Стратегический план России и развёртывание войск в преддверии войны 1812 года

На разработке русского плана ведения войны с Французской империей, сказывались колебания дипломатов.

Период подготовки к войне с Францией довольно чётко можно разделить на два этапа: первый – с конца 1809 года до начала 1811 года; второй – с середины 1811 года до начала 1812 года.

После свидания в Эрфурте (оно проходило с 27 сентября по 14 октября 1808 года) военное руководство России определило обстановку, как неблагоприятную. Появилась необходимость иметь план на случай войны с Французской империей. 2 (14) марта 1810 года военный министр Михаил Богданович Барклай де Толли представляет императору Александру I докладную записку – «О защите западных пределов России». В этом докладе говорилось о подготовке западных областей империи к войне. Россия не собиралась начинать войну первой. Оборонительная линия должна была пройти по рекам Западной Двине и Днестру. На этом рубеже запланировали создать ряд укреплений и сосредоточить продовольственные и иные необходимые армии запасы. План предусматривал два этапа войны. На первом этапе собирались вести пограничные сражения до полного истощения всех имеющихся средств к борьбе (без вступления в решительное сражение с основными силами противника). После истощения всех возможностей, войска отходили на основную оборонительную линию. Предусматривалось применение «тактики выжженной земли» — французам, удалившимся от своих складов, собирались оставить опустошённую территорию – без продовольствия, скота, транспортных средств. На втором этапе собирались продолжить придерживаться оборонительной стратегии, но с включением при необходимости наступательных действий. В плане отмечалось, что для победы необходимо искусное расположение войск (чтобы иметь возможность сосредоточить максимум сил) и хорошо подготовленная тыловая база.


Михаил Богданович Барклай де Толли.

В плане военного министра предусматривалось три варианта действия русских вооружённых сил, в зависимости от направления главного удара противника. В случае наступления армии императора Наполеона на Украину — левый фланг русской армии отходил к Житомиру, где должен быть построен укреплённый лагерь. Одновременно силы русского правого фланга были должны ударить через Восточную Пруссию противнику во фланг. В том случае, если Наполеон Бонапарт предпримет главное наступление на Петербург, на северном направлении, русские войска правого фланга были должны отойти к укреплённому лагерю в районе Фридрихштадт – Якобштадт. А войска левого фланга нанести удар по флангу врага, наступая на варшавском направлении. При наступлении французов по линии Смоленск – Москва русские войска на центральном направлении оттягивались к Днепру, одновременно войска левого и правого крыльев наносили удары по флангам и в тыл врагу.

Для борьбы с французской армий предполагалось сформировать три армии. Первая армия в составе четырёх дивизий должна была прикрывать границу от Полангена до Ковно. Вторая армия в составе семи дивизий сосредотачивалась на Волыни и в Подолии. Третья армия (резервная) в составе четырёх дивизий, должна была развернуться между Вильно и Минском и помочь той армии, которая подвергнется нападению. Такая дислокация сил и средств, предполагало совершение манёвра на значительной территории, ограниченной Двиной, Днепром и Полесьем.

Предложения Барклая де Толли были одобрены. Сообщая о мерах предусмотренных военным министерством, Барклай де Толли подчёркивал, что его оборонительная стратегия предусматривает и наступательные операции. Военное министерство приступило к подготовительным работам в крепостях, расположенных на Западной Двине, Березине и Днепре. Шёл процесс заполнения баз различными припасами для военных нужд. Министерство провело ряд рекогносцировок силами офицеров квартирмейстерской части. Полученные данные были сведены воедино и в середине сентября 1810 года саксонский барон Людвиг фон Вольцоген (в 1807 году он был принят на русскую службу майором по квартирмейстерской части) представил на их основании свои соображения Барклаю де Толли. Вольцоген предложил в случае вторжения войск противника отойти с боем вглубь страны и опереться на линию укреплений, созданных на Западной Двине и Днепре. Армия, противостоящая основным силам противника, должна была изматывать противника боями, опираясь на укрепления. Другая армия должна была наносить удары во фланги врага, действовать в его тылу с помощью партизанских отрядов. В результате предложения Вольцоген подкрепили соображения Барклая де Толли.

В конце 1811 года произошло важное внешнеполитическое событие – Пруссия предложила союз, и русское правительство его приняло. Была подписана конвенция, которая предусматривала совместное ведение войны с Французской империей. В Петербурге возникает идея наступательной, превентивной войны. Сторонники наступательной войны считали, что необходимо предотвратить использование Наполеоном Бонапартом сил и средств Центральной Европы против России. Самим использовать силы Пруссии и Швеции в борьбе с противником. Наступательный план предусматривал развёртывание русских армий непосредственно у границ и энергичное наступление в направлении Одера, который должен был стать демаркационной линий между Россией и Францией. Но этот план не был утверждён. Надо отметить, что Наполеон предусматривал подобное развитие событий – долгое время считалось, что русская армия сама перейдёт в наступление и удастся разгромить её в нескольких встречных сражениях.

План превентивной войны отпал после того, как стало окончательно ясно, что ни Пруссия, ни Австрия, ни тем более Варшавское герцогство не примут участия в войне против Французской империи на стороне России. К тому же не был снят с повестки дня вопрос войны с Османской империей – мирный договор подписали только 22 мая 1812 года. Поэтому было решено продолжить разработку оборонительного плана. Но его разработка встретила столько трудностей, что до самого начала войны не удалось составить полноценный операционный план и довести его до генералитета.

Надо сказать, что практически сразу была принята установка на бескомпромиссный характер войны. Еще в мае 1811 года русский император Александр I разъяснил свое отношение к предстоящей войне французскому послу в России Арману де Коленкуру (тот был противником войны с Россией): «Если император Наполеон начнёт против меня войну, то возможно и даже вероятно, что он нас побьёт, если мы примем сражение, но это ещё не даст ему мира. … За нас — необъятное пространство, и мы сохраним хорошо организованную армию. … Если жребий оружия решит дело против меня, то я скорее отступлю на Камчатку, чем уступлю свои губернии и подпишу в своей столице договоры, которые являются только передышкой. Француз храбр, но долгие лишения и плохой климат утомляют и обескураживают его. За нас будут воевать наш климат и наша зима».

Трудности русского командования. До марта 1812 года было неясно, как будут вести себя Австрия и Пруссия во время войны России с Францией. От действия этих держав зависело расположение войск на западной границе и на Балканском направлении. Тревожная информация Михаила Кутузова, а затем и адмирала Павла Чичагова о сосредоточении австрийских войск заставила Петербург держать значительные силы на Дунае и выделить войска для прикрытия направления на Киев. Кроме того, до подписания мира с Турцией приходилось держать значительные резервы на Днестре.

Русскому командование приходилось решать вопрос о выборе главного операционного направления. Из трёх направлений, по которым французские войска могли начать наступление – северное (Петербург), центральное (Москва), южное (Киев), наиболее важным считалось первое. Многие считали, что Наполеон развернёт наступление на столицу Российской империи. Поэтому большое внимание было уделено укреплению крепостей на Западной Двине, Риге. Значительное внимание уделили и южному направлению: были приняты меры по реконструкции киевских укреплений, шли инженерные работы в Бобруйске, Мозыре. Центральное направление считалось менее опасным: работы по укреплению Смоленска и Борисова были незначительными. Только 8 апреля 1812 года поступило указание срочно укрепить Борисов, чтобы прикрыть проходящую через него коммуникацию и защитить создаваемый в нём магазин.

При разработке плана войны предусматривалось, что отступление русских войск не должно быть далее рубежа Западной Двины и Днепра. На них предлагалось дать решительное сражение и разгромить врага.

«План Пфуля»

Одновременно с разработками Барклая де Толли и Вольцогена, с июня 1811 года в Главной квартире Александра шла разработка так называемого плана Пфуля (иногда пишут Фуля). Вюртембергский барон Карл Людвиг фон Пфуль служил в Пруссии, в прусском генеральном штабе. После сражения при Йене барон оставил Пруссию и был принят на русскую службу в чине генерал-майора. Пфуль считался крупным военным теоретиком, обрёл доверие императора Александра I, который поручил ему составить план военных действий с Францией.

Соображения Пфуля частью повторяли разработки Барклая де Толли, но были и отличия. Он также предполагал вести боевые действия тремя армиями, одна из армий должна была сдерживать французские силы с фронта, а другая действовать с фланга и тыла. Активные оборонительные действия 1-й и 2-й армии на линиях коммуникаций французских сил должны были принудить врага к отступлению, поскольку, по мнению Пфуля плана, он не мог долгое время оставаться на опустошённой земле. Правда, Пфуль предлагал начать активные наступательные действия уже на первом этапе военных действий. А Барклай де Толли считал, что наступательные действия надо предпринять на втором этапе, когда противник оторвётся от своих баз и столкнётся с упорным сопротивлением русских войск, отсутствием средств на опустошённой территории. По плану Пфуля основную тяжесть борьбы с противником были должны вынести две армии: 1-я в Литве (120 тыс. солдат и офицеров) и 2-я в Белоруссии (80 тыс. человек). По этому плану предполагалось, что Наполеон нанесёт удар через Ковно на Вильно, а затем двинется на Петербург или на Москву. Наиболее вероятным считалось петербургское направление. При вторжении противника более слабая 2-я армия должна была отойти вглубь театра военных действий, а 1-я армия занять укреплённую фланговую позицию на Дриссе. Дрисский укреплённый лагерь был сооружён на левом берегу в излучине Западной Двины, между местечком Дрисса (ныне Верхнедвинск) и деревней Шатрово. 1-я армия Барклая де Толли опираясь на Дрисский укреплённый лагерь, должна была нанести решающий удар во фланг и тыл наступающего противника – двигаясь через Мемель на Тильзит и далее на Инстербург. Ключ к победе Пфуль видел в сильной фланговой позиции.

Александр не усмотрел в предложениях Пфуля противоречий с ранее принятым планом Барклай де Толли и утвердил их. Понятно, что предложения Пфуля можно лишь условно назвать планом войны. Предложения не были оформлены в виде операционного плана, и русский генералитет до самого начала войны имел о них слабое представление.

Другие предложения

Кроме плана Барклая де Толли и разработок барона Пфуля были и другие предложения. Так участник швейцарского похода Суворова, антифранцузской кампании 1805 года, турецких кампаний 1806 и 1809 годов Карл Фёдорович Толль (он в 1812 году был назначен генерал-квартирмейстером 1-й армии) представил свои соображения через князя Петра Михайловича Волконского. П. М. Волконский был управляющим Свиты его императорского величества по квартирмейстерской части, князя можно считать основателем русского генерального штаба. Карл Толль указывал, что время для перехода в наступление упущено, поэтому необходимо придерживаться оборонительной стратегии.

В отличие от других аналитиков, Толль правильно угадал главное направление удара французской армии – московское. Киевское направление, по его мнению, было вспомогательным. Толль предложил расположить силы 1-й армии между Белостоком и Гродно, а 2-й – между Семятичами и Брестом. Рижское направление прикрыть одним корпусом, разместив его у Ковно. В результате, главные силы располагались на фронте в 170-180 вёрст и могли действовать более слаженно. По его мнению, ключ к победе был в концентрации сил.

Свой план предложил и князь Пётр Волконский. Он представил его императору 7 апреля 1812 года. Князь считал крайне опасным растянутое положение 1-й и 2-й русских армий. Волконский предлагал сосредоточить первую армию в Белостокской области, вторую – у Ковеля, вспомогательную – у Пружан. Позади основных сил Волконский предлагал расположить две резервные армии у Борисова и Мозыря. А также укрепить фланги одним корпусом у Ковно и третьей резервной армией у Тарнополя. Он также предложил, после завершения войны с Турцией, использовать Дунайскую армию для удара во фланг французов через Буковину.



Ещё один план предложил 3 июня 1812 года полковник Гавердовский. Полковник, как и Карл Толль, правильно угадал главное направление вражеского удара – на Москву. Поэтому все основные силы и средства предлагал сконцентрировать на этом направлении для его обороны.

Был свой план войны и у командующего 2-й армией князя Пётра Ивановича Багратиона. Его план отличался, от большинства других, наступательной стратегией. Багратион считал, что есть возможность установить с Наполеоном демаркационную линию по Одеру. При этом Россия должна быть готова к наступательной войне. Внезапное и быстрое наступление русских войск (суворовская школа) позволяло занять хорошие позиции на реке Висла и удалить театр военных действий от России. Для ведения наступательной войны Багратион предлагал сформировать 100 тысячную Белостокскую армию, 2-я армия такой же численности была должна ударить через Восточную Пруссию. Действия двух наступающих армий должна была поддержать 50-тыс. резервная армия. Армии наступающей через Пруссию должен был содействовать Балтийский флот. В мае Белостокская армия должна была ударить по врагу и форсированным маршем занять Прагу (предместье польской столицы), а затем Варшаву. 2-я армия должна была пересечь Вислу и осадить Данциг. Одновременно Данциг с моря блокировали корабли Балтийского флота. В это время в Варшавское герцогство должно была войти резервная армия. Таким образом, Варшавское герцогство выводилось из рядов врагов империи и не могло стать базой для вторжения в Россию, поставщиком значительных воинских контингентов. Кроме того, активные наступательные действия русской армии вынуждали выступить на стороне России – Пруссию, а Австрию сохранить нейтралитет. За наступательный характер действий русской армии выступал и белорусский военный губернатор, принц Александр Вюртембергский. Он также предлагал ведение активных боевых действий в Варшавском герцогстве.


Пётр Иванович Багратион.

Но все наступательные планы были оставлены Александром без внимания. Надо отметить, что император поступал в отношении главнокомандующих армиями странно: ни Багратион, ни командующий 3-й армией Александр Петрович Тормасов не были поставлены в известность о принятых решениях. Да и Барклай де Толли не был полностью посвящен в планы императора и сохранял уверенность, что всё идёт согласно плану 1810 года. 10 апреля 1812 года Багратион получил Барклая де Толли письмо, в котором сообщалось, что император Александр принял предварительный план действия на случай оборонительной войны. 1-я и 2-я армии имея перед собой превосходящие силы противника (оказавшись на направлении главного удара), должны были отступать, избегать решительного сражения. Армия, которая не подверглась удару основных сил противника, получала задачу начать наступление, уничтожая встречающиеся части врага, угрожать флангу и тылу главных французских сил. 2-я армия Багратиона в случае наступления основных сил врага на южном направлении, должна была отходить через Житомир к Киеву. У Киева 2-я армия могла выбрать место для решительного боя.

Спустя несколько дней Багратион получил новое письмо от Барклая де Толли. В нём указывалось, что необходимо сблизить две главные армии. Багратион сделал вывод, что в Главной квартире план войны есть и попросил прислать «подробнейшие замечания». Но командующий 1-й армией смог дать ему только общие указания: придерживаться оборонительного плана до получения указания наступать.

6 июня 1812 года Багратион ещё раз попробовал изменить план ведения войны и предложил Александру «не ждать нападения, противустать неприятелю в его пределах». Через два дня в новом письме императору он опять указывает на необходимость наступательной стратегии. «Чего нам бояться и манёврами методическими изнурять армию?», вопрошает полководец. В ответ он получил письмо Барклая де Толли, который сообщил, что левый фланг 2-й западной армии обеспечен расположением 3-й армии Тормасова. Встревоженный Багратион сообщает об опасности расположения войск при оборонительной стратегии – Наполеон получает хорошую возможность отрезать все армии друг от друга и постарается уничтожить их по отдельности.

В этот же период настаивает на наступательной операции Леонтий Леонтьевич Беннигсен (главнокомандующий русской армией в 1807 году). 27 апреля 1812 года Беннигсен был возвращён на службу (был в опале) с назначением состоять при особе императора Александра I без определённых поручений. Опытнейший генерал (он начал военную службу 14-летним юношей в ганноверской пехоте и участвовал в последней кампании Семилетней войны) считал ошибкой отказ от превентивной войны. Он считал, что Россия, имея в первом эшелоне 160-тыс. войско вполне может «вести верную игру». При таком сценарии Пруссия могла выступить на стороне России. Даже в случае неудачи, которая могла постигнуть русскую армию между Вислой и Одером, Россия находилась в более выгодном положении, чем при вторжении французской армии в Россию. При вторжении войск противника в Россию, командованию, при разбросанности сил и средств, приходилось отступать, чтобы сконцентрировать войска и избегнуть поражения отдельных крупных частей войска. В реальности так всё и вышло.

Идеи Пфуля Беннигсен считал совершенно неудовлетворительными. Они не отвечали «ни характеру народа, ни настроению

Стратегический план России и развёртывание войск в преддверии войны 1812 года. Часть 2
Как уже отмечалось, несмотря на обилие различных проектов, император Александр I, не считал нужным даже ставить в известность о них, командующих армиями.

В Отечественную войну 1812 года Россия одержала победу над всей Европой
В 1812 году на долю России выпало суровое военное испытание, она выдержала удар фактически общеевропейской армии и разгромила более чем полумиллионную «Великую армию» французского императора Наполеона Бонапарта.

На пути к войне 1812 года: Россия и Австрия
Россия и Австрия в 18 столетии больше сотрудничали, чем враждовали.

Народное и партизанское движение в Отечественной войне 1812 г.
Неудачное начало войны и отступление русских войск вглубь территории государства показали, что силами одной регулярной армии противник вряд ли может быть повергнут.


  • Война,
  • Армия,
  • Толли,
  • ПЛАН,
  • Противник
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: