Батальоны просят огня, но промышленность его десантникам пока не даёт

Перспективной боевой машиной ВДВ будет улучшенная версия БМД-4М, сообщил «Красной звезде» командующий Воздушно-десантными войсками Герой России генерал-лейтенант Владимир Шаманов, внеся наконец ясность в вопрос перевооружения ВДВ.

До этого, судя по сообщениям в СМИ, командующий высказывался как о необходимости оснащения войск БМД-4М, так и о создании ещё более новой боевой машины десанта.

Пояснив, что его слова были неверно истолкованы, Шаманов уточнил: БМД-4М — это как раз то, что нужно Воздушно-десантным войскам, и улучшит её лишь автоматизированная система управления, разрабатываемая для боевой машины пехоты нового поколения. Но эта электроника появится не раньше 2016 года, поэтому необходимы серийные поставки БМД-4М в её нынешнем виде. «После усиления бронезащищённости, проведённого промышленностью по требованию начальника Генерального штаба, эта машина нас абсолютно устраивает», — уточнил Шаманов.

Дополнительной электроникой уже поставленные образцы можно оснастить и потом — в рамках модернизации. Откладывать же и без того затянувшееся начало перевооружения войск ещё на четыре года — значит сознательно уменьшить боевой потенциал ВДВ, считает Владимир Шаманов.
Но почему же, учитывая, что первые «четвёрки» появились ещё в 2005 году, это перевооружение так долго не начиналось?
Потому что в 2005 году это была совсем другая машина. Но обо всём по порядку.

Доказано войной

Начнём с того, почему БМД четвёртого поколения столь необходима Воздушно-десантным войскам.

Не раз звучавшие в СМИ аргументы её оппонентов таковы: «махина со 100-мм пушкой» утяжелит десантников, снизив их мобильность. А именно в мобильности сила ВДВ. Для решения требующих большей огневой мощи задач предназначены мотострелковые бригады, имеющие и танки, и системы залпового огня. Десантников же для повышения мобильности было бы даже логично пересадить с гусениц на колёса, как в ряде европейских армий. Вот тогда, мол, техника Сухопутных войск и ВДВ будет соответствовать профильным задачам тех и других. Иметь же два выполняющих одни и те же функции рода войск, каждый из которых — на своей боевой машине, нецелесообразно и расточительно.

Это теоретически. На практике же всё получается иначе. Созданные когда-то для действий в тылу противника, десантные войска из вспомогательного рода войск как-то сами собой превратились в главную ударную силу Советской, а затем и Российской армии. Почему-то именно не имеющим тяжёлого вооружения подразделениям ВДВ поручались самые сложные боевые задачи и в Афганистане, и на Северном Кавказе, и в Грузии.

А теперь немного истории. В 1990 году из военных округов в ВДВ были переданы более десяти не имеющих бронетехники отдельных десантно-штурмовых бригад (не путать с нынешними десантно-штурмовыми соединениями). Средством передвижения этих по-европейски «лёгких» бригад были ГАЗ-66 и уазы. И когда батальоны трёх из них осенью 1994-го были направлены в Чечню, стало ясно, что такие десантники «не тянут» войну. Так, приданный одному из мотострелковых полков, чтобы действовать в пешем порядке, батальон волгодонской бригады сразу же понёс большие потери и был выведен из боёв. Ставропольскому батальону удалось избежать этой участи, лишь обложив мешками с песком кузова бортовых машин. Но и его, что называется, от греха подальше уже с началом боевых действий отвели в Моздок на охрану аэродрома.

Десантные подразделения на БМД-1 и БМД-2 таких проблем не испытывали. И хотя сами десантники в шутку давно прозвали свои легкозащищённые боевые машины «алюминиевыми танками», от осколков и пуль они защищают. Проблема была в другом: недоставало огневой мощи. Из-за этого сами по себе подразделения ВДВ после Грозного действовали лишь в пешем порядке, когда их применяли в качестве обходящих рейдовых отрядов или вертолётных десантов. В остальных же случаях десант обязательно усиливали танками и артиллерией мотострелковых дивизий. В результате руководство Минобороны во главе с Павлом Грачёвым решает усилить «самые воюющие войска». Десантно-штурмовые бригады «с колёс» пересаживаются на БМП-2 и получают по танковому батальону, в дивизиях формируются дивизионы систем залпового огня, а в Тоцком — танковый полк ВДВ! Вот это был действительно перебор: при таком вооружении десантники отличались бы от мотострелков разве что формой. Поэтому, оставив БМП, от танков и систем залпового огня отказались. Но бригады с недесантируемой техникой в ВДВ не прижились. Сначала их вывели из состава войск, а затем большинство из них расформировали.

Словом, после первой чеченской кампании стало ясно, что усилить ВДВ без потери мобильности можно лишь одним способом — вооружив их новой, обладающей повышенной огневой мощью машиной. Острую потребность в ней наглядно показала и вторая кампания на Северном Кавказе, и операция по принуждению Грузии к миру, судьбу которой опять же решили прилетевшие издалека десантники. Телерепортажи, запечатлевшие вставшую из-за поломок на пути к Цхинвалу бронетехнику 58-й армии и десантников на стареньких «бээмдехах», кажущихся такими жалкими на фоне трофейных грузинских танков, словно взывали: когда же наконец вооружат тех, кто всё время воюет и, несмотря ни на что, побеждает?

Говоря о необходимости перевооружения ВДВ, замкомандира 76-й дивизии полковник Николай Чобан вспоминает бой под Аргуном зимой 1995-го. Батальон на БМД-1 попал тогда под огонь дивизиона 122-мм орудий боевиков. Темень, гусеницы вязнут в грязи, боевые машины горят и рвутся одна за другой, а ответить нечем. Их орудие «времён очаковских и покоренья Крыма» дальше километра не бьёт, ночной прицел в бою засвечивается и «не видит», ПТУРом ночью тоже не выстрелишь. Да хоть бы и днём — кто под огнём останавливался, чтобы устанавливать на башне ПТУР?

И ведь такая же картина могла повториться и в Грузии.

— Будь они смелее, пожгли бы наши не представлявшие угрозы для их танков «бэхи» ещё на марше, — признаётся разоруживший 2-ю грузинскую мотопехотную бригаду командир 106-й десантной дивизии полковник Владимир Кочетков.
А ведь между тем аргунским боем и пятидневной войной минуло аж 13 лет! Но и в августе 2008-го новой боевой машины у десантников по-прежнему не было.

Бьёт «одноклассников» и не только

Так уж вышло, что в техническом отношении ВДВ постоянно отставали от Сухопутных войск. В 1966 году, например, приняли на вооружение БМП-1. И лишь в 1969-м — имеющую те же башню и 73-мм орудие, но более лёгкую базу БМД-1. В 1977-м Сухопутные войска получили вооружённую 30-мм автоматической пушкой БМП-2. Вооружить этой пушкой десантную машину оказалось сложнее: на нее не поставишь двухместную башню, как на более габаритную и тяжёлую БМП. В результате БМД-2 с одноместным боевым отделением появилась лишь в 1985-м, а десантники в Афганистане воевали на БМП-2. В 1990-м ВДВ получают наконец имеющую более вместительную базу и двухместное боевое отделение БМД-3. Это было прорывом: машина десантировалась с боевым расчётом внутри, в то время как БМД-1 и БМД-2 «бросали» лишь с двумя десантниками. Остальные, приземлившись на парашютах, потом искали свои машины. Однако по огневой мощи десант опять отставал. Потому что на три года раньше — в 1987-м — появилась БМП-3 со 100-мм орудием.

Но на рубеже веков ВДВ получают шанс обрести машину, превосходящую по своим боевым возможностям и БМП-3, и все мировые аналоги. В условиях ограниченного финансирования тульское «КБ приборостроения» берётся сконструировать принципиально новый боевой модуль и, установив его на базе БМД-3, создать боевую машину десанта четвёртого поколения. В декабре 2004 года БМД-4 принимают на вооружение, и через три месяца войска получают первую пятёрку новых машин.

Боевой модуль оказался очень «продвинутым»: 100-мм орудие с боеукладкой: 34 осколочно-фугасных снаряда и дальностью стрельбы до 7 км, 30-мм автоматическая пушка (464 патрона, 4 км) плюс 7,62-мм пулемёт с боезапасом 2 тысячи патронов. Новый, разработанный специально для «четвёрки» снаряд с неконтактным взрывателем и увеличенным количеством осколков вдвое повышал эффективность стрельбы по живой силе, а ночные прицелы позволяли вести бой и в тумане, и ночью. Ну и главный козырь: четыре выстреливаемые через ствол управляемые противотанковые ракеты с дальностью поражения до 5 километров.

Конечно же, десантники встретили такую технику на ура: с таким вооружением можно уже не зависеть от придаваемых танков и артиллерии.

— Сегодняшние требования к вооружению перспективных БМП — поражать любую технику своего класса, — говорит начальник штаба ВДВ Герой России генерал-лейтенант Николай Игнатов. — Наша же машина бьёт не только «одноклассников», но и любые танки. Да, по бронезащищённости она уступит той же 37-тонной американской «Брэдли», которую из-за внушительных габаритов мы в Югославии окрестили «мечтой гранатомётчика». Но лёгкая и манёвренная «четвёрка» способна уничтожать танки и боевые машины противника, не входя в зону поражения их оружия! Что, помимо более длинной, чем у танков НАТО «руки», обеспечивается уникальной цифровой системой управления огнём, которая упрощает и ускоряет прицеливание, обеспечивая быстрое заряжание и максимальную точность стрельбы. А это в современных условиях, когда пробивается любая броня, важнее всего: побеждает не тот, кто лучше защищён, а тот, кто, первым обнаружив противника, быстрее его поразит.

Кроме того, благодаря ГЛОНАСС-навигации БМД-4, подобно артиллерийской системе, способна стрелять из закрытой огневой позиции (по заданным координатам и навесной траектории). Обнаружили, например, разведчики или беспилотник за холмом противника, и «четвёрка» накрывает его из-за горки, оставаясь для него невидимой. Словом, перевооружение на эту машину в разы увеличило бы боевой потенциал ВДВ. Даже роты могли бы вести автономные боевые действия. В том же бою под Аргуном, например, рота БМД-4 хоть днём, хоть ночью за минуты подавила бы артдивизион противника. При этом машина плавает, десантируется со всем расчётом (семь десантников), готова к бою через 5 минут после приземления и способна вести огонь из любого вооружения и на плаву, и во время движения.

Вторая жизнь уникальной машины

Но в Грузию, как уже говорилось, десантники пошли на стареньких «двойках».
Потому что первый же год войсковой эксплуатации БМД-4 показал ненадёжность базы новой машины. Получалось, ВДВ, с одной стороны, получили уникальный боевой модуль, максимальные возможности которого из-за увеличившейся дальности стрельбы не позволял проверить ни один полигон, а с другой — крайне ненадёжную в эксплуатации боевую машину. Впрочем, если называть вещи своими именами, новой была лишь её боевая часть, установленная на «сырую», как оказалось, базу БМД предыдущего поколения. Дело в том, что в проблемные для армии и ОПК 1990-е нарушился устоявшийся алгоритм, когда машину доводили до ума в ходе опытной войсковой эксплуатации. Пришедшая же в войска в начале 1990-х БМД-3 практически не эксплуатировалась, простояв десять лет на боевом хранении в парках. И недостатки её двигателя, трансмиссии и ходовой части выявились уже во время эксплуатации БМД-4. Отвечавший за базу машины «Волгоградский тракторный завод» решить проблему был не в состоянии. Спасти «четвёрку» мог только лидер отрасли — Курганмашзавод, готовый взвалить этот проект на себя. Но отвечавшие за боевой модуль туляки не желали расставаться с ролью головного производителя. С машиной же всё стало настолько критично, что рекламируемую как успех «оборонки» её перестали даже выставлять на парад. В СМИ выплеснулась волна критики: деньги потрачены, а новой БМД нет. Доставалось и командованию ВДВ, и тульским производителям. Первым — за принятие на вооружение «сырой» машины, вторым — за то, что ради продвижения своего боевого модуля навязали её десантникам. Кто-то видел причину всех бед в нарушении незыблемого правила, по которому головным производителем боевой машины всегда было предприятие, отвечавшее не за вооружение, а за базу. Может быть. Только никто, кроме туляков, не захотел в своё время впрячься в этот проект за явно несоответствующие трудоёмкости средства. У десантников же не было выбора: «вторая чеченская» показала, что в случае более серьёзного конфликта воевать им будет попросту нечем.

Ситуацию спасла новая политика Минобороны, которое перестало брать всё, что предлагает промышленность, начав отбирать только то, что абсолютно устраивает, и патриотическая позиция руководства концерна «Тракторные заводы». Результат: головным производителем БМД-4 всё-таки стал Курганмашзавод, который за свой счёт провёл полную модернизацию базы машины. Это выпускавшее все модификации БМП предприятие, располагая мощнейшей производственной базой, буквально вдохнуло в БМД-4 новую жизнь. Для увеличения бронезащищённости «четвёрке» сделали новый корпус, а для улучшения шасси и повышения унификации с машинами Сухопутных войск поставили значительное количество узлов и агрегатов, надёжной и давно экспортируемой БМП-3. Так появляется БМД-4М — десантируемая боевая машина, сочетающая в себе танковую огневую мощь и абсолютную надёжность боевой машины пехоты. Более того, новый корпус позволил снизить боевую массу модернизированной «четвёрки» (вес с людьми, топливом и боекомплектом) до 14 тонн Результат — Ил-76МД (таких самолётов в ВТА большинство) берёт на борт не две, а, как положено, три машины. Но и это не всё. Прошлой весной начальник Генерального штаба Вооружённых Сил РФ в рамках повышения требований к бронезащищённости боевой техники определил новые требования и к БМД-4М. С помощью навесных, вручную прикрепляемых к броне защитных модулей производители решили и эту проблему.

— Наша бронезащищённость, — поясняет командующий ВДВ, — ограничена позволяющим десантироваться весом. Кроме того, боевая машина, как и любая наша техника, должна ездить и плавать со средствами десантирования, а это почти две тонны. Но при десантировании посадочным способом или участии в наземных боевых операциях, когда не надо брать на броню этот не используемый в бою вес, получаем резерв по массе.

Он-то и позволил производителям повысить бронезащищённость БМД-4М в 1,5 раза.
Кстати, такое решение не российское ноу-хау. Наличие нескольких вариантов бронезащиты техники давно практикуется в европейских армиях.

В перспективе — «полный цифровой борт»

Проведённые на одном из полигонов Минобороны обстрелы и минные подрывы дополнительной бронезащиты БМД-4М показали её полное соответствие заданным требованиям. Однако ненадёжное шасси прежней модели, похоже, настолько дискредитировало саму идею боевой машины десанта четвёртого поколения, что в СМИ время от времени вновь заходит речь о создании единой боевой машины для десантников и пехоты. И рационально, мол, и экономично.

Начальник штаба ВДВ Герой России генерал-лейтенант Николай Игнатов отвергает подобные идеи с трудно скрываемым раздражением.

— Создавать единую машину для ВДВ и Сухопутных войск не резонно из-за ограничений по весу, накладываемых на нас десантированием, — поясняет генерал. — Бронезащита пехотных машин всегда будет выше, и нет смысла ограничивать её нашими рамками.
При этом новая боевая машина, по словам Игнатова, десантникам нужнее, чем Сухопутным войскам.

— Потому что мы ориентированы на действия в отрыве от основных сил, на выполнение задач на чужой территории. И там, если не будет времени на наращивание группировки, нам никто ничем не поможет. С чем летим, на том и воюем, — говорит генерал.
Имеющие же лучшую защищённость боевые машины НАТО, по его словам, ориентированы на другие задачи.

— Наша БМД-4М с людьми и боеприпасами весит 14 тонн, — поясняет Игнатов, — а американская «Брэдли» и немецкая «Пума» — 37 и 43 тонны. По весу это практически танки. Будем дальше наращивать защиту БМД — тоже получим танк. Но танк нам не нужен! Наша машина десантируется и плавает. При этом она ориентирована на уничтожение бронеобъектов противника на расстояниях, превышающих дальность их стрельбы. А пробивается сегодня любая броня. Да, когда-то в будущем, наверное, сделают машину и лучше, но до 2020 года ничего лучшего нам промышленность не предложит. Воевать же нам уже просто не на чем. БМД-4М в её нынешнем виде нас всем устраивает, воевать на ней нам, и никто лучше нас не знает, какой должна быть наша боевая машина.
Впрочем, от дальнейшего совершенствования БМД-4М в процессе эксплуатации командование ВДВ не отказывается. Для чего, кстати, десантники уже договорились с промышленностью об установке на неё автоматизированной системы управления, разрабатываемой для перспективной боевой машины пехоты. Ведь «четвёрка», располагая совершенной системой управления огнём, имеет лишь частично оцифрованное шасси: возможности бортового компьютера ограничиваются контролем работы двигателя и трансмиссии. Разрабатываемая же в Кургане информационно-управляющая система шасси увеличит целый ряд эксплуатационных характеристик. При движении по пересечённой местности, например, боевая машина будет меньше раскачиваться, что сделает удобнее работу экипажа и облегчит прицеливание. А также увеличит скорость движения по пересечённой местности до 35 километров. Электроника сможет поддерживать заданную скорость и прокладывать маршрут по ГЛОНАСС-навигатору.

— Сегодня работу боевого отделения и шасси обеспечивают независимые компьютеры, а перспективные разработки, соединив их в единую информационно-управляющую систему, обеспечат полный цифровой борт. Интеграция же этой автоматики в войсковую АСУ «Полёт-К» сделает эффективнее боевое управление, позволив, например, командиру роты в режиме реального времени видеть не только местонахождение всех его машин, но и количество топлива и боеприпасов в каждой из них, — резюмирует генерал-лейтенант Шаманов.

Что же тормозит «серию»?

Но гораздо больше всех этих цифровых улучшений командующего ВДВ и его заместителей волнует вопрос скорейшего начала серийных поставок БМД-4М в её нынешнем виде.

— Потому что через несколько лет вся наша старая техника просто встанет, — не скрывая положения дел и эмоций, говорит начштаба ВДВ Николай Игнатов.

Но что же тормозит серию?

— Неурегулированными, — уклончиво сказал по этому поводу в интервью РИА «Новости» командующий ВДВ, — остались вопросы, вынесенные на прошедшее в Туле заседание Военно-промышленной комиссии при Правитель

Батальоны просят огня, или Почему молчит Путин
Я всегда теряюсь, когда меня начинают неожиданно спрашивать о вещах настолько очевидных, что даже ответы на задаваемые вопросы начинают казаться скучной и неинтересной банальностью.

Германия устала от Европы? Канцлер Меркель не поддержала планы главы Европейского Центробанка
vkurse.

Новости IT технологий 24.02.2016
Активисты запланировали всемирные митинги поддержки Apple против ФБР Группа в поддержку прав интернет-пользователей Fight For the Future организовала акции в различных государствах мира в поддержку позиции Apple в споре с ФБР. От компании потребовали создать программное обеспечение для взлома данных на iPhone, она отказалась.

Угроза под номером шесть
К концу года казахстанские метеорологи обещают предсказывать сход селевых потоков в считаные часы. Для этого в республике спешно разрабатывается информационно-диагностическая система, способная прогнозировать быстроразвивающиеся паводки.


  • Машин,
  • БОЕВ,
  • БМПА,
  • Войско,
  • Десантник
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: