Советы Военного министра фельдмаршала Милютина Д. А. офицеру, назначенному на более высокую командную или штабную должность.

Излагаются в форме отцовского напутствия.



Друг мой! Должность, которую доверило тебе Отечество и его Государь — одна из лучших в армии.

Твой заместитель, умудренный опытом воин, не менее тебя имел основания получить эту должность, но предпочли тебя. Помни об этом и всегда относись к нему с достойным уважением за его продолжительную и полезную службу.

Многие офицеры — старше тебя, и каждый из них, судя по их личным заслугам, не уступают тебе, однако ты становишься их начальником.
Не забывай этого никогда.

Не стану говорить о том, чтобы ты старался заслужить уважение офицеров, правило это слишком уже избито, но скажу тебе, что ты должен стараться заслужить не просто уважение, а любовь своих подчиненных.

Всякий начальник, к которому питают это чувство, легко достигает самого трудного, и напротив — тот, кто не заслужил любви, с трудом добивается самых легких вещей.

Добейся любви подчиненных и трудная обязанность военачальника сделается для тебя приятным занятием.

Ты бы жестоко ошибся, если бы вообразил, что для приобретения любви подчиненных нужно ослабить дисциплину, или слишком угождать желаниям каждого из офицеров — это средство ни верно, ни славно!

Так же ошибочно было бы думать, что одна добродетель как бы она ни была блистательна, может возбудить к тебе это чувство. Подобно тому, как в женщине привлекают нас не одни глаза ее, но целое, гармония в ее чертах и фигуре, — так точно и ты можешь только соединением в себе достоинств и познаний, о которых я еще буду говорить в этом напутствии, — заслужишь любовь своих подчиненных.

Имея к своему заместителю величайшее уважение, не спеши отдавать приказания без его совета. Если, по примеру некоторых начальников, ты не имел бы уважения к своему заместителю, то сделался бы скоро жертвой своего неблагоразумия. Среди офицеров, разделенных между тобою и им, образовались бы партии, и тогда ты не мог бы сделать ничего доброго.

Имей к опытным офицерам полное внимание, советуйся с ними чаще, оказывай им дружбу и доверие.

Будь опорою, другом, отцом молодых офицеров, разговаривай с ними чаще и всегда уважительно, иногда советуйся с ними.

Для начальника всегда хорошо обладать подобною популярностью, она и мне часто служила на пользу. Старайся узнать совершенно всех своих офицеров.

Не зная их, на каждом шагу будешь ошибаться и не отличишь:
— скромность от недостатка способностей;
— уверенности в своих силах от пустой самонадеянности;
— стремления к порядку от недоброжелательства;
— любви к справедливости и добру от доноса, зависти или чрезмерного често-любия;
— умеренности от равнодушия;
— строгости от натянутости;
— будешь принимать советы, даваемые из лести или интереса, за чистую монету.

Тебе будет казаться, что вознаграждаешь добродетели, а между тем награда твоя достанется пронырству.

Тебе покажется, что ты покровительствуешь истинным талантам, а на самом деле будешь превозносить таланты показные, мнимые.

Посвятив долгое время на изучение качеств своих офицеров и узнав их, выбери себе между старшими двух друзей, в которых найдешь истинное достоинство, знание, любовь к правде и порядку; привяжи их к себе дружбой, поручи им важную обязанность напоминать тебе о твоих недостатках с откровенностью, и высказывать тебе ошибки твои. Выслушивай советы этих офицеров с вниманием, сбегайся однако ж иметь к ним слепую доверчивость и показывать слишком ясно другим офицерам предпочтение, которое ты отдаешь двум первым, потому что это могло бы сделаться источником несогласий.
Далее я хотел бы предостеречь тебя от употребления в отношении с подчиненными выражений суровых, прозвищ позорных, не произноси, говоря с ними, слов низких и презрительных, начальник употребляющий эти слова в разговоре с подчиненными сам себя унижает, а если он обращается к офицерам с подобными выражениями, то он компрометирует себя самым очевидным образом.

Никогда не забывай, что твои офицеры — суть благородные люди!

Сослуживцы твои — равные тебе товарищи и, потому, отдавая приказания, помни, что твой тон и выражения должны быть приноровлены к лицам, которых двигатель — честь; поверь, друг мой, что это единственный наилучший способ, при котором приказания твои будут уважаемы, будут приняты; исполнение их ускорится и офицеры возымеют ту доверенность к тебе, которая служит основою дисциплины и успехов.

Никогда не употребляй наказаний недозволенных законами и нетерпимых национальным духом. Когда будешь взыскивать, на лице твоем должно быть видно страдание, которое ты ощущаешь, будучи принужден употреблять строгие меры.

Не пропускай случаев к оказанию незначительных услуг своим офицерам; если робко ожидать случаев, когда в состоянии будешь сделать для них что-либо важное, ты рискуешь никогда не сделать для них ничего.

Как мелкие меры предосторожности сохраняют добродетель, точно так же мелкие услуги привязывают сердца.

Ходатайствуй усердно и настойчиво о наградах, заслуженных твоими офицерами. Генералы может быть откажут тебе в просимом, но им будет приятно видеть заботливость твою о подчиненных и подчиненные полюбят тебя сильнее.

Никогда не возбуждай в офицерах своих надежд, в осуществлении которых ты не уверен. Когда лица, которым было обещано, увидят, что обещания не исполнены, они обвинят тебя в несоблюдении их выгод и неумении сдержать данное тобой слово.

С вступлением в новую должность, время в особенности будет для тебя дорого.

Приучись раньше вставать!

Забот у тебя прибавится достаточно, а также и предметов для изучения и исполнения.

Получив новую должность в относительно молодых летах, ты станешь по-видимому и генералом; тогда у тебя не будет уже времени заниматься теорией военных действий и, потому, теперь ты должен изучать ее. Но если даже тебе никогда не пришлось бы занять место важнее, поверь, друг мой, что обязанность офицера штаба и командирские обязанности требуют сведений самых разнообразных и обширных.

В состоянии ли ты будешь судить о знаниях своих подчиненных, если не будешь знать лучше всякого из них все, что постепенно надо пройти, чтобы быть достойным их уважения? Оценишь ли ты верно достоинство офицеров, если сам не знаешь во всем объеме их обязанности?

Да, Друг мой, только умением исполнять все должности, которые ниже твоей, можешь ты сделаться достойным занимать должность, тебе вверенную, и заставить всех исполнять свои обязанности.

Нечего и говорить об изучении военных уставов. Я советую тебе никогда не отступать от них. Закон в глазах всякого доброго гражданина, доброго воина — самое святое дело. Говорят буква убивает, душа живет, но как я всегда видел — под предлогом этого оживления, многие позволяют себе самые большие отступления.

Уважай также старинные обычаи и традиции. Если найдешь в котором из них зло, то надобно его уничтожить, но приступай к его уничтожению с осмотрительностью и благоразумием, подготовь своими действиями и речами те перемены, которые намерен ты ввести; дай почувствовать выгоды их. Не предпринимай никогда уничтожение одновременно нескольких злоупотреблений. Вначале обрати внимание на самые существенные. Если в одно время приступают к исправлению всех частей здания, то оно колеблется, а иногда и рушится. Уничтожай, когда уже приготовлено то, что должно заменить уничтоженное. Помни, что всегда происходит более вреда, чем пользы, если предлагают необдуманные перемены, даже самые выгодные, и употребляют поспешные усилия для введения их. Советуйся с опытными офицерами о нововведениях, которые замышляешь, согласие их повлечет за собою согласие других.

Я уже говорил тебе о необходимости и выгоде изучения военного искусства. Ограничусь повторением того, что военная история есть источник, из которого ты должен постоянно черпать. Читай историю не для изучения военных фактов, а для изучения смысла войны, нравственности и политики. История всегда была предметом моих занятий и ей обязан я всему что знаю.

Ты должен быть храбр, но остерегайся крайности в этом случае. Храбрость, первое из качеств солдата, в военачальнике должна подчиняться благоразумию. Однако я желал бы лучше оплакивать смерть твою, чем славу или честь твою. Помни, что люди, которые более всего будут тебе советовать беречь себя, будут первыми и порицать тебя строго, если ты последуешь их советам.

Люби отечество и государя. Это обязанность каждого гражданина, а для тебя это первый долг, потому что отечество и государь оказали тебе высокое доверие и честь — иметь в подчинении офицеров.

Люби славу, желание достичь ее должно всегда пламенеть в твоем сердце. Эта любовь к славе поддерживала меня на трудном пути, мною пройденном.
Не буду говорить тебе о честности, как первейшем долге офицера, посоветую следить за честностью твоих подчиненных.

Если со временем Отечество и государь доверят тебе полк — ключевую и главную должность в Русской Армии, не случайно Государи наши, начиная с Петра Великого, приписывали себя к полкам, хочу дать впрок несколько более конкретных советов.

Советы командиру полка

Старайся, чтобы полк твой был лучше, это самолюбие позволительно командиру, но не увлекайся внешней стороной, парадностью и марафетом.
Следи, чтобы роты всегда были укомплектованы людьми способными к военному делу, даже в ущерб прочих команд.

Не позволяй, из ложного сострадания к офицерам, получать жалование на людей, которые не состоят у них по спискам; тот, кто позволяет себе это лихоимство, обманывает государство и нарушает обязанности чести.

Также тот не совсем честен, кто не соблюдает совершенной справедливости в распределении материальных благ и, в особенности, не препятствует своим подчиненным иметь за счет солдат выгоды незаконные.

Это один из главных пунктов, на которые командир полка должен обращать внимание.

Присутствуй на всех учениях своего полка, будь всегда первым на месте сбора, будь озабочен единственно своими обязанностями, будь деятелен, бдителен, точен и офицеры твои будут аккуратны, внимательны и ревностны, в противном случае — полком твоим овладеет мрачная и холодная апатия. Нерадивость командира влечет за собою невнимание офицеров к своим обязанностям.

Никогда не увлекайся нетерпением или гневом, за первыми порывами страстей всегда следует раскаивание: «если хочешь сделать глупость, — сказал один мудрец, — последуй внушению гнева». Вспыльчивый начальник нередко позволяет себе поступки предосудительные для его чести, сопряженные с опасностью для его жизни и, чаще всего, для жизни его подчиненных.

Повинуйся законам и тем лицам, которые по избранию Государя есть органы этих законов. Неповиновение властям — величайшее из преступлений воинских, оно распространяется с необыкновенной скоростью и возрастает в силах по мере распространения. Может ли командир, не повинующийся старшим, требовать послушания от своих подчиненных?

Будь судьей, блюстителем порядка и отцом своего полка; как блюститель порядка и судья, наблюдай за исполнением законов; как отец — за сохранением чистоты нравов, обращай внимание на сей последний предмет, всегда почти забываемый и пренебрегаемый начальниками. Где водворены добрые нравы, там и законы уважаются, и, что еще лучше, там любят законы и, потому, старайся улучшать нравы, но не думай, чтобы это можно было сделать по заказу. Они сообщаются, они внушаются, они должны быть вводимы примером. Сила примера здесь, как и везде, есть проявление волевых усилий над собой. Бесполезно было бы высматривать и замечать недостатки у других, в которых можно упрекнуть и себя.

Если собственные твои нравы будут безукоризненными, полк также будет отличаться нравственностью. Авторитет твой укрепится, ты выиграешь много времени, отклонишь от себя многие дурные привычки, никогда не будешь игрушкой обстоятельств, и общее уважение вознаградит тебя за лишения, на которые ты себя обречешь.

Избегай игры, в особенности азартные, изгони совершенно эту привычку у офицеров своего полка, большая часть военных людей через нее гибнет.
Берегись пристрастия к вину, оно унижает человека, имей всегда хороший, но без излишеств, стол, приглашай к нему офицеров своего полка — предпочтительно перед генералами, полковниками и другими старшими начальниками. Принимай гостей своих со степенью уважения, которое они заслуживают.

Число своих персональных экипажей ограничь необходимостью. Ты должен показывать пример простоты и скромности, потому что ты командир полка. Эта умеренность не будет стоить тебе большого труда. Удали от себя всю роскошь, которая превращает в изнеженных женщин часть наших офицеров.
Великолепие, которое так прилично человеку, представляющему свиту Государя, делается недостатком для военного вообще и пагубным для полкового командира, так как подчиненные считают за обязанность ему подражать.

Я никогда не мог смотреть, без сильного негодования, на молодых командиров полков, когда они вводили в лагере и в гарнизоне роскошь и негу придворную, когда старались отличаться количеством и великолепием экипажей, множеством слуг, красотою лошадей, утонченностью стола, одним словом — соперничали между собой единственно в искусстве размножать наслаждения. Разве в этом состоит честолюбие, которое должно одушевлять военачальников?

Но довольно об этом, досада готова овладеть мною. Впрочем, в этом случае мои советы, вероятно, менее тебе нужны, чем во многих других.

Ты никогда не должен смотреть на страждующее существо без сильного желания прекратить его страдания, или облегчить их. Сохраняй же, друг мой, эту драгоценную чувствительность. Она может быть для тебя иногда причиною мучений, но гораздо чаще она будет источником радостей самых живых и чистых.
Советую тебе быть человеколюбивым и великодушным столько же для твоей славы, сколько и для счастья. Человеколюбие и щедрость привлекают к нам сердца людей, с которыми мы живем и над которыми начальствуем. Какой бы расход не сделал ты для облегчения страждующего человечества, люди оценят его, слух о твоей благотворительности будет более стойким, чем молва о твоем умении устраивать празднества. Пусть лучше удивляются большому числу осчастливленных тобою, чем большому числу вельмож, которых ты старался увеселять. Воспоминание о празднестве не оставляет приятных следов ни в душе, ни в сердце, зато как сладостно для нас воспоминание о несчастном, нами утешенном. По какому-нибудь важному случаю можно раздать общую награду солдатам полка своего — я не против этого, но было разумнее, если бы ты сохранил эти деньги для раненых и больных, для тех, которые отличились каким-нибудь отважным делом, или для тех, которые, исполняя свои обязанности, понесли важную для них потерю.

По крайней мере, раз или два раза в неделю, посещай больных полка своего, говори с каждым из них ласково, выслушивая их жалобы, и старайся успокоить их, эта снисходительность будет не меньше лекарства способствовать скорому их выздоровлению.

Посещай почаще арестантов своего полка, человек провинившийся, должен быть наказан, но не должен быть заключен в места с нечеловеческими условиями.

Не стану тебе говорить, что ты должен беречь на войне кровь и пот солдат своих, тот не достоин имени человека, кто для приобретения известности, подвергает их излишней опасности и страданиям. Вообще знай, друг мой, что слава, которая приобретается такой ценой, не блестяща и не прочна.
Солдатская любовь — особая любовь, не случайно ей так дорожили наши великие полководцы Суворов, Кутузов, да и не только они.

Напомню тебе один, малоизвестный пример: генерал Милорадович, смертельно раненый поручиком Каховским на Сенатской площади 14 декабря 1825 г., был безусловным «слугой царю», но был он и подлинным «отцом солдатам». Герой Итальянского и Швейцарского походов Суворова, сражения при Аустерлице и турецкой кампании, он сделался одним из самых выдающихся военачальников в Отечественной войне с Наполеоном, выказав удивительную личную отвагу и невиданную заботу о солдате.

Его нравственный характер раскрылся и в таком эпизоде — будучи военным губернатором Санкт-Петербурга, он от имени государя, превысив свои полномочия, разрешил молодому Пушкину вернуться из ссылки в Михайловское в столицу, даровал таким способом прощение поэту и тем поставил Государя императора Александра I перед необходимостью проявить благородство. А то, как он дорожил солдатской любовью, еще раз проявилось в его последних предсмертных фразах, когда извлеченная из его груди доктором пуля звякнула о хирургическую посуду, он вышел из полузабытья и спросил врага: «Некая пуля?» «Из пистолета», — отвечал тот. «Слава Богу, — произнес умирающий, — не солдат стрелял».

Русские офицеры с давних времен славятся своей вежливостью, достоинством и высокой культурой. Я уверен, что для тебя не будет сделано в этом случае обидного исключения. Надеюсь, что в этом ты превзойдешь предшествовавшие образцы.

К сожалению в наше время большая часть офицеров вежлива только с женщинами, с начальниками и равными, ты, я полагаю будешь вежлив и с подчиненными. Никогда не говори с офицерами своего полка и даже о них повелительным или презрительным тоном, как это делают некоторые начальники. Помни, я повторяюсь, многие из твоих подчиненных гораздо более тебя заслуживают командование полком и что им не доставало, чтобы стать выше тебя, только счастья или судьбы, и потому будь доступен, любезен, вежлив, предупредителен еще более с подчиненными, чем с равными. Вежливость с равными и старшими — есть только следствие лицемерия, искусной политики; с подчиненными же — это признак доброго сердца. Похвалы, мною заслуженные, от того, что я никогда не давал чувствовать власть свою. Последуй этому примеру.

Сделав ошибку, сознайся в ней тотчас, а главное — старайся исправить ее, хотя этот образ действия очень естественен и не заслуживает похвалы, однако тебя будут хвалить за это, ты привлечешь к себе сердца, и твои ошибки будут извиняемы, я сам это испытывал.

Люби и отличай офицеров, которые проявляют военные способности и тех, которые, исполняя свои обязанности, предаются творчеству, развивают свой интеллект, увлекаются литературой, музыкой, художеством. Талантам надо помогать, бездарности пролезут сами.Занимайся в особенности молодыми офицерами своего полка, наблюдая сам за их поведением, их занятиями, их нравствен

Российский эксперт: Военно-техническое сотрудничество Москвы с Ереваном находится на более высоком уровне, чем с Баку
«Министр обороны РА Сейран Оганян прав в том, что российско-армянское сотрудничество в военно-технической сфере находится на более высоком уровне, чем аналогичное сотрудничество Москва-Баку», — об этом азербайджанскому информагентству «Вести.аз» заявил…

Царские путешествия на Кавказ
С екатерининских времен российские монархи время от времени покидали Петербург, отправляясь в странствия по подвластной империи.

Хранящаяся на базах военная техника проверяется маршами
В рамках внезапной проверки боевой и мобилизационной готовности органов военного управления резервисты совершают в настоящее время контрольные марши на технике, снятой с хранения, сообщает Минобороны РФ.

Маруся Никифорова: лихая атаманша приазовских степей
В годы Гражданской войны территория современной Украины превратилась в поле сражений между самыми полярными в политическом отношении силами.


  • Офицер,
  • Полка,
  • Любовь,
  • Обязанность
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: