Стратегический план России и развёртывание войск в преддверии войны 1812 года. Часть 2

Как уже отмечалось, несмотря на обилие различных проектов, император Александр I, не считал нужным даже ставить в известность о них, командующих армиями.

Багратион и Тормасов были в неведении о планах императора. Об этом знал даже Наполеон Бонапарт, который сообщил генерал-лейтенанту Александру Дмитриевичу Балашову (он был послан Александром сразу после начала войны к Наполеону с письмом, в которым содержалось предложение вернуться к довоенному статус кво) в Вильно: «Нельзя вести военных операций военными советами. Все ведённые подобным образом войны были несчастны. У меня в 2- 3 часа ночи, как блеснёт хорошая мысль, через четверть часа она передаётся в форме приказа, через полчаса уже приводится в исполнение передовыми постами, а у вас (русских) в то время как Армфельд предлагает, Беннигсен – соображает, Барклай де Толли – рассуждает, Пфуль – возражает, а все вместе ничего не предпринимают, а только время теряют».

В результате неопределённости и скрытности, царившей в Главной квартире, Багратион, Тормасов и Чичагов считали, что русская армия будет вести в целом наступательную войну, а не оборонительную. Да и общественное мнение Российской империи, привыкшее к десятилетиям блестящих побед русской армии, думало, что войска будут вести наступательную войну. К тому же некоторые дворяне опасались, что французский император попробует завоевать симпатии крепостного крестьянства России, начав ряд прогрессивных реформ, которые он проводил в Европе. Губернаторы получали строгие предписания не вооружать крестьян.

Самым опасным направлением по-прежнему считалось петербургское. Оно было лучше всех подготовлено к войне. На Западной Двине были укрепления Риги, Динабурга и Дриссы. На этом направлении были устроены военные дороги и создана материальная, продовольственная база: три главных магазина – в Динабурге, Дриссе, Дисне, и два расходных – Шавли, Колтыкяны. Киевское направление также было хорошо подготовлено. Его закрывали болота Полесья. Были подготовлены военные дороги, Киевские укрепления, армейские магазины. Главный магазин располагался в Киеве, а вспомогательные в Луцке, Дубно, Остроге, Заславле, Старо-Константинове, Житомире, Слуцке, Пинске и Мозыре.

Хуже всех было подготовлено московское направление, которое и стало главным. Его закрывали две реки – Березина и Днепр и две крепости – в Бобруйске и Смоленске. Кроме того, в Борисове создали предмостное укрепление. Главный магазин располагался в Борисове, а вспомогательные склады в Гродно, Вильно и Слониме.

Главная квартира и практически все разработчики военных планов, ошиблись в силах и средствах, которыми располагал французский император. Хотя, русские агенты, находившиеся в европейских дворах, сообщали довольно точные данные о силах противника. Так, русский посол во Франции Александр Куракин сообщил, что Наполеон собрал огромные силы, численность которых достигает 500 тыс. человек. Русский военно-дипломатический агент в Париже Александр Чернышёв сообщал, что император Наполеон Бонапарт имеет в своём распоряжении только французских войск 300 тыс. человек, кроме того ему подчиняются силы Рейнского союза и другие союзные контингенты. Аналогичная информация поступала из австрийской и прусской столиц.

По информации русского военного министерства, на 1 октября 1810 года Наполеон имел в Европе: 181 полк пехоты, 102 отдельных батальона и 122 роты, 99 кавалерийских полков, 17 отдельных эскадронов и 4 роты, 15 артиллерийских полков, 48 отдельных батальонов и 235 рот. На 1 ноября, по данным министерства, Франция имела в вооружённых силах 1 млн. 46 тыс. человек (из них в Испании было до 400 тыс.). На 1 апреля 1812 года количество французских войск определяли в 1,2 млн. человек. Правда, в Петербурге считали, что для войны с Россией Наполеон сможет использовать из столь большого количества войск не более 200-250 тыс. солдат и офицеров. Так считал Барклай де Толли и Пфуль. Багратион также считал, что у противника будет не более 200 тыс. солдат. По мнению генерала Карла Толя, силы французской армии не должны были превысить 220 тыс. человек. Беннигсен определял армию противника в примерно 170 тыс. человек. А шведский правитель предположил, что Наполеон ударит по России с 150-тыс. войском.

В результате значительный просчёт в силах и средствах противника, сделал все предположения и планы Главной квартиры ошибочными.

Расположение и состав войск

В феврале 1812 года все собранные на западной границе войска были разделены на две армии. В начале мая они получили приказ выдвинуться к границе и расположиться более сосредоточенно. Первая армия заняла фронт от Россиен до Лиды в 200 км. В неё входили 1-й пехотный корпус под командованием генерал-лейтенанта П. Х. Витгенштейна – он располагался у Кейданы. В его составе было две пехотные дивизии – 5-я и 14-я, 1-я кавалерийская дивизия, три казачьих полка. 2-й пехотный корпус под командованием генерал-лейтенанта К. Ф. Багговута – стоял у Оржишек. В его составе были 4-я и 17-я пехотные дивизии, Елизаветградский гусарский полк. 3-й пехотный корпус генерал-лейтенанта Н. А. Тучкова располагался у Новых Трок. В его состав входили 1-я гренадерская дивизия, 3-я пехотная дивизия, Лейб-гвардии Казачий полк, 1-й Тептярский полк. 4-й пехотный корпус генерал-лейтенанта П. А. Шувалова дислоцировался у Олькеник. В него входили 11-я и 23-я пехотные дивизии, Изюмский гусарский полк. 5-й пехотный корпус под командованием цесаревича Константина Павловича стоял у Свенцян. В его составе были гвардейская пехотная дивизия и 1-я кирасирская дивизия. 6-й пехотный корпус генерала от инфантерии Д. С. Дохтурова располагался у Лиды. В него входили 7-я и 24-я пехотные дивизии, Сумский гусарский полк. Это был первый эшелон 1-й Западной армии М. Б. Барклая де Толли. Во втором эшелоне были три кавалерийских и один казачий корпуса. 1-й резервный кавалерийский корпус (в составе двух бригад) генерал-лейтенанта Ф. П. Уварова стоял у Вилькомира. 2-й резервный кавалерийский корпус (две бригады) генерал-лейтенанта Ф. К. Корфа дислоцировался у Сморгони. 3-й резервный кавалерийский корпус (две бригады) под командованием генерал-майор П. П. Палена – у Либиады. Казачий корпус генерала от кавалерии М. И. Платова был выдвинут к Гродно. Всего армия имела 130 тыс. штыков и сабель при 550 орудиях. Штаб армии располагался в Вильно.

2-я Западная армия под командованием П. И. Багратиона занимала позиции от Лиды до Волковыска протяжённостью в 100 км. 7-й пехотный корпус генерал-лейтенанта Н. Н. Раевского стал у Нового Двора. В его составе были 26-я и 12-я пехотные дивизии, Ахтырский гусарский полк. 8-й пехотный корпус генерал-лейтенанта М. М. Бороздина дислоцировался у Волковыска. В его состав входили 2-я гренадерская дивизия и 2-я кирасирская дивизия. 4-й кавалерийский корпус (две бригады) генерал-майора К. К. Сиверса располагался у Зелова. Казачий отряд Н. И. Иловайского – у Белостока. 27-я пехотная дивизия под командованием Д. П. Неверовского (её сформировали в Москве) была на марше и соединилась со 2-й армией в Новогрудке уже после начала войны (3 июля 1812 года). Во 2-й Западной армии было 45-50 тыс. штыков и сабель при 270 орудиях. Штаб армии располагался в Пружанах.

3-я Западная армия (резервная) под командованием А. П. Тормасова располагалась в районе Луцка. Корпус Каменского (под командованием генерала от инфантерии С. М. Каменского) имел в своём составе 18-ю пехотную дивизию и Павлоградский гусарский полк. Корпус Маркова (во главе с генерал-лейтенантом Е. И. Марковым) состоял из 15-й и 9-й пехотных дивизий, Александрийского гусарского полка. Корпус Остен-Сакена (командующим был генерал-лейтенант Ф. В. Остен-Сакен) имел в своём составе 11-ю кавалерийскую дивизию, три пехотных бригады из различных пехотных дивизий. Кавалерийский корпус Ламберта (под командованием генерал-майора К. О. Ламберта) в составе 5-й и 8-й кавдивизий. В армии было около 45 тыс. человек при 168 орудиях. Штаб армии располагался в Луцке.


Александр Петрович Тормасов.

Кроме того, существовало два резервных корпуса: 1-й под командованием Е. И. Меллер-Закомельского дислоцировался у Таранца и 2-й Ф. Ф. Эртеля — у Мозыря. В районе Риги располагался отдельный корпус И. Н. Эссена (до 18 тыс. человек). Всего на западной границе России было сосредоточено до 220-225 тыс. человек и около 1 тыс. орудий. Это была не вся армия России. Петербург был вынужден держать значительные силы и на других направлениях. Так против Османской империи стояла Дунайская армия адмирала П. В. Чичагова (55 тыс. человек, 202 орудия). В Финляндии располагался корпус русского генерала Ф. Ф. Штейнгеля (19 тысяч, 102 орудия), его в сентябре перебросят на рижское направление.

Расположение русских войск говорило о том, что Петербург не знал планов Наполеона и направление главного удара, стараясь прикрыть все направления. Не были осмысленны и данные русских агентов в Западной Европе о численности войск французского императора. Изолированное положение армий создавало опасность поражения каждой из них в отдельности. Учитывая мощь Великой армии Наполеона, раннее развёртывание армий и их выдвижение к границе не было целесообразным. К тому же такое расположение войск не отвечало и принятому оборонительному плану. Для оборонительной войны войска было целесообразно расположить дальше от границе. Выдвинуть вперёд разведывательные казачьи и кавалерийские части. Вторжение войск Наполеона раскрывало главное направление удара войск врага и позволило бы без спешки (когда не надо было отступать, имея за спиной противника, теряя войска в арьергардных боях, истощая их маршами) выработать ответные меры. Продвижение противника растягивало его коммуникации, отрывало от тыловых баз.

Поэтому, против такого расположения войск выступали опытнейшие полководцы Багратион и Беннигсен. Они предлагали, если уж русские войска развёрнуты и сосредоточены (т. е. ими можно проводить наступательные операции), использовать их положение для превентивного удара. Хотя бы провести частные операции против изолированных корпусов Нея и Ренье. Александр отверг эти предложения. Барклай де Толли считал, что отходить от западных границ уже поздно, т. к. это негативно отразиться на моральном состоянии воск и настроении населения. Правда, он не возражал против перегруппировки второй армии. Багратион стянул войска к Волковыску. С фронта он прикрылся казачьими частями и кавбригадой И. В. Васильчикова.

В качестве положительных моментов надо отметить быстроту мобилизации русской армии, моральную и материальную готовность войск к войне. Армия имела высокий боевой дух, отлично подготовленный и закалённый в боях офицерский корпус, хорошую артиллерию, значительные материальные запасы.

Об этом сообщает Военное обозрение.

Стратегический план России и развёртывание войск в преддверии войны 1812 года
На разработке русского плана ведения войны с Французской империей, сказывались колебания дипломатов.

В Отечественную войну 1812 года Россия одержала победу над всей Европой
В 1812 году на долю России выпало суровое военное испытание, она выдержала удар фактически общеевропейской армии и разгромила более чем полумиллионную «Великую армию» французского императора Наполеона Бонапарта.

Как Россия стала фигурой Англии в большой игре против Франции. Часть 2
Павел не смог сразу установить прочные союзнические отношения с Францией.

На пути к войне 1812 года: Россия и Австрия
Россия и Австрия в 18 столетии больше сотрудничали, чем враждовали.


  • Корпус,
  • Армия,
  • Командование,
  • Человек,
  • Войско
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: