Главное – не заиграться ("Polosa", Израиль)

«Это их худые черти бермутят воду во пруду».

В. Высоцкий

И действительно, какие-то неопознанные «черти» «бермутят» воду у наших границ. Не спокойно в Египте, южная граница перестала быть мирной, приходится комплектовать новые дивизии для ее защиты. Но и на севере не слаще, в Сирии льется кровь, а это, в конечном счете, приведет к власти исламистов и там. Хорош был Асад или плох, но на границе с Сирией был мир. И так называемая «Арабская весна» спокойствия нам не добавила, начали вырисовываться контуры нового халифата. Покой даже не снится, все больше сны про войну.

ЦАХАЛ готовится, недавно наши моряки приняли в Германии новую подводную лодку, МИД работает над внешнеполитической поддержкой и союзами, особенно интересен газовый – с Кипром и Грецией. Все так, но как-то не верится в стихийное волеизъявление ранее безмолвных мусульманских масс, вдруг всколыхнувшихся в борьбе за свободу. Где-то сидят кукловоды, которым эта мутная вода очень нужна.

Хамад бин Халифа ат-Тани

Российские СМИ на роль кукловодов привычно выдвигают США, которые, по их мнению, стремятся «демократизировать» все вокруг, но этот довод хорош лишь для внутрироссийского потребления, реально же у США от всех этих событий сильнейшая головная боль и достаточно большие дополнительные расходы. В военный бюджет США 2013 финансового года включены 680 миллионов долларов на покупку ЦАХАЛом дополнительных батарей противоракетного комплекса «Железный купол». Кроме того, Палата представителей Конгресса США подавляющим большинством приняла закон, согласно которому Соединенные Штаты обязываются, вдобавок к расширению военного сотрудничества с Израилем, обеспечить военное превосходство еврейского государства в Ближневосточном регионе. При этом Обаме еще и приходится маневрировать, чтобы сохранить позиции и в мусульманском мире, которым обеспечение военного превосходства Израиля, естественно над ними, понравиться не может.

Для того чтобы мутить воду, да так, чтобы колыхалась Северная Африка и Ближний Восток с Ираном и Турцией, нужны объективные условия: это наличие существенного интереса и значительных финансовых возможностей для реализации этих интересов, при условии, естественно, отсутствия контроля за их расходованием со стороны представительной власти. Долго искать источник таких возможностей не придется – огромная масса свободных денег при отсутствии контроля сегодня только у стран-экспортеров углеводородов, а самая богатая из них – Катар.


Знакомьтесь: КАТАР

Катар – абсолютная монархия, которой единолично управляет эмир Хамад бин Халифа ат-Тани. Династия Аль Тани (ее основателем считается Мухаммед бен Тани) правит Катаром с 1850 года, срок достаточно почтенный. Площадь чуть больше 11 тысяч кв. км. – это примерно втрое меньше Израиля. Граждан в этой стране 300 тысяч человек и еще 1,3 млн. – иностранные рабочие и специалисты, не имеющие никаких прав.

Изначально арабские племена Мидади, пришедшие в Катар из Южной Аравии, ловили рыбу, добывали жемчуг, выращивали финики и с большим энтузиазмом занимались пиратством – рядом проходили морские торговые пути доставлявшие шелк, ткани и пряности в Европу.

В начале 20 века население пополнилось так называемыми «иранскими арабами», бежавшими от преследования персов. Они привнесли в Катар шиизм, который на сегодня исповедует примерно 10% катарских мусульман, и мнение о себе, как о «пятой колонне». Это особенно ярко проявилось во время подавления шиитских волнений в Бахрейне, когда «иранские арабы» не поддержали действия правительства и даже, что было трудно представить в Катаре, провели несколько забастовочных акций. Дело в том, что в Катаре не только нет никаких демократических институтов и политических партий, но и законодательно запрещены профсоюзы. Именно поэтому забастовочные акции для Катара нечто особенно новое.

До эры углеводородов, катарцы жестоко бедствовали. Начавшаяся в 50-х годах промышленная добыча нефти, в основном, приносила доходы лишь «Бритиш Петролеум». Ситуация начала меняться в конце 1971 года с обретением независимости и национализацией нефтедобычи. Правящий тогда эмир Халифа бин Хамад аль-Тани, пошел по пути остальных монархий залива — стал проедать свои доходы, а управление страной поручил своему сыну — Хамаду бин Халифа ат-Тани, но не учел, что Хамад на пути развития страны смотрел иначе. В 1995 году он позвонил отцу в Швейцарию и сообщил, что тот больше не эмир. Новый эмир Хамад был сторонник развития экономики Катара, инвестиций в выгодные зарубежные активы, да и вообще был нетипично образован для катарской элиты. В 1971 году он закончил королевскую военную академию Сандхёрст (Великобритания), а отвечая за развитие экономики страны, приобрел опыт и в этой области.

Сегодня экономические показатели страны весьма интересны: темпы роста ВВП (16% в год) вывели Катар в число региональных лидеров, а объем валового продукта на душу населения (почти 90 тыс. долларов) самый большой в мире. Катар, третья в мире страна по объемам природного газа (более 900 трлн. кубометров), способна самостоятельно доставить сжиженный газ в любую точку планеты. Сегодня флот Катара по перевозке сжиженного газа – крупнейший в мире.

Эмир Хамад воспринял мировой кризис, как прекрасную возможность приобретать. В результате Катар стал собственником перерабатывающих заводов в Китае, модных домов Франции и футбольных команд Испании.

Сильнейшее впечатление на него произвела судьба Кувейта, заинтересовавшего Саддама своими ресурсами. Эмир Хамад понимал, что у Катара ресурсов не меньше, а более сильных в военном отношении государств вокруг долго искать не надо.

Тогда, для начала, он построил для США авиабазу аль-Удейд (крупнейшую среди всех зарубежных баз американских ВВС, с 4 тыс. военнослужащих), вложив в строительство миллиард долларов, но как-то сомневался в надежности американского зонтика. В частности, вряд ли можно твердо рассчитывать на США для защиты от Саудовской Аравии, там плотные дружеские объятия, взаимная любовь, скрепленная нефтедолларами. Когда нет мощной армии, как в Иране или Египте, нет духовного щита, типа Мекки и Медины, ни святости династии, как в Иордании, то приходится искать свой путь защитить себя и свои богатства. И эмир его нашел.


Дипломатический щит и информационный меч

Основой его политики стали «дипломатический щит» и «информационный меч».

Создавая «дипломатический щит», эмир Хамад сумел выстроить рабочие отношения со всеми странами и силами Ближнего Востока. В 1996 году он пригласил в страну израильскую торговую миссию, а дипломатический такт демонстрировал даже в отношениях с Ираном, который прочие монархии региона не переносят. Сенатор Джон Керри жаловался, что «Катар не может быть нашим союзником в понедельник и отправлять деньги боевикам “ХАМАС” во вторник», но политика «сотрудничества со всеми» делала из эмира отличного посредника, который имел возможность мирить нужные стороны в нужный момент. «Мы не занимаем ничью сторону в конфликтах, поэтому лидеры и просят нас о посредничестве в них», — объяснял дипломатические успехи эмир Хамад.

В качестве «информационного меча» выступил тотальный контроль над информационным пространством Ближнего Востока. Для этого эмир уже на следующий год после своего прихода к власти основал «Аль-Джазиру» — международный телевизионный канал, чьей главной особенностью, благодаря большим финансовым вливаниям и опыту нанятых английских специалистов, было сочетание новостей на арабском языке с западными стандартами журналистики. «Аль-Джазира» — первый арабский канал, который стал рассматривать конфликты с позиций обеих сторон. Канал предоставлял эфир всему спектру оппозиционных ближневосточных сил — как секулярных, так и религиозных. Слово здесь давали даже представителям Израиля, что весьма необычно для исламского канала.

И, поскольку мы назвали щит (дипломатический) и меч (информационный), настало время поговорить об интересах.


Интерес — великая движущая сила

«Интерес — вот великая движущая сила, единственная, которая ведет в правильном направлении и далеко». Даниэль Пеннак

«Арабская весна» принесла Катару дивидендов больше, чем США, Франции и Великобритании вместе взятым. Дохе удалось снизить, или вообще свести на нет, роль таких игроков, как Ливия, Египет и Сирия. Сегодня Катар и Саудовская Аравия являются главной пружиной всех инициатив ЛАГ, но сауды не обладают финансовыми возможностями Катара.

Но просто деньги не делают погоды, они могут принести только краткосрочную выгоду и лояльность, давайте повнимательнее присмотримся к интересам.

Интерес первый: «Свалив» Каддафи, Доха выиграла очень важный раунд в своей борьбе за Африку, за регион чрезвычайно интересный как своими ресурсами, так и вариантами логистики. Убран с дороги главный конкурент на континенте, который обладал достаточными возможностями для того, чтобы «кормить» половину африканских стран. Вместе с Каддафи ушел в прошлое его главный инструмент влияния в лице многочисленных фондов и банков, на место которых сейчас приходят те же катарцы. Как следствие, следует ожидать резкой «исламизации» континента и усиления влияния Катара в Афросоюзе, которые Катар при живом Каддафи практически не имел шансов реализовать и прорваться на лидирующие позиции.

Такой же интерес был и к египетской «весне» — деньги и там делали свое дело. В итоге Катар избавился от двух самых опасных для себя конкурентов на Африканском континенте и теперь готов к экономической экспансии.

«Сильные поступают так, как хотят, а слабые страдают так, как и должны». Фукидид

Интерес второй: — это крупная игра на мировом газовом рынке, где сталкиваются интересы экспортеров. В случае падения режима в Сирии, регион будет включён в мировую игру по прокладке альтернативных газовых трубопроводов, наиболее вероятная трасса пройдет по территории Сирии и составит серьезную конкуренцию таким проектам, как «Южный поток», «Набуко» и др. А такой проект желательно выполнять, прокладывая трубопровод по территории дружественной (а лучше – подконтрольной) страны. Так что это игра за большие деньги, а это для Дохи – святое.

Сирия в этом не только ключевая проблема, но и решение сразу нескольких задач. Прежде всего – снятие зависимости от ситуации вокруг Ормузского пролива. Мировая экономика, в случае военной операции против Ирана и прекращения судоходства по Ормузскому проливу, да и экономики Катара и Саудовской Аравии, получит мощнейший удар, а Катар попросту рухнет. Вот поэтому новый коридор через Сирию приобретает жизненно важное значение, но нужен дружественный режим, а не союзник регионального врага — Ирана. Если эта проблема будет решена, то через Сирию на побережье Средиземноморья пройдут нефте- и газопроводы. Вот только режим Асада стоит на этой «дороге к счастью».

Как на реализацию этих интересов работают катарские деньги – это вполне понятно, недавно Катар прикупил себе ХАМАС, который мог ставить ему палки в колеса в Сирии. Иран перестал платить, а эмир сделал Машалю предложение, в результате которого все политбюро ХАМАСа переехало в Доху, а Хания в каирской мечети заявил: я приветствую героический сирийский народ, который борется за свободу, демократию и реформы». Вот так это работает.


А «Аль-Джазира? Это как работает?

Катар смог собрать очень профессиональную команду, что сделало «Аль-Джазиру» основным каналом влияния на умонастроения арабов. Не будет преувеличением сказать, что без «Аль-Джазиры» перевороты в Египте, Тунисе, Ливии и мятеж в Сирии с большой вероятностью не произошли бы. Это видно наиболее наглядно на примере Ливии. Сначала «Аль-Джазира» непрерывно подавала преувеличенную информацию о столкновениях в Восточной Ливии, а затем на базе этой информации ЛАГ принимает резолюцию против Каддафи. Возразить мог Мубарак, но он был уже арестован. У Каддафи не осталось надежд на арабскую поддержку, да и Россия и Китай не захотели вникать в эти внутриарабские дела.

Сегодня в Сирии эмират спонсирует повстанцев, поставляя оружие и бойцов для Свободной Сирийской армии, а канал Аль-Джазира создает для этого благоприятный фон. Непрерывные рассказы о зверствах Асада свое дело делают. Убийства, мародерство, гонения на христиан со стороны повстанцев на канале не видно.


Главное – не заиграться

Любой аферист, грабитель банков или устроитель финансовых пирамид должен менять стиль деятельности, а то его будут ловить слишком быстро. Стиль работы Катар изменить не может, а потому его действия стали раздражать «партнеров». «Аль-Джазира» на сегодня потеряла статус объективной телеинформационной компании — нью-йоркская Daily News называет ее «арабской пропагандистской организацией, которая контролируется средневековым катарским режимом и маскируется под медийную компанию». Кроме того, эмир столкнулся с весьма прохладным отношением к себе со стороны традиционных лидеров арабского мира, и, прежде всего, Саудовской Аравии, с которой серьезно испортились отношения. Эр-Рияд не устраивает доминирование Катара в Ливане, а во-вторых, саудиты боятся и «арабской весны», опасаясь, вполне резонно, деятельности «Аль-Джазиры».

Да и Западные политики наконец-то поняли, как Катар обвел их вокруг пальца в Северной Африке. Тут бы и надавить на Катар за плохое поведение, но военные базы! — как без них сегодня обойтись.

Звонок для эмира прозвенел неожиданно. В апреле эмирская гвардия попыталась захватить дворец эмира. Ситуацию спасли только части американского спецназа, переброшенные с территории базы аль-Удейд. На этот раз пронесло, но выручили эмира не свои войска, а американцы. В «иранский след» в попытке переворота поверить сложно, что делать, эмиру нужно внимательно осмотреться.


Что нам Гекуба?

Очевидно, что создающийся вокруг Израиля «Халифат» мира и спокойствия нам не несет, но, как и в вопросах объединения ФАТХа и ХАМАСа, внутренняя борьба в нем набирает все больший накал. Вполне понятно, что это неизбежно снижает возможности его участников.

В свое время российский ученый Олег Арин сформулировал определение «центра силы». По его мнению, «центр силы — это субъект, имеющий возможность подчинить деятельность других субъектов или актеров международных отношений в соответствии с собственными национальными интересами». На Ближнем Востоке к таким центрам силы мы привычно относили Египет (что уже в прошлом), Турцию, Иран, Саудовскую Аравию. Но теперь надо будет обращать самое серьезное внимание и на маленький Катар. Доха ведёт свою игру в Йемене, Палестине, Сирии и Африке. Уж больно успешно «бермутят воду»… Заиграются.

Об этом сегодня сообщает Военное обозрение.

Лукашенко: «Для нас сейчас главное не бросаться в омут за Россией»
Президент Белоруссии Александр Лукашенко призвал не допустить обвала белорусского рубля вслед за российским.

Лавров: Иран не намерен атаковать Израиль ядерным оружием
Иран не станет атаковать Израиль атомным оружием.

Физкульт-привет, «Венецианка»! Фотолента
В рамках ежегодного Театрального марафона Театра Романа Виктюка состоялась премьера комедии масок «Венецианка».

Армения призывает Израиль не продавать Азербайджану дроны
Армения резко выступила против продаж израильских дронов-камикадзе в Азербайджан, которыми торт атакует позиции армянской армии в непризнанной Нагорно-Карабахской республике.


  • Катар,
  • ЭМИР,
  • Хамада,
  • Сирия,
  • США
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: