Зажигательный «коктейль»

Начало Великой Отечественной войны для СССР было, как минимум, неудачным.

По ряду причин были проблемы практически по всем направлениям фронта, производства и перевозок. Кроме того, необходимо было в кратчайшие сроки мобилизовать все возможности для оказания достойного отпора врагу. Поэтому в первые недели и месяцы войны в ход шли самые разные идеи, в том числе слишком простые на первый взгляд. Ярким примером этого является тот вид зажигательного оружия, который прозван коктейлем Молотова. Бутылка с горящей жидкостью при всей своей простоте была довольно эффективным средством против танков и долговременных огневых точек. Да и до сих пор этот вид вооружения пользуется определенной популярностью в некоторых кругах.

Согласно самой распространенной версии, закидывать врага бутылками с горючей жидкостью придумали испанские франкисты. Во время Гражданской войны в Испании они стали наполнять бутылки бензином и делать импровизированную пробку из пакли или тряпок. Перед броском боец поджигал «пробку» и метал бутылку с бензином в республиканский танк. Попав в него, бутылка разбивалась, бензин разливался по поверхности и частично распылялся в воздухе. Горящая тряпка или пакля поджигала пары бензина и танк охватывало пламя. Из-за своей текучести бензин запросто проникал внутрь танка, где наносил экипажу ожоги и поджигал моторно-трансмиссионное отделение. Вскоре после первого применения франкистами зажигательных бутылок эту идею переняли не только республиканцы, но и множество стран. Однако имеется и другая версия насчет происхождения бутылок с горючей жидкостью. Если верить кубинским историкам, то впервые бутылки с керосином полетели во врага еще в 1895 году. Тогда во время Войны за независимость кубинские повстанцы взяли в кольцо испанский гарнизон и потребовали сдачи. В случае продолжения сопротивления кубинцы пообещали применить некое секретное оружие. Как ясно из самого факта его применения, испанцы ответили на ультиматум отрицательно.

В Советском Союзе сначала не придали должного внимания испанским бутылкам с бензином. Скорее всего, сказалось некоторое недоверие к откровенно кустарному оружию. Тем не менее, уже проводившиеся работы по тематике зажигательных смесей были продолжены с новой силой. Изыскания шли по двум направлениям: создание специальных запалов для зажигательных боеприпасов и разработка самовоспламеняющихся горючих жидкостей. По результатам разработки было предложено принять на вооружение немного видоизмененный химический запал системы Кибальчича, а для самовоспламеняющихся боеприпасов выбрали смесь «КС». Химики А. Качугин и П. Солодовников смогли добиться такого соотношения фосфора и серы, которое при контакте с воздухом моментально поджигало горючую жидкость – бензин или керосин. Кроме «КС» было создано еще несколько горючих смесей для снаряжения зажигательных боеприпасов различных видов.

Советские бойцы отрабатывают противотанковую атаку с «коктейлем Молотова» — бутылками с зажигательной смесью. В качестве учебной цели используется советский танк Т-34-76.

По ряду причин начало полноценного производства всех смесей и боеприпасов для них состоялось только после начала войны. 7 июля 1941 года Госкомитет Обороны выпустил постановление «О противотанковых зажигательных гранатах (бутылках)». ГКО требовал от Наркомата пищевой промышленности в скорейшие сроки развернуть производство литровых бутылок с зажигательными смесями. Примерно к этому же времени относятся первые упоминания названия «коктейль Молотова». Надо сказать, версий о происхождении народного наименования для зажигательных бутылок существует несколько. Одни историки связывают название с финским прозвищем советских ротативно-рассеивающих авиационных бомб («хлебницы Молотова»). Другие кивают на подпись В.М. Молотова под постановлением Госкомитета Обороны. Третьи полагают, что в названии пропущен предлог «для» и первоначальный финский термин выглядел так: «коктейль для Молотова».

Вне зависимости от происхождения термина, в войска пошло два вида бутылок с горючими жидкостями. В первые наливалась жидкость «КС», а другие заполнялись горючими смесями №1 и №3. «Номерные» смеси представляли собой смесь бензина, керосина, лигроина и других нефтепродуктов. Также в них содержался отверждающий порошок ОП-2, созданный химиком А.П. Ионовым. В некотором смысле смеси №1 и №3 можно считать аналогами напалма, появившегося немного позже. Действие «номерных» смесей и жидкости «КС» немного отличалось: литр «КС» горел около трех минут с температурой порядка тысячи градусов. Смеси №1 и №3, в свою очередь, достигали только 800°C и выгорали примерно за минуту. Меньшая температура и продолжительность горения компенсировалась стоимостью производства, способностью жидкостей прилипать к металлу и выделять при горении плотный черный дым. Как уже говорилось выше, смесь «КС» при контакте с воздухом самопроизвольно загоралась. «Номерные» жидкости такой возможности не имели, поэтому пришлось наладить производство ампул-запалов. От двух до четырех небольших стеклянных ампул с жидкостью «КС» крепилось к бутылке со смесью №1 или №3. При попадании в цель бутылка разбивалась, смесь разливалась, а разрушение ампулы-запала приводило к воспламенению «КС» и, как следствие, к возгоранию всего вытекшего горючего. Альтернативой бутылкам с «КС» и смесям №1 и №3 были бутылки с простым бензином. Для воспламенения их также оснащали ампулами-запалами. К концу 41-го было начато крупномасштабное производство огнесмеси «БГС», разработанной химиком К.М. Салдадзе. Она в некоторой мере была аналогом «КС» и также имела способность к возгоранию при соприкосновении с воздухом.

Т-34 на испытаниях: забрасывание моторного отсека бутылками с горючей смесью

Осенью 41-го в войска пошли первые партии новых химических запалов, которые можно было безопасно применять со всеми видами несамовоспламеняющихся жидкостей. Вместо жидкости «КС» в ампулу помещалась серная кислота, бертолетова соль и сахарная пудра. При повреждении ампулы смесь загоралась и поджигала окружающие ее пары горючего. По сравнению с запалом на основе «КС» такой запал был немного дешевле, а кроме того он мог снизить расход самовоспламеняющейся жидкости. Однако полностью новая ампула-запал старую не вытеснила и они производились вместе до конца войны. Еще один альтернативный вариант запала конструкции оружейника Г. Коробова имел в своей основе холостой пистолетный патрон 7,62х25 мм. Простой механизм, напоминающий взрыватель гранаты, крепился на бутылке и в нужный момент создавал вспышку, которая и поджигала горючую жидкость.

12 августа 1941 года народный комиссар обороны И.В. Сталин поставил свою подпись под «Инструкцией по применению зажигательных бутылок». В ней не только описывались основные типы ручных зажигательных боеприпасов и особенности жидкостей, но и требовалось создать при полках и дивизиях отдельные группы солдат-истребителей танков, имеющих в своем распоряжении противотанковые гранаты и зажигательные бутылки. К середине осени зажигательные бутылки перестанут быть «достоянием» только истребительных групп и обращению с ними станут обучать весь личный состав Красной Армии. Рекомендации по использованию бутылок с огнесмесями были просты: подпустить танк-жертву на небольшое расстояние (менее 30 метров) и забросить бутылку под погон башни либо на крышу моторного отделения. Тогдашние танки еще не имели средств герметизации корпуса, поэтому теоретически любое попадание горючей жидкости на внешнюю поверхность танка могло быть фатальным для него. Тем не менее, для снижения расхода боеприпасов и уменьшения риска для личного состава рекомендовалось бросать бутылки именно в уязвимые места вражеских бронемашин. Кроме того, для снижения вероятности ранения или гибели бойца-истребителя рекомендовалось бросать бутылки из окопа. Это, конечно, было значительно безопаснее, чем выходить на открытую местность, но все равно много солдат погибло от случайной пули или осколка, попавшего в бутылку. В таком случае боец моментально превращался в живой факел и боевые качества горючих смесей не давали ему шансов выжить. Да и в других аспектах боевая работа солдата-истребителя танков была не проще. Хотя, надо заметить, красноармейцам было гораздо легче бороться с танками при помощи зажигательных средств, чем немецким солдатам. Дело в том, что в Германии не было аналогов «коктейлей Молотова» и бойцам Вермахта при отсутствии других возможностей уничтожить танк предлагалось вручную поливать его бензином и так же вручную поджигать. Понятно, что количество уничтоженных таким образом советских бронемашин стремится к нулю. А советские солдаты тем временем разрабатывали новые способы применения зажигательных бутылок. К примеру, можно было бросить связку гранат под гусеницу танка, этим обездвижить его и довершить дело броском бутылки на моторное отделение. Естественно, это требовало хорошей меткости и недюжинной храбрости. Так или иначе, вне зависимости от используемого способа, опытный солдат-истребитель танков тратил на одну бронемашину не более пяти бутылок. Но и потери были немалыми. Пользовались зажигательными бутылками и партизаны. Однако трудности со снабжением не позволяли им широко применять этот вид вооружений. Большинство бутылок при этом было потрачено партизанами во время организаций диверсий и засад. Принципиально применение партизанами «коктейлей Молотова» мало отличалось от применения строевыми частями.

Два подбитых Фердинанда из штабной роты 654 батальона. Район станции Поныри, 15-16 июля 1943 года. Слева штабной «Фердинанд» № II-03. Машина была сожжена бутылками с керосиновой смесью после того, как снарядом у нее повредило ходовую часть.

Солдатская смекалка красноармейцев порождала не только новые способы броска бутылки. Осенью 41-го под Москвой «коктейли Молотова» были впервые применены в качестве огневых фугасов. Советские саперы стали «комплектовать» мины бутылками с зажигательной смесью. Так, рядом с противопехотной миной укладывалась одна бутылка, а к противотанковой могло «прилагаться» до двадцати. При взрыве мины поражение противника происходило ударной волной, осколками и разлетающейся горючей жидкостью. К тому же взрыв такой комбинированной мины оказывал и психологическое воздействие – вряд ли кто-то мог остаться равнодушным к огненному столбу высотой до десяти метров. При взрыве противотанковой мины с двумя десятками бутылок горящая смесь разбрасывалась по площади порядка 300 кв.м.

К концу лета 41-го был придуман еще один альтернативный способ использования бутылок с «КС» или другими смесями. На этот раз он касался метания. Оружейники создали специальную винтовочную мортирку, которая при помощи холостого патрона и деревянного пыжа-поршня посылала полулитровую бутылку на дальность около 80 метров. Во время битвы за Москву командование старалось оснащать каждое стрелковое отделение одной-двумя такими мортирками. К сожалению, широкому распространению нового метательного средства помешал тот факт, что для стрельбы были пригодны далеко не все бутылки, а только самые прочные. В противном случае из мортирки вылетал не стеклянные боеприпас, а осколки и струя огня.

С течением Великой Отечественной войны и постепенным изменением обстановки на фронте, с постепенным переходом инициативы к Советскому Союзу актуальность «кустарного» зажигательного оружия в виде бутылки с огнесмесью стала уменьшаться. Да и оборонные предприятия со временем смогли наладить массовый выпуск более серьезных и безопасных ручных боеприпасов. Поэтому, начиная с 1943 года, выпуск «коктейлей Молотова» стал снижаться, пока не достиг своего минимума. До конца войны производство зажигательных бутылок продолжалось в гораздо меньших количествах, чем, к примеру, в 1942 году. После победы производство таких зажигательных боеприпасов было прекращено и более не возобновлялось. За годы Великой Отечественной, по имеющимся данным, при помощи бутылок с огнесмесями было уничтожено порядка 2500 единиц бронетехники, 1200 долговременных огневых точек, 2500 блиндажей и других оборонительных сооружений, порядка 800 автомобилей, 65 складов и несколько тысяч солдат и офицеров.

Вскоре после окончания Второй Мировой войны свои версии «коктейлей Молотова» стали снимать с вооружения и другие страны, у которых они были. Последний «удар» по использованию бутылок с зажигательной смесью в качестве противотанкового средства сделали реактивные противотанковые гранатометы, имеющие гораздо большую надежность и вероятность поражения вражеской бронетехники. Бутылки с горючей жидкостью просто не могли выдержать конкуренцию с ними, вследствие чего вышли из употребления даже в армиях стран третьего мира.

По материалам:
Ардашев А.Н. Огнеметно-зажигательное оружие. – М.: «Астрель», 2001
i-r.ru/
www.jaegerplatoon.net/

Об этом сообщает сегодня Военное обозрение.

В Днепропетровской области храм УПЦ МП забросали коктейлями Молотова
В городе Павлоград Днепропетровской области неизвестные подожгли храм Кирилла и Мефодия Украинской православной церкви Московского патриархата.

В Одессе здание диспетчерской забросали коктейлями Молотова
В центре Одессы здание диспетчерской забросали коктейлями Молотова, в результате пожара погиб охранник.

Пенсионер забросал шествие в Токио коктейлями Молотова
Токио, 7 августа. Пожилой житель Токио в воскресенье устроил переполох в городе, забросав участников фестивального шествия, которое проходило у него под окнами, бутылками с зажигательной смесью.

Турецкое консульство в Греции забросали коктейлями Молотова
Неизвестные в масках атаковали сотрудников спецназа, охранявших консульство Турции в греческом городе Салоники.


  • Бутылка,
  • Война,
  • Смесь,
  • Жидкость,
  • Бензин
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: