Зачем Россия стыдится "азиатского" прошлого?

Если сравнить карты завоеваний Чингизов с территорией российской империи или бывшего СССР, добавить сюда и нынешнее тяготение некоторых среднеазиатских стран к Москве, то невозможно не заметить, насколько совпадают тогдашние «евразийские» географические контуры с нынешними. Невольно напрашивается вывод о некой генетической связи России с Азией.

Странное дело. Попытался сравнить две книги на одну и ту же тематику — но как по-разному написаны! Известное произведение Льва Гумилева «Древняя Русь и Великая Степь» и достаточно популярное издание историка Владимира Белинского «Страна Моксель». Оба автора, в сущности, доказывают неразрывную ментальную и цивилизационную связь России с Золотой Ордой, да и вообще с азиатскими народами. Оба вспоминают такие древние имена как: темник Мамай, хан Батый, Александр Невский, Дмитрий Донской, Сергий Радонежский, ханы Узбек и Тохтамыш.

Только, если первый пробует оправдать эту связь как позитивную, чтобы использовать и в нынешнее время, то второй наоборот — обосновать варварские корни русского народа и лжеисторизм многих поколений его ученых.

Хотя, если проблема лжеистории не нова и актуальна для многих стран, то, безусловно, вопрос варварства в современном мире приобрел иные оттенки. Как противники культурных традиций, так и их защитники, давно не отвергают некоей общности человеческого мышления, нравов и характеров в разных культурах.

В то же время, более века задавая вопросы: можно ли сравнивать монгольскую юрту с каким-либо западноевропейским зодческим шедевром? Или исламскую каллиграфию с европейской живописью? (как известно, мусульмане не рисуют картин) Можно ли сравнивать быт разных народов, их религиозные и культурные ценности? Кто вправе считать одно цивилизованным, а отличное — варварским? Не ведем ли мы речь о разных измерениях, имеющих единственный человеческий стержень, но где всегда будут действовать собственные, неподвластные изменениям правила? Соответственно, кто вправе навязывать свои цивилизационые законы существования другим?

Конечно же, исторические концепции и Льва Гумилева, и Владимира Белинского (пускай и в полярном свете) весьма известны и не новы. Теории о многовековом русско-азиатском единстве, даже некой уникальной гармонии России с Азией, выдвигаются еще с начала двадцатого века и давно легли в основание идеологии евразийства, как ответвления славянофильства в противовес западничеству.

Ими пестрит и интернет, опять-таки в противоположных ракурсах: на одних сайтах теория о Великой Монголии вместо Руси, ханах и орде, вместо царей и войска, превозносится, на других — критикуется, на третьих подается как уничтожающая правда.

А ведь если сравнить географические карты завоеваний Чингизов с территорией российской империи или бывшего СССР, добавить сюда и нынешнее тяготение некоторых среднеазиатских стран к Москве, то просто невозможно не заметить насколько совпадают тогдашние «евразийские» географические контуры с нынешними. Тут мимоходом становится понятно, и почему Анкаре никак не удается даже на начальных уровнях реализовать проект объединения тюркского мира вокруг Турции. Возможно, все это — лишь очередные доводы некоей генетической связи России с Азией?

Но тогда зачем России стыдится своего прошлого? Если ее история, действительно, сфальсифицирована царями-западниками и немкой Екатериной, если русские митрополиты, как и цари, столетиями хранили ордынские грамоты как правовые документы, а Дмитрий Донской сражался с Мамаем из-за политического соперничества в едином государстве, а не ради освобождения от татарско-монгольского ига, то, возможно, евразийская теория целиком обоснована и рациональна?

И пришло время реанимировать прошлое в истинном свете, чтобы навсегда определиться в нескончаемых идеологических дискуссиях, поставить жирную точку в вопросе своего места в мире, наконец-то провести рубеж с ментальной и политической Европой, невзирая на географические принадлежности.

Впрочем, теория евразийства настолько привлекательная и всеобъемлющая в географическом аспекте, что искушала даже украинских интеллектуалов начала двадцатого века. Яркий пример этому — писатель национал-коммунист Мыкола Хвылевый. Он же — россиянин Фитилев. «От Волжских скал до тихих голубых вод Дуная: гунны, сарматы, германцы… Большая истина земли: солнце поднимается на востоке… Эх, вы, сосны мои — азиатский край!» — писал он в порыве мечты об Украине как центре Евразии в противовес Москве.

Но романтик Хвылевый покончил с собой в начале сталинских репрессий, ожидая, как минимум, ареста. Сталин же нынче превозносится многими русскими идеологами евразийства. Каждому свое.

Олесь Кульчинский, Delfi.ua

Сборная России по футболу прошла процедуру сдачи допинг-проб
Главный тренер сборной России по футболу Леонид Слуцкий на пресс-конференции за день до матча с Францией подтвердил, что игроки национальной команды сдали допинг-тест.

«Мы должны наладить отношения с Россией, несмотря на прошлые события»
Грузинский президент Михаил Саакашвили вызвал небольшой международный скандал.

Россию вычеркнули из БРИКС
Придуманная экономистами группа БРИКС, которая в начале века объединяла быстроразвивающиеся страны, сегодня уже перестала существовать. Россия и Бразилия переживают затяжной кризис и вряд ли смогут заинтересовать инвесторов.

О том, как санкции против России европейцам навредили
Похоже, мсье Олланд больше не является сторонником санкций против России.

В мире появляется «коллективная Англия»
О причинах российско-западного антагонизма и о проблемах американского лидерства в интервью «Эксперту» рассказал обозреватель по международным делам журнала Chronicles и профессор Банялукского университета Срджа Трифкович.


  • постсоветское пространство,
  • евразийство,
  • Россия-Азия
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: