Малоизвестные войны русского государства: русско-литовская "странная" война 1487—1494 гг.

Иван III Васильевич на первых порах своего правления в отношениях с Литвой старался действовать весьма осторожно, стараясь уговорами и обещаниями привлечь на свою сторону служивших Великому княжеству Литовскому русских верховских князей, владения которых располагались в верховьях реки Оки.

Они сохраняли определённую автономность, зафиксированные права и привилегии, которые постоянно оговаривались в договорах с Литвой. Естественно, что великое княжество Литовское, Русское и Жемойтское, в состав которого в тот период входили земли современных Белоруссии и Литвы, а также частично Украины, России, Латвии, Польши и Эстонии, смотрело отрицательно на попытки Москвы объединить все русские земли в своих границах. На границе постоянно происходили пограничные стычки, переходы князей и бояр на службу к Москве или Литве, не способствовали примирению. Фактически московский великий князь претендовал на возвращение «великого княжества Киевского», хотя в открытую об этом так и не было объявлено.

Среди факторов, которые оказали влияние на окончательный выбор сюзерена верховскими князями, главными стали их русское происхождение (они были потомками князя Михаила Всеволодовича Черниговского) и верность православию. Определённую роль сыграл, и фактор близости к Дикому полю. Из степи регулярно делали набеги отряды Крымского ханства, а отношения между Москвой и Крымом в период правления Ивана III оставались дружескими. Первый обмен грамотами между державами произошёл ещё в 1462 году, а в 1472 году был заключен договор о взаимной дружбе. В 1474 году между крымским ханом Менгли-Гиреем и великим князем Иваном III было заключёно соглашение о союзе. В 1480 году союзный договор Русского государства и Крымского ханства был заключён снова, при этом в соглашении прямо указывались враги, против которых стороны должны были действовать совместно — хан Большой Орды Ахмат и великий князь литовский. Совместная борьба против Большой Орды и Литовского княжества сделали две державы союзниками. Москва могла повлиять на Крым, чтобы тот не атаковал земли верховских князей.

Необходимо учесть и фактор возросшей мощи Москвы. Русское государство присоединило ряд важных территорий, успешно выстояло в борьбе с Большой Ордой, приобрело большой внешнеполитический вес. Сильное и могущественное государство привлекало к себе более слабые земли, люди (в том числе и знать) искали стабильности и безопасности.



Отъезды верховских князей на службу к великому князю московскому и владимирскому начались ещё в начале 1470-х годов. Одним из первых перешёл на службу к Ивану Великому князь Семён Юрьевич Одоевский. Он погиб осенью 1474 года во время одного из пограничных конфликтов. Его сыновья Иван Сухой, Василий Швих и Пётр Семёновичи Одоевские, которые были владельцами половины родового города Одоева, уже верой и правдой служили Московскому государству, участвуя в постоянных пограничных столкновениях со сторонниками литовского князя. Но остальные князья не спешили к переходу на сторону Москвы. Переход на сторону Московского государства в 1481-1482 гг. Фёдора Ивановича Бельского вряд ли можно рассматривать, как обычный княжеский отъезд. Он бежал из Литовского княжества, спасаясь после неудачного заговора против Казимира IV Ягеллончика. Фёдор Бельский вместе со своими родственниками князем Михаилом Олельковичем и Иваном Гольшанским планировали отторгнуть в пользу Русского государства всю восточную часть Великого княжества Литовского вплоть до реки Березины. Иван Гольшанский и Михаил Олелькович были казнены. В Москве Бельской был принят благосклонно, щедро награждён. Но его родовые владения были конфискованы.

Массовый характер переходы верховских князей на московскую службу приобрели только с 1487 года. Видимо, этот факт не случаен — 9 июля 1487 года была захвачена Казань. В результате, был установлен русский протекторат над Казанским ханством. Ещё раньше — в 1480 году был решён вопрос с Большой Ордой. В результате Москва освободила значительные силы, которые были заняты на востоке, и смогла усилить нажим на Литву. Одним из первых, кто перешёл на сторону Московского государства был князь Иван Михайлович Воротынский (Перемышльский). Перед этим он разграбил город Мценск. В начале октября 1487 года в Москву прибыло литовское посольство с жалобой на действия князя Ивана Воротынского и помогавших ему князей Одоевских. Участие в конфликте князей Одоевских говорит о том, что великий князь московский был заинтересован в обострении отношений с Литвой, получив свободу рук на востоке.

Давление Московского государства на литовские пограничные земли постоянно росло. Весной 1489 года город Воротынск осадило московская рать под командованием одиннадцати воевод во главе с князем Василием Ивановичем Косым Патрикеевым. Положение верховских князей становилось безвыходным, и многие последовали примеру Ивана Воротынского. В конце 1489 года на службу к Ивану Великому со своими «отчинами» перешли: Иван, Андрей и Василий Васильевичи Белевские, Дмитрий Фёдорович Воротынский и его племянник Иван Михайлович Воротынский. Они также захватили волости, которые принадлежали князьям сохранившим верность Великому княжеству Литовскому. Протесты, которые заявил польский король и великий князь литовский Казимир IV, были проигнорированы Москвой. Отношения между двумя державами продолжали обостряться, но в целом ситуация не выходила за рамки пограничного конфликта и взаимных упрёков по поводу нарушения существующих соглашений.

Ситуация резко изменилась только после смерти короля Казимира 7 июня 1492 года. Сыновья Казимира IV разделили державу, существенно ослабив её мощь. Старший сын короля Польши и Литвы — Владислав II (Уласло II), ещё при его жизни стал королём Чехии и Венгрии. Ян I Ольбрахт занял престол Польши. Александр Ягеллон вступил на престол Великого княжества Литовского.

Реакция Ивана III Васильевича была очень быстрой. Уже в августе 1492 года московская рать под командованием князя Фёдора Васильевича Телепня Оболенского вторглась на территорию Великого княжества Литовского. Были захвачены города Мценск и Любутск. В сентябре 1492 года великий князь литовский Александр написал письмо в Москву: «ино пришли к нам вести, што люди твои в головах княз Федор Оболенскии приходил со многими людми воиною безвестнои городы нашы Мценеск и Любтеск зжег и наместника нашего любуцкого и мценского Борыса Семеновича звел, и бояр мценских и любуцких з жонами, з детми и иных многих людей в полон повели, и животы и статки побрали». Захватом этих двух городов дело не закончилось. В августе же 1492 года рати князей И. М. Воротынского и Одоевских достаточно легко захватили города Мосальск и Серпейск.

В августе-сентябре 1492 года отряд великокняжеских воевод Василия Лапина и Андрея Истомы вторглись во владения вяземских князей и захватили города Хлепень и Рогачёв. В результате этих походов и перехода ряда князей и бояр на московскую службу Великое княжество Литовское утратило надёжное военное прикрытие своих восточных рубежей. В состав Московского государства вошли такие пограничные литовские крепости, как Одоев, Козельск, Перемышль, Серенск. Естественно, что великий князь литовский Александр и его правительство не собирались уступать эти территории без борьбы. Александр категорически отказался признать переход на сторону Москвы русских князей, об этом было сообщено в послании Ивану от 20 февраля 1493 года. К захваченным московскими войсками городам были высланы войска. Из Смоленска шли войска под командованием наместника Юрия Глебовича, князя Семёна Ивановича Можайского и князей Друцких. Литовские войска смогли на некоторое время овладеть Серпейском и Мценском. Но это был частный успех. 21 января 1493 года в поход выступила большая московская армия, в которую входила великокняжеская рать под командованием Михаила Ивановича Колышки (из рода Патрикеевых) и Александра Васильевича Оболенского, войска союзных Московскому государству рязанских князей Ивана и Фёдора Васильевича. Литовские войска отступили к Смоленску, оставив в захваченных городах гарнизоны. Московские войска без боя овладели Мезецком, и штурмом взяли Серпейск, который отчаянно отбивался. Войска Оболенского и Колышки захватили город Опаков, его гарнизон оказал сопротивление, поэтому городок сожгли (как и Серпейск). Аналогичная судьба постигла и взятый с копья город Городечно.

Успехи Москвы и неудачи литовского войска привели к тому, что на московскую службу отъехали ещё несколько верховских князей. Это были Семён Фёдорович Воротынский, Михаил Романович Мезецкий, Василий и Андрей Васильевичи Белевские, один из князей вяземских – Андрей Юрьевич Вяземский. Это ещё более ослабило оборону восточных рубежей Великого княжества Литовского. Зимой 1492-1493 года пять московских полков под командование Даниила Васильевича Щени и Василия Ивановича Кривого Патрикеева взяли Вязьму и привели людей к присяге. Многие знатные люди были увезены в Московское государство.

Великий князь литовский Александр пытался организовать отпор вторжениям московских войск, отпадению от власти Литвы пограничных князей, получить помощь в Польше и даже нанять там войска. Но реальной помощи извне не получил и был вынужден рассчитывать только на свои силы.

Военные действия между Московским государством и Великим княжеством Литовским шли почти по всей линии границы, но формальной войны так и не было объявлено. Поэтому, эта война получила название – «Странная война» (термин ввел в оборот историк А. А. Зимин). Официально обе державы находились в мире на протяжении всего конфликта 1487—1494 годов. Московский великий князь Иван объяснял происходящие события свободным выбором западнорусских князей, которые издавна «служили на обе стороны» и имевшие право выбора государя. Москва вела войну по тщательно продуманному плану: захват территорий, как правило, производился местными князьями, которые переходили под руку великого князя московского. Московские воеводы вступали в сражение только тогда, когда права перешедших на сторону Москвы князей ущемлялись. К примеру, такое военное вмешательство произошло во время похода воевод Даниила Щени и Василия Кривого Патрикеева на Вязьму. На сторону Москвы перешёл князь Андрей Вяземский. Старший из вяземский князей Михаил Дмитриевич, сохранивший верность Литве, отнял у него отчину. Московское войско вступилось за своего князя и восстановило справедливость (в интересах Москвы). Иван III был весьма доволен этой операцией и всех пленных вяземских князей наградил их же вотчиной – Вязьмой и велел служить Московскому государству. Только Михаила Дмитриевича сослали на Двину, где он и умер.

Такую войну исследователь В. Волков назвал – «хитрой войной». Она приносила великому князю московскому большую пользу, к тому позволяла официально не вступать в большую войну с Литвой и находившейся с ней в личной унии Польшей. Хотя рано или поздно большая война всё равно началась. Конфликт был неизбежен. Так литовские дипломаты были встревожены тем, что Иван III Васильевич стал именоваться в дипломатической переписке «государём всея Руси». Они вполне логично предположили, что в дальнейшем великий князь московский и владимирский будет добиваться подчинения Москве всех земель, которые входили в состав Русского государства до времени его распада.

Неудачные действия литовских войск на границе, потеря пограничных крепостей, вынудили великого князя литовского Александра начать переговоры о заключении «вечного мира» с Московским государством. К тому практически ежегодно области Великого княжества Литовского и Русского опустошали орды союзника Москвы – хана Менгли-Гирея. Один из таких походов был в 1492 году. Польша не спешила на помощь к Литве, она была занята своими проблема и требовала возобновить договор об унии.

Мирный договор 1494 года

Для заключения нового договора в Москву 17 января 1494 года прибыло «великое посольство». В него вошли воевода троцкий и маршалок земский Пётр Янович, староста жмудский Станислав Янович Кезгайло, Войтко Янович Клочко и писарь Федько Григорьевич. Переговоры были начаты 23 января и проходили по 1 февраля. Со стороны Московского государства переговоры вел сначала князь Василий Иванович Косой Патрикеев, а потом князь Иван Юрьевич Патрикеев.

Литовские переговорщики потребовали возвращения к границам соглашения 1449 года, которое учитывает положение, сложившееся при Витовте и Сигизмунде, взамен Литва отказывалась от притязаний на Великий Новгород, Псковскую землю и Тверь и на т. н. «Ржевскую дань». Согласно договорам великих князей Литвы с Господином Великим Новгородом они имели право на получение дани с пограничных волостей: Пустой Ржевы, Великих Лук, Холмовского погоста и нескольких волостей к востоку. Московско-литовский договор 1449 года признавал это право. Иван Великий после присоединения Новгородской земли к Московскому государству отказался давать «Ржевскую дань».

В ответ представители Москвы потребовали вернуться к положению, которое сложилось при великих князьях Семёне Ивановиче, Иване Ивановиче и при Ольгерде (т. е к Московскому государству отходили Смоленск и Брянск). В ходе последовавших переговоров московская сторона добилась уступки некоторых приграничных волостей, которые были объявлены боровскими, медынскими и можайскими. Литва уступила «отчины» Новосильских (в том числе владения Фёдора Одоевского, который остался служить Литве) и Вяземских князей, города Перемышль и Серенск с их волостями. Кроме того, литовская сторона отказалась от притязаний на Козельск и Хлепень. Мезецкие князья должны были служить тому государю, кому служили во время переговоров (двум пленным князьям предоставлялось право выбора), и их вотчины соответственным образом делились. Остальные территории (города Мосальск, Серпейск, Мценск, Любутск, Городечна и др. с их волостями) должны были быть возвращены Великому княжеству Литовскому. Граница Новгорода с Литвой должна была пройти по старому рубежу. Литовская сторона отказывалась и от притязаний на «Ржевскую дань». Москва обязалась не претендовать на Смоленск и его земли, и на Брянск. В документе был отражён новый статус Ивана Великого — «государь всея Руси».

В результате московский государь смог расширить свои владения на двух основных направлениях — Верховские княжества и Вязьма. Русско-литовская граница отодвинулась на запад, к верховьям реки Угра. Москва получила удобный плацдарм для дальнейшего движения на запад. Обе стороны считали договор от 5 февраля 1494 года не окончательным. Правительство Великого княжества Литовского не признавало сложившегося положения сил, новой границы между двумя державами и жаждало возвращения утраченных позиций (а при успехе и расширения территории). Московское правительство, видя слабость Литвы, продолжило прежнюю политику пограничных конфликтов и постепенных захватов и вело подготовку к новой войне. Это создавало напряжённую обстановку, происходили постоянные споры и конфликты. В результате произошла новая война — 1500—1503 годов.

Хотя в целом, на западных рубежах наступила временная мирная пауза, которую можно было использовать для решения спорных вопросов на северной границе, со Швецией.
Об этом сообщает сегодня Военное обозрение.

Малоизвестные войны русского государства: Русско-ливонско-литовская война 1500—1503 гг.
Несмотря на успешное завершение русско-литовской войны 1487—1494 годов (подробнее в статье ВО: Малоизвестные войны русского государства: Русско-литовская «странная» война 1487—1494 гг.

Наши деды славные победы или сколько раз воевала Россия
Согласно хронологии войн, размещенном на сайте «Военная история России», известно, что за период с IX по начало XXI века наша страна приняла участие в более чем в 70-ти войнах и других различных локальных вооруженных конфликтах.

Малоизвестные войны русского государства: русско-литовская война 1507-1508 гг.
Русско-литовская война 1500—1503 годов закончилась поражением Литвы.

Малоизвестные войны русского государства: борьба с Казанью и Крымом в 1530-1540 гг. Часть 2
На границе с Крымским ханством редкий год обходился без новых татарских набегов.


  • Князь,
  • ИВАН,
  • Княжество,
  • Москва,
  • Войско
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: