Американцы останутся в Афганистане

В ходе недавнего стремительного вояжа в Исламскую Республику Афганистан президент Соединенных Штатов Барак Обама подписал со своим местным коллегой Хамидом Карзаем договор о стратегическом партнерстве, который будет регулировать взаимоотношения между Вашингтоном и Кабулом после вывода американских и натовских войск из ИРА в 2014 году.



Простое объяснение

Согласно документу США берут на себя обязательства по поддержке социального и экономического развития Афганистана, а также по обеспечению безопасности в стране вплоть до 2024 года, для чего здесь будут находиться 20 тысяч военнослужащих заокеанской сверхдержавы. Им предстоит заниматься обучением сотрудников афганских силовых структур и принимать участие в операциях против боевиков «Аль-Каиды» и «Талибана».

Американцы отказываются не только от постоянных военных баз в Афганистане, но уже сейчас прекращают внезапные рейды по населенным пунктам. В обмен на это кабульский режим обязуется предоставлять США возможность пользоваться военными объектами на территории страны. В договоре указано: Соединенные Штаты признают ИРА своим главным союзником в мире из числа стран, не входящих в НАТО.

Совершенно естественно, что в этом договоре многие в России углядели раскрытие «истинных замыслов Вашингтона», который обязательно сохранит свое военное присутствие в «сердце Азии», откуда будет нести смертельную угрозу Российской Федерации, Китаю, Ирану и всему прогрессивному человечеству.

К сожалению, антиамериканская паранойя, замешанная на тотальной некомпетентности, приняла в нашем Отечестве уже просто опасный характер. Приписывание Вашингтону буквально дьявольских замыслов и аналогичных сверхъестественных возможностей всерьез влияет на политиков РФ и на общее психическое здоровье россиян.


Между тем у кабульского соглашения есть куда более простое объяснение: США и их союзники проиграли войну в Афганистане (как известно, не они первые). Однако хотят, чтобы поражение не стало полным и абсолютным, не вернулась ситуация, из-за которой в 2001 году пришлось начинать кампанию. Кстати, если вспомнить относительно недавнее прошлое, придется констатировать: ту самую ситуацию создали именно Соединенные Штаты, но теперь говорить об этом особого смысла нет. Что есть на сегодня, то и есть.

Соответственно американцы надеются хотя бы немного контролировать положение в Афганистане (и видимо, в прилегающих странах) с помощью хорошо отработанных в последние годы «спецназовско-беспилотных» операций. Это такой своеобразный высокотехнологичный вариант мятежевойны. Бороться с партизанами лучше всего партизанскими же методами, о чем давно знают военные эксперты. Вместе с тем современные технологические изыски (беспилотники, спутниковая навигация, приборы ночного видения и т. д.) могут существенно увеличить эффективность противопартизанских действий.

Видимо, Вашингтон надеется сломать тенденцию, когда правящий режим развивающейся страны после ухода войск иностранного «покровителя» рушится под натиском вооруженных формирований местных оппонентов примерно через два года (как, например, в покинутом американцами Южном Вьетнаме или в том же Афганистане, лишившемся помощи Москвы). Причем дислокация хотя бы небольших групп американского спецназа в Афганистане должна иметь не меньшее значение в психологическом плане, чем в военном: пусть у афганских властей и силовых структур сохраняется ощущение, что их не бросили на произвол судьбы и есть на кого опереться в случае резкого ухудшения ситуации.

Впрочем, последнее может оказаться лишь иллюзией. Подразделения спецназовцев способны громить небольшие отряды боевиков, а беспилотники – уничтожать лидеров каидистов и талибов. Но ни спецназ, ни БЛА не сумеют сдержать широкомасштабное наступление противников Карзая, особенно если за ними будет стоять Пакистан (а он почти наверняка поддержит массированный натиск «Талибана», поскольку он важнейший геополитический инструмент Исламабада). И тогда оставшимся в Афганистане американцам придется спасаться бегством. Естественно, чем меньше, компактнее и мобильнее будут их силы, тем легче и быстрее пройдет эвакуация. Видимо, это было важнейшим соображением (кроме, разумеется, финансовой стороны) при отказе США от постоянных баз в Афганистане.

Крайне трудная задача

В России почему-то придается прямо-таки сакральное значение понятию «военная база». Как будто это такая особая опция в компьютерной игре, получение которой сразу обеспечивает играющему автоматическую победу. Между тем ничего в данном случае автоматически не обеспечивается, наоборот, велика вероятность возникновения огромных проблем.

Значение зарубежной военной базы определяется тем, насколько она позволяет развернуть активные боевые действия в случае вооруженного конфликта. А это в первую очередь зависит от того, обеспечено ли ее снабжение расходуемыми материалами (боеприпасами, ГСМ, продовольствием, медикаментами, запчастями), которые в современной войне «улетают» с огромной скоростью. Например, российские базы в Абхазии и Южной Осетии очень существенно усиливают группировку войск РФ, противостоящую Грузии, поскольку выдвинуты в глубь грузинской территории, причем доставка всего необходимого из России надежно и гарантированно обеспечена.

А вот наша группировка в Приднестровье не создает для Москвы ничего, кроме проблем: если вдруг вспыхнет вооруженный конфликт между РФ и НАТО, обеспечить ее снабжение не удастся (его блокирует Украина) и она будет потеряна сразу и полностью.

Кстати, «база НАТО в Ульяновске», даже если бы таковую кто-то в Брюсселе или Вашингтоне планировал создать на самом деле, находясь внутри России на значительном удалении от границ с любой из стран Североатлантического альянса, не продержалась бы и двух дней в случае попытки использовать объект в Поволжье для агрессии против России. НАТО не только лишилось бы ста процентов сил и средств, размещенных на родине Ленина, но и понесло бы огромные потери в авиации, пытаясь перебросить «воздушный мост» к заранее обреченной базе.

Аналогичная ситуация сложилась бы для США в Афганистане, имей они там постоянные базы. У этой страны, напомню, нет выхода к морю и при решении вопросов снабжения объектов на ее территории американцы попадают в зависимость от окружающих ИРИ государств (по крайней мере до изобретения телепортации, чего пока явно не предвидится). Россия, Китай, бывшие советские среднеазиатские республики, Пакистан и Иран должны предоставить свои наземные магистрали и/или открыть свое воздушное пространство для перевозки грузов, предназначенных американской группировке. Однако Тегеран – лютый враг Вашингтона, а в столицах прочих сопредельных с Афганистаном стран с огромным удовольствием займутся шантажом США, выбивая максимально выгодные для себя условия обеспечения американских войск.

Задача вдвойне осложняется из-за того, что Афганистан находится в Восточном, а Соединенные Штаты – в Западном полушарии. Решить ее трудно даже при отсутствии какого-либо противодействия.

Более того, Пакистан вполне может стать вторым Ираном, только еще хуже, ибо у Исламабада уже есть и ядерное оружие, и достаточно качественные средства его доставки. Как было сказано выше, если талибы двинутся на Кабул, их заведомо поддержит Пакистан (не исключено, что в наступлении примут участие части пакистанской армии). Естественно, Исламабад и Вашингтон окажутся в состоянии прямой военной конфронтации. И тогда снабжение американских баз будет полностью зависеть от стран Центральной Азии, а также (по крайней мере косвенно) от России и Китая, имеющих очень большое влияние на власти этих государств.

Однако Пекин в последнее время окончательно утвердился в роли главного геополитического союзника и покровителя Исламабада, к тому же имеет очень серьезные виды на природные ресурсы Афганистана. Соответственно Поднебесная сделает все, чтобы создать американцам максимум проблем. Позицию Москвы в подобной ситуации предсказать сложнее, но понятно, что полная зависимость от России в подобной критической ситуации для Вашингтона абсолютно неприемлема.

В силу описанных обстоятельств совершенно абсурдна боязнь, что американцы с баз в Афганистане нанесут удары по России и Китаю. Точнее, эти объекты можно использовать против РФ, если на то согласятся Пекин и Исламабад. Или против КНР и Пакистана, коли подобную операцию одобрят страны Центральной Азии и Москва. Третьего не дано. Теоретически ни один из этих вариантов не исключен, но практическое их воплощение представить в обозримом будущем затруднительно. Даже атаковать с афганской территории Иран будет в высшей степени сложно.

Таким образом, по причинам географического характера полноценные военные базы в Афганистане стали бы для США не опцией, а тяжкой проблемой, требующей очень больших расходов, вдобавок бесполезных. Вот почему Вашингтон отказался от создания этих баз.

Арьергардные бои

Оставленные в Афганистане подразделения спецназа и беспилотников будут, по-видимому, инкорпорированы в армию и силы безопасности кабульского режима. Американцы займутся выполнением наиболее сложных боевых заданий и выступят в роли инструкторов для афганских подопечных, а также, безусловно, в роли надсмотрщиков над ними же. Даже сейчас дезертирство из армии и полиции ИРА носит массовый характер. Если иностранный контингент уйдет, они могут просто «испариться» либо развалиться на племенные формирования. Причем такое развитие событий вполне вероятно даже без ощутимого давления со стороны талибов, а уж если те развернут массированное наступление, развал силовых структур правительства Карзая почти гарантирован. Наличие американских спецназовцев в афганских подразделениях сыграет значительную стимулирующую роль для повышения их устойчивости в бою.

Однако, как сказано выше, все это будет действенно только до определенного предела. Разумеется, присутствие американцев повысит боеспособность афганских подразделений. Но если натиск формирований противника в сочетании с религиозной и националистической пропагандой окажется мощным, для каждого американского военнослужащего возникнет вполне реальная перспектива получить пулю в спину. Как бы от своих. Впрочем, хороший уровень подготовки спецназа США должен помочь снизить потери. Но никак не выиграть войну.

Таким образом, избежать полного и окончательного краха в Афганистане Соединенные Штаты смогут, лишь примирившись с «Талибаном» и Исламабадом, что привело бы к изоляции остатков «Аль-Каиды» (именно так было сделано в Ираке). Насколько это реально, определить чрезвычайно трудно. Талибы и их пакистанские покровители прекрасно понимают: время играет против американцев, поэтому надо просто дождаться ухода основных сил врага. Идти на компромисс в виде допуска в некоторые властные структуры они сейчас не намерены, поскольку хотят получить власть целиком. Крайне сложно предположить, что за оставшиеся два года войска США совместно с контингентами своих союзников нанесут «Талибану» настолько тяжелое поражение, что он согласится на уступки либо они не будут нужны уже американцам. Коли за 12 лет антиталибская коалиция этого не добилась, неужели получится в течение всего двух? Особенно когда европейцы совершенно откровенно стремятся «на выход», утратив остатки и без того крайне незначительного желания воевать.

Создать афганские вооруженные силы, способные всерьез противостоять не только талибам, но и Пакистану, не представляется возможным. Попытка решения этой задачи потребует от Вашингтона огромных материальных затрат без малейшей гарантии успеха. Разрыв в военных потенциалах между ВС Кабула и Исламабада, а также в уровнях боевой и морально-психологической подготовки военнослужащих слишком велик, чтобы его можно было наверстать даже с помощью США. Тем более что за Пакистаном стоит Китай, который оказывать помощь своим союзникам тоже умеет, а возможности КНР в данном плане теперь почти сравнялись с американскими.

В целом после ухода западной коалиции судьба Афганистана будет решаться в Исламабаде и Пекине, это абсолютно неизбежно. Не исключено, что в Вашингтоне надеются сдержать внешнюю экспансию благодаря даже символическому присутствию американских войск в ИРА. Какое-то время этот фактор, вероятно, будет действовать, но недолго. Во-первых, талибы являются как бы внутренней афганской силой, что маскирует факт внешнего вмешательства. Во-вторых, в Исламабаде и Пекине поймут (или уже поняли), что для западных стран уход не подразумевает возвращения. По крайней мере до сих пор прецедентов не было. Особенно с учетом описанных выше проблем снабжения.

Полностью уйдя из Ирака, американцы в него уже не вернутся. И если через два года они сохранят некий «ограниченный контингент» в Афганистане, ядром новой группировки он не станет никогда. Вопрос будет только в том, когда и каким образом он покинет ИРА. Эра американской гегемонии закончилась, сейчас Соединенные Штаты ведут арьергардные бои. Просто пока еще очень немногие осознали сей факт. Но постепенно осознание придет ко всем. И начнется борьба за «американское наследство», в которой будет масса неожиданных и крайне неприятных (в том числе и для России) сюжетов.

Об этом сообщает сегодня Военное обозрение.

Минобороны ФРГ: международные силы должны остаться в Афганистане до улучшения ситуации
БЕРЛИН, 18 октября. /Корр. ТАСС Вячеслав Филиппов/. Международные силы должны оставаться в Афганистане до тех пор, пока не произойдет улучшение ситуации с безопасностью в стране.

Картер: войска США останутся в Афганистане надолго
НЬЮ-ЙОРК, 26 мая. /Корр. ТАСС Алексей Качалин/. Контингент американских войск в Афганистане будет сокращен, но останется в этой стране еще надолго.

Америка остаётся в Афганистане: в «сердце будущего хаоса» построят 9 крепостей
Американские войска останутся в Афганистане и после 2014 года.

Американские войска останутся в Афганистане после 2014 года
Вашингтон и Кабул достигли соглашения по условиям двустороннего договора в сфере безопасности, который позволит американским военным оставаться в Афганистане после 2014 года.


  • Афганистан,
  • США,
  • ИР,
  • Страна,
  • ШТАТ
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: