Крах трех академий

Система подготовки кадров оперативного и оперативно-тактического уровней для ВВС и Войск ВКО может быть утрачена

Еженедельник «Военно-промышленный курьер» публикует стенограмму некоторых выступлений, прозвучавших 26 апреля текущего года в Государственной думе РФ на заседании «круглого стола» по теме «Законодательное обеспечение военного образования в Российской Федерации».


На этом форуме рассматривались вопросы подготовки кадров для ВВС и Войск ВКО с учетом характера современных военных действий.

Готовиться к борьбе на новом ТВД

Маршал Георгий Жуков говорил, что надежная ПВО, способная отразить удары противника, особенно в начале войны, не только создает благоприятные условия для вступления в войну Вооруженных Сил, но и предоставляет возможность государству, его армии и флоту организованно перейти с мирного на военное положение. Тяжкое горе ожидает ту страну, которая оказывается неспособной отразить удар с воздуха, утверждал полководец. К этим словам маршала добавить нечего.

В настоящее время военно-политическая обстановка в мире характеризуется наличием ряда очагов напряженности, которые уже привели (или могут привести) к возникновению военных конфликтов. Мировой экономический кризис еще более усугубил эту ситуацию. Сегодня коренным образом изменилось содержание вооруженной борьбы. Ее основой становятся действия сил и средств воздушно-космического нападения всех видов базирования. Именно поэтому вооруженные силы ведущих стран мира взяли курс на приоритетное развитие СВКН.

Уже к 2020 году на вооружение армий иностранных государств поступят принципиально новые средства вооруженной борьбы, произойдет интеграция средств разведки, связи, навигации и управления в единую информационно-разведывательную управляющую систему. В этих условиях противник получит возможность наносить скоординированные по времени и пространству высокоточные удары практически по всем целям на территории России. Воздушно-космическое пространство уже сейчас становится единой и порой основной сферой вооруженной борьбы, новым театром военных действий.

Основной потенциал наших Вооруженных Сил, конечно, по-прежнему определяется наличием стратегических наступательных вооружений. Они есть и в арсеналах США, Великобритании, Франции, Китая. Но ныне американцы отдают приоритет развитию не столько СНВ, сколько обычных средств поражения. Сегодня они позволяют решать оперативно-стратегические задачи в любой точке земного шара. Сейчас уклон идет в сторону развития высокоточного оружия.

На этом фоне очень блекло выглядит, если говорить о частностях, отечественная разведка. Видовой разведки по сути дела нет. Считается, что в мирное время до 70 процентов всей информации о противнике дает радиоразведка. У нас в Войсках ПВО была мощнейшая отдельная радиобригада особого назначения в Калуге. Однако ныне от нее осталась разве что бледная тень. В настоящее время даже виды Вооруженных Сил лишаются разведки.

Сергей Покладов,
полковник, член президиума Совета ветеранов Войск ПВО

Защищать и центр, и страну

Я представляю здесь два вида Вооруженных Сил – Войска ПВО и ВВС. Лично испытал на себе все реформы и оптимизации в должности начальника оперативного управления Главного штаба Войск ПВО, а затем и начальника Главного штаба ВВС.

До 1997 года существовали Войска ПВО, которые де-факто были войсками воздушно-космической обороны и имели в своем составе полный комплект необходимых сил и средств: противоракетную оборону, соединения и части предупреждения и контроля космического пространства, истребительную авиацию, зенитные ракетные и радиотехнические войска.

В результате проводимых реформ больше всего пострадали Войска ПВО. Мы тогда пошли на объединение с ВВС, потому что выполняли близкие по характеру задачи. Да и надо было просто сохранить войска. Сегодня мы должны в корне изменить наше представление о современном вооруженном конфликте и о том, как в нем достигается победа. Основной ударной силой выступает воздушно-космический компонент. Решающую роль в войне будущего будут играть хорошо защищенные, устойчивые системы ПВО, способные вести эффективную борьбу со всеми видами аэродинамических, аэробаллистических и баллистических целей.

В 2005 году американцы принимают военно-космическую стратегию как составную часть стратегии национальной безопасности и базовой доктрины ВВС. В августе 2006-го президент США утверждает новую национальную космическую политику. Что же делаем в этой обстановке мы? В 1994 году Военная академия ВКО имени Маршала Советского Союза Г. К. Жукова разработала совместно с промышленностью проект системы воздушно-космической обороны. Однако соответствующими инстанциями он даже не рассматривался. И только в 2006-м в результате нашей упорной борьбы мы получили Концепцию ВКО, утвержденную президентом. Мы согласились даже на то, чтобы она была не такой полной, как этого настоятельно требовала обстановка. Лишь бы руководство страны и Вооруженных Сил признало, что без этого не будет защиты государства.

И вот 1 декабря 2012 года на боевое дежурство заступил наконец-то созданный новый род войск – Войска ВКО. Но пока это не род войск, защищающий всю страну. Это род войск, который обороняет лишь центр России. Он имеет в подчинении войска, но не имеет сегодня ни де-факто, ни де-юре возможности ими управлять. По оценкам командования Войск ВКО, с 2007 года ни один нормативный документ в этих целях так и не был откорректирован.

Мы со времен Советского Союза имели школу создания системы ПВО, а потом ВКО, причем школу, не имеющую в мире аналога. Наша система ПВО была лучшей и это доказала Великая Отечественная война. Москва практически не пострадала. Промышленные центры СССР, производившие вооружение и военную технику, не понесли существенного ущерба от налетов воздушного противника. Это подтвердила и война во Вьетнаме (1965–1973), которую фактически выиграли зенитные ракетные войска и система ПВО в целом, сбив около восьми тысяч американских самолетов и вертолетов, заставив тем самым США уйти из этой страны.

Если мы строим систему ВКО, надо сформировать законодательную базу и необходимые структуры. А это создается, как правило, личностью с персональной ответственностью и наделенной необходимыми полномочиями. Требуется иметь соответствующий рабочий орган под общим руководством Генерального штаба, который будет генерировать идеи и управлять строительством системы ВКО. Причем этот рабочий орган должен заниматься не только военной стороной вопроса. Создание системы ВКО государства аналогично по своей масштабности и сложности задаче создания ядерного оружия и ракетно-космического щита. И наверное, во главе этого процесса должно стоять не Министерство обороны, а возможно, вице-премьер с приданием ему прежде всего подразделений военной науки.

Мы уже давно говорим, что неразумно создавать систему ВКО и при этом разгонять единственную в стране Академию воздушно-космической обороны, обвиняя ее в том, что там нет преподавателей. В конце концов есть решение Верховного главнокомандующего создать систему ВКО. Конкретные руководители должны за это отвечать, а не советы конструкторов или межведомственные советы. Причем нести ответственность вплоть до уголовной. Сегодня должен быть другой подход. Требуется, по моему мнению, объединить все предприятия ОПК, занимающиеся производством вооружения и военной техники для Войск ВКО.

Но главное сегодня – это, конечно, кадры. Что бы мы ни делали, без них ничего не построим. Более того, сейчас страшный кадровый голод в центральном аппарате Министерства обороны, в промышленности, в системе подготовки квалифицированных специалистов ВКО. А Военная академия ВКО, единственный вуз в стране, который их готовит, сегодня уничтожается.

Еще несколько слов о науке. В 1945 году война для нас не закончилась. Она продолжилась в Корее, во Вьетнаме, на Ближнем Востоке. Там ковались кадры, которые потом участвовали в обучении и воспитании офицерского состава для Войск ПВО. У нас накопился колоссальный опыт, появились прекрасные научные школы. Давайте не будем об этом забывать. Уничтожать это не стоит.

Военная академия ВКО имени Г. К. Жукова – базовый вуз для объединенной системы ПВО СНГ. Это без преувеличения школа мирового уровня и она создавалась в течение долгих лет. В этой академии первую кандидатскую диссертацию защитили лишь через 11 лет после ее основания. В ней обучались специалисты из армий дружественных стран, в том числе входящих в СНГ. Если мы сейчас не будем их готовить в Твери, они пойдут обучаться в вузах США и стран НАТО. В заключение еще раз подчеркну: разрушать Военную академию ВКО нельзя.

Борис Чельцов,
генерал-полковник, начальник Главного штаба ВВС, руководитель отделения воздушно-космической обороны АВН, доктор военных наук

Командиров можно учить только в Твери

Передо мной официальный документ Минобороны. В нем Военно-воздушная инженерная академия имени Н. Е. Жуковского, Военно-воздушная академия имени Ю. А. Гагарина, Военная академия ВКО имени Г. К. Жукова – все смешаны в кучу. И вот что в этом документе написано: сокращение кадрового заказа и сроков обучения привело к появлению малочисленных вузов, повлекло значительные расходы на содержание неиспользуемой учебно-материальной базы.

Это абсолютно не соответствует действительности. Мы должны получить уже в ближайшие восемь лет 28 комплектов С-400, с которыми пойдет и другое вооружение и военная техника. Кто будет готовить для них кадры? И что это будут за кадры? Их будет готовить Военно-космическая академия имени А. Ф. Можайского? Но там сегодня и близко нет возможности обучать по специальностям ПВО. Более того, чтобы подготовить преподавателя, ученого, нужны долгие годы.

Дальше из того же документа узнаем: «Изменение сроков обучения, переход на курсовую систему подготовки предусматривает обязательно повышение квалификации». Но где и кто будет заниматься повышением квалификации? Непонятно. В частности, в Военной командной академии ПВО имени Г. К. Жукова (так ранее называлась ВА ВКО) в свое время были кафедры оперативного искусства и тактики родов войск. То есть готовили командиров как на тактическом, так и на оперативном уровне, специалистов боевого применения.

А в Военно-космической академии имени А. Ф. Можайского подготовкой командного состава подобного профиля никогда не занимались. Предназначение этого вуза совершенно в ином. Военно-космическая академия имени А. Ф. Можайского – прекрасное техническое учебное заведение, которое обеспечивает кадрами космические войска. Там есть факультеты: конструкции ракетоносителей и космических аппаратов, системы управления, радиоэлектроники, сбор и обработка информации. Есть кафедры: основные технические комплексы ракетно-космических аппаратов, космические аппараты. Там есть даже метрология и метеорология. Но где боец? Где командир?

Нельзя так обращаться с Военной академией ВКО. Только за последние пять лет число научно-исследовательских работ, выполненных в ней по тематике ВКО, составляет более 260. Из них 12 – непосредственно по поручению министра обороны, 46 – по заданию Генерального штаба. Получается: научный продукт готовят одни, а пожинают плоды другие.

Военная академия ВКО проводит совместные работы с 17 крупными научно-исследовательскими организациями, предприятиями промышленности, заводами. Все оперативное искусство и всю тактику применения ПВО и ВКО разработала академия в Твери. В прошлом году в ней создан учебный командный пункт стратегического командования ВКО. Кстати, мы должны помнить, что президент 30 ноября 2010 года поставил задачу объединить силы ПВО и создать стратегическое командование ВКО. А сделали по факту отнюдь не стратегическое.

Борис Чельцов:
– У меня главкомат вида Вооруженных Сил был численностью 1200 человек, оперативное управление – 98 человек, и то я привлекал для ряда разработок Военную академию ВКО имени Г. К. Жукова. А сегодня вся численность главкомата ВВС – чуть более 90 военнослужащих, а на все ПВО –12. Ну что они там разработают?

Анатолий Хюпенен:
– В 2010 году факультет РКО Военной академии ВКО имени Г. К. Жукова взяли да и перебросили в Военно-космическую академию имени А. Ф. Можайского. И что вы думаете: учебные пособия брали у нас, а шесть преподавателей ездили вахтовым методом обучать слушателей. Сейчас Академия имени А. Ф. Можайского уже получила лицензию. Спрашивается, каким образом? Кто проверит? Я знаю, как Академии имени Жуковского и Гагарина, Академия имени Жукова получали лицензии. Не один пуд соли съесть для этого надо. А тут учебной базы нет, преподавателей нет, но лицензию получают. О каком моральном и физическом износе учебно-материальной базы в ВА ВКО нам говорят? Только-только в академию поступила «четырехсотка». Есть «трехсотка», учебные командные пункты – «Бастион», «Универсал», «Байкал» и т. д. Причем это 36 командных пунктов и они объединены в единый комплекс. И можно организовать работу на нем снизу доверху.

Борис Чельцов:
– Еще одна ремарка. Сейчас профессорско-преподавательский состав Военной академии имени Г. К. Жукова – действительно в основном отставники. Молодежь пришла с должностей командиров батарей и дивизионов, потому что в академии были резко понижены штатно-должностные категории. То есть в качестве преподавателей набраны бывшие комбаты. Они учений-то настоящих не видели за последние 20 лет. Ни один ветеран не поедет куда-то из Твери. Надо сохранить нынешний профессорско-преподавательский состав на протяжении ближайших десяти лет, чтобы воспитать ему смену.

Анатолий Хюпенен,
генерал-полковник, председатель президиума Совета ветеранов Войск ПВО, доктор военных наук, профессор

Отброшены на десятки лет назад

Академия в Воронеже (Военно-воздушная инженерная академия имени Н. Е. Жуковского и Военно-воздушная академия имени Ю. А. Гагарина после и слияния, и перевода), по крайней мере для меня, – «черный ящик». Все, что там происходит, делается втайне. Никто из здесь присутствующих не знает авторов этих неоднозначных идей. Возникает вопрос: почему не используется имеющийся научно-педагогический потенциал, чтобы реформировать систему образования ВВС, если уж в этом возникла такая необходимость?

Военно-воздушная инженерная академия имени Н. Е. Жуковского – первый в мире авиационный вуз, существующий более 90 лет, имеющий огромное количество научных школ, 140 докторов наук. Да только подумать на секунду, сколько материальных, духовных и временных ресурсов страна затратила, чтобы вырастить подобное число высококвалифицированных ученых!

И что же делается? На новом месте в Воронеже создаются с нуля системы, центр подготовки инженерных кадров ВВС. Никогда Воронеж не занимался подготовкой инженерных кадров. Этим испокон веков занималась Военно-воздушная инженерная академия имени Н. Е. Жуковского. Она является олицетворением инженерной мысли в ВВС. Ни один доктор наук не поехал из «Жуковки» в Воронеж. Академия имени Н. Е. Жуковского имела уникальную лабораторную базу, аэродинамические трубы, энергетические комплексы, специальные устройства для испытаний авиационного вооружения, двигателей и т. д. Приехавшие из Воронежа специалисты все это уничтожили.

Я проработал в образовательных структурах 50 лет. Принимал непосредственное участие в создании двух вузов. Мы создавали в Риге сначала высшее ракетное училище, а потом авиационное училище. Вся страна помогала. Брали специалистов из всех институтов. И то только через 15 лет мы получили высшее учебное заведение. Я считаю, что учебное заведение становится высшим только тогда, когда появляется первый доктор наук, подготовленный в его стенах. Кто хочет на 15 лет назад отбросить нашу военную науку и подготовку кадров?

Почему все это делается? Нам объясняют, что весь преподавательский состав в основном предпенсионного и пенсионного возраста. Неужели не знают, что весь гражданский персонал, ведущий цикл учебной подготовки, – это пенсионеры? Никакого предпенсионного возраста нет. Мы все пенсионеры, потому что на «гражданке» оперативно-тактических специалистов не готовят, а преподавателями становятся люди, которые отчитали, будучи военными, цикл дисциплин, а потом перешли на «гражданку». В этой преемственности сила нашей образовательной системы.

Сейчас всех преподавателей перевели на категорию подполковников. Подполковник в 45 лет уходит на пенсию. От 45 до 60 лет – 15 лет интервал, когда эти военные пенсионеры работают на образовательную структуру Министерства обороны. О каких пенсионерах в этом случае идет речь?

Вообще странно, что начинают научный, творческий, интеллектуальный потенциал человека оценивать количеством лет, которые он прожил. А если так, тогда давайте посмотрим на Российскую академию наук – там все пенсионеры. Переведите РАН в Воронеж, укомплектуйте молодыми кадрами и получите «блестящие» результаты.

23 марта министр обороны издал приказ, которым Ярославское ВЗРУ ПВО переведено в Войска ВКО. Кто-нибудь когда-нибудь видел, чтобы один род войск Вооруженных Сил готовил специалистов для другого вида Вооруженных Сил? Как же мы теперь будем готовить специалистов ПВО для ВВС в составе Войск ВКО?

Борис Бачкало,
полковник, главный научный сотрудник ВУНЦ ВВС «ВВА»

Все на продажу

В результате исполнения обсуждаемого выше документа Минобороны уничтожены все шесть факультетов, ликвидированы все 45 кафедр, уволен весь профессорско-преподавательский состав, разграблена большая часть учебно-материальной базы Военно-воздушной инженерной академии имени Н. Е. Жуковского. Ни один кандидат, доктор наук не поехал в Воронеж.

Туда в приказном порядке был отправлен докторант, он в апреле в академии защитил докторскую диссертацию и согласился там работать. У него восемь детей, там ему дали две трехкомнатные квартиры. Он не москвич, и это для него вполне приемлемо. Вот все «благополучие».

Хочу сказать о последствиях этого перевода. Воронежское училище готовило специалистов, которые не имели никакого отношения к разработке летательных аппаратов. Поэтому там сейчас нет ни одной научной школы, нет соответствующих ученых. У нас сотни предприятий, с которыми академия работала совместно. Перед

Межакадемическое сотрудничество: как это было
Успехи ученых бывшего СССР признаны во всем мире. Многие их достижения вошли в сокровищницу мировой науки и духовной культуры человечества.

Госдума окончательно реформировала РАН: у РАН стало меньше прав на имущество, чем у детсада
Госдума приняла в окончательном третьем чтении реформу РАН. Депутаты заседали, ученые протестовали, до гнилых помидоров дело не дошло.

Несмотря на протесты ученых, Госдума проголосовала за реформу РАН
Депутаты согласились принять все новые поправки в закон о реформе РАН, недоумевая, зачем нужно было проводить законопроект «с такой скоростью».

Ливанов упрекнул президента РАН в лицемерии
Министр образования Дмитрий Ливанов назвал нынешнее поведение главы РАН Владимира Фортова лицемерным, заметив, что члены академии в свое время сами отказались обсуждать будущую реформу.


  • ПВО,
  • Академия,
  • ВВС,
  • Оборона,
  • Войско
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: