«Огласите весь список, пожалста…»

Ну, граждане алкоголики, хулиганы, тунеядцы.

… Кто хочет сегодня поработать?!
К-ф 'Операция 'Ы' или другие приключения Шурика'

Сегодня – 4 мая 2012 года исполняется 51 год со дня принятия в СССР указа о борьбе с тунеядством. Верховный Совет страны постановил, что лиц, которые в течение 4-х и более месяцев в году не занимались официальной работой без объективных на то причин, следовало привлекать к уголовной ответственности. Закон вышел в то самое время, когда нацеленность на построение коммунизма была в Советском Союзе, пожалуй, максимальной. Именно построение коммунистического пространства привело власти к мысли о том, что в стране должен каждый ее гражданин быть занятым общественно-полезным трудом, а не заниматься сомнительной деятельностью.

Идея, в принципе понятна. Государство шло к своей цели и для этого избирало свои методы. Как и любой метод, этот метод кое-кому тоже не понравился. Все дело в том, что в нашей стране во все времена существовали люди, которые не желали доводить до сведения государства свои заработки, скажем так, на стороне. И хотя существовало устойчивое убеждение, что в СССР никакого «черного» трудовой рынка не существовало, это убеждение, очевидно, было лишено реальной основы. Был и «черный» трудовой, и «черный» финансовый, и даже «черный» политический рынок со своими оппозиционерами, которых в те времена именовали исключительно диссидентами.

Первоначально под жало нового указа Верховного Совета СССР попадали, действительно, в большей степени те, кто привык зарабатывать на хлеб далеко не в заводских цехах или на сельскохозяйственных угодьях большой страны. Сюда относились многочисленные попрошайки (профессиональные «нищие»), ювелиры, швеи, обувщики на дому да и просто те, кто мог с помощью умело выуженного из чужого пальто кошелька безбедно существовать до следующей подобной оказии.

Однако уже с конца 60-х годов указ стали использовать и не только для тунеядцев классического типа. Указ Верховного Совета стал достаточно эффективным оружием против тех самых диссидентов, которые видели своей сверхзадачей обличение государственного строя методом творческого подхода. В числе тунеядцев по букве закона оказались писатели, которые создавали свои литературные произведения, так сказать, в домашних условиях. Под это же определение подходили многочисленные художники или музыканты, творчество которых никак не сочеталось с общепринятой идеологией. В общем, закон о борьбе с тунеядством в СССР решал сразу несколько задач: во-первых, в достаточно понятной форме призывал граждан к официальной (как сейчас скажут, белой) работе, а, во-вторых, выступал своеобразным карающим мечом против тех, кто имел мнение, мягко говоря, отличное от мнения общегосударственного.
Однако для многих из тех, кто был не в восторге от политики государственных властей, указ ничего коренным образом не поменял. Люди нашли лазейку и здесь. Многие из тех, кого называют советскими диссидентами, использовали простой, но вполне действенный механизм. Те же писатели, опальные ученые, музыканты и художники устраивались на такую работу, которая не могла помешать их главной стезе. Кто-то шел в лифтеры, кто-то устраивался в ночные сторожа, а кто-то (как, к примеру, кумир молодежи Виктор Цой) спускался в кочегарку. В общем, творческий человек, он и во время безжалостной борьбы с тунеядством – творческий человек.

Но были и те, кто никак не мог войти в новую колею, и не желал работать на государство. Одним из таких примеров можно назвать пример Иосифа Бродского. Этот случай позднее стал объектом живейшего обсуждения с самых разных сторон. Система «государство-личность» в очередной раз показала все свои острые углы. С одной стороны – интересы государства, с другой стороны – интересы отдельно взятого человека. И те, и другие интересы явно не находили общих точек соприкосновения. Однако делать из примера Иосифа Бродского некое знамя безграничного пренебрежения со стороны государства своими гражданами тоже не стоит.

Естественно правозащитники (в первую очередь, небезызвестная Московская Хельсинкская группа) ухватились за уголовное преследование Бродского как за некий главный атрибут борьбы с государственным строем. Однако не стоит забывать, что те самые люди, которые причисляли себя к бескомпромиссным диссидентам, все же получали от ненавистной им страны бесплатное образование, бесплатное жилье, бесплатную медицинскую помощь… Мелочи? Да, вроде бы, не такие уж мелочи, особенно сравнивания с тем, сколько стоят эти блага сегодня, и какой стала реальная цена человеческого труда…

В этом остром вопросе сложно занимать чью-либо точку зрения. Осуждать гения никто из нас не имеет морального права, но и говорить о том, что указ, направленный на борьбу с тунеядством – безоговорочное зло, тоже не нужно. Чтобы понять и ту, и другую сторону, нужно попытаться хотя бы мысленно перенестись в эпоху, когда указ действовал. По естественным причинам страна, которая пыталась строить коммунизм, не могла себе позволить признать наличие безработицы. Признание официальной безработицы мгновенно могло бы стать неким прецедентом для общества: мол, если есть возможность не работать, то почему бы ею не воспользоваться – пусть за тебя трудятся другие. Поэтому указ об усилении борьбы с тунеядством в СССР – это объективная необходимость того времени, которая, что очевидно, не могла пройти безболезненно.

С другой стороны проблема заключалась в том, что не всякий труд в СССР признавался общественно-полезным. Труд того же Бродского таковым не считался…

В общем, как любит говаривать Дмитрий Медведев: «Свобода лучше, чем несвобода». Только вот вся загвоздка в том, что нередко каждый понимает эту свободу по-своему. Свободная (как она сама себя называет) западная цивилизация уже пользуется корявыми плодами свободы декларируемой. Яркий пример такого рода свободы – то, как свободные в труде немцы и французы кормят свободных от труда греков и прибалтов. Декларируемая свобода привела к тому, что до 25% населения в некоторых европейских странах можно уже сегодня записывать в число тех самых тунеядцев, большая часть из которых не особенно-то и желает находить новые места для труда, ведь есть же неплохие пособия, пока еще стабильно выплачивающиеся…

Так что, и спустя 51 год после принятия столь противоречивого указа, вопрос остается более чем актуальным. Единственное отличие (но очень большое отличие) в том, что Советский Союз мог себе позволить трудоустроить буквально каждого выпускника вуза, техникума или профтехучилища, а вот о дне сегодняшнем такого сказать никак нельзя.

В том и вопрос — что же лучше: добровольно-принудительно — на официальную работу, или свободно – под сокращение…

Об этом сообщает сегодня Военное обозрение.

Москва передала ЕС свой «чёрный список» невъездных чиновников
МИД РФ распространил по посольствам стран Евросоюза список лиц, въезд которым на территорию России запрещён.

Лоза обосновал свои музыкальные пристрастия
Юрий Лоза прокомментировал Sobesednik.ru скандал вокруг его критических заявлений в адрес мировых легенд музыки.

Саакашвили в поход собрался…
Когда экс-президент Грузии Саакашвили стал главой Одесской области, и фигурой на политическом поле бандеровской Краины, Нино Бурджанадже откликнулась язвительным комментарием из Грузии: Украина дорого заплатит за это приглашение Саакашвили поучаствовать в политической жизни страны.

Свет сошелся Кривым Рогом: Киев поддержал Коломойского против Ахметова
Почему же выборы в Кривом Роге вызвали такой ажиотаж? По группам интересов Украинский спикер Гройсман дважды ставил проект на голосование, но каждый раз табло Верховной Рады демонстрировало недобор голосов.


  • СССР,
  • Тунеядство,
  • УКАЗ,
  • Бродский,
  • Сторона
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: