кто считает себя исключительно правым и навязывает всему миру свои взгляды? Расстроенному Макфолу, который, как говорят, с тех пор стал бояться выйти из посольства в магазин за русской колбасой без мяса, пришлось оправдываться:

«Я хочу абсолютно ясно подчеркнуть, что никакая часть денег, выделенных США на развитие гражданского общества в России, не предназначается ни для политических организаций, партий и движений, ни для организации демонстраций, ни для политических лидеров. <…>

Гранты могут получать только непартийные, независимые и неправительственные организации, работающие на развитие гражданского общества, чтобы укрепить его, помочь справиться с мириадами проблем, с которыми сталкиваются гражданские общества по всему миру: проблемами экологии, заботы о здоровье матери и ребёнка, соблюдения прав человека. <…>

К сожалению, подобные организации не получают сегодня поддержки в России. И, я подчёркиваю, к сожалению, эти группы вынуждены полагаться не только на американск

Диктатура в демократической шкуре
Окончание.

Оппозиция – Януковичу: "Все попытки создать диктатуру в Европе заканчивались Гаагским трибуналом"
Член парламентского комитета по иностранным делам, политтехнолог и народный депутат из «БЮТ-Батькивщины» Игорь Грынив о том, что стало поводом для начала акции «Украина против Януковича» и каких последствий следует ожидать нынешней власти в Украине… « Украина против Януковича» — это формула судебного процесса, — заявил нардеп-«бютовец» Игорь Грынив, сообщает «Цензор.

В Тбилиси представлены уникальные экземпляры поэмы «Витязь в тигровой шкуре»
ТБИЛИСИ, 22 ноября. /Корр. ТАСС Эка Мехузла/. Выставка, посвященная 850-летию со дня рождения великого грузинского поэта Шоты Руставели (1166-1216 гг.) открылась во вторник в центральной библиотеке Тбилисского государственного университета имени…

В Ткибули соберутся знатоки «Витязя в тигровой шкуре»
В Ткибули (регион Имерети) 22 сентября состоится конкурс среди знающих наизусть эпическую поэму грузинского поэта Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре». Он пройдет в рамках празднования 850-летнего юбилея поэта.


  • США,
  • Маккейн,
  • Ромни,
  • Америка,
  • Президент
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: