"Наглость США была....пока мы их не отрезвили. Ракетами..." Наглость США, считающих себя «хозяевами мира» после развала СССР, и развязавших агрессию против Ирака, в общем-то, никого, наверное, не удивила. Однако мало кому известно, что наглость американцев буквально не имела границ и полвека назад в отношении СССР. Пока мы их не отрезвили. Ракетами... Наше небо было, что проходной двор... После Второй мировой войны недавние союзники по антигитлеровской коалиции — американцы, обнаглев, стали напрочь игнорировать наши воздушные границы. Штаты направляли в воздушное пространство Советского Союза десятки своих самолетов-разведчиков, превратив наше небо по сути в проходной двор. Нам тогда «адекватно ответить» наглецам было нечем: американские «Б-29», «Б-52», «В-47» и «РВ-47» с очень большим «потолком» высоты полета были недосягаемы для советских средств ПВО, не имевших тогда еще на вооружении зенитных ракет большой дальности. Судя по имеющимся у нас документам, в 50-е гг. американцам удавалось безнаказанно шляться в воздушном пространстве в районе Москвы, Ленинграда, Прибалтики, Киева, Минска, Мурманска, Архангельска, советского Дальнего Востока — Приморья, Хабаровска, Сахалина, Курил, Камчатки… И, случалось, не просто шлялись в воздухе, где ни попадя, удовлетворяя свое шпионское любопытство, но и нападали на наши военные объекты. Так, 8 октября 1950 г. два самолета ВВС США «F-80» «Метеор» не только залетели на территорию советского Приморья, но и внезапно атаковали аэродром ВВС ТОФа у селения Сухая Речка, расположенный в Хасанском районе, в результате чего было уничтожено семь наших самолетов! Как вспоминал участник войны в Корее, летчик-истребитель ПВО полковник авиации в отставке Сергей Тюрин: «Пока мы получили добро на перехват, эти стервятники, надо полагать, уже пили пиво в Сеуле...» Доходило и до того, что янки, вторгнувшись в наше воздушное пространство, демонстративно отрабатывали нанесение ядерного удара по наземным объектам Советского Союза. Именно так случилось 29 апреля 1954 г. на линии Киев — Смоленск — Новгород, когда несколько десятков самолетов ВВС США здорово поиграли на нервах у советского военно-политического руководства… В связи со всеми этими фактами руководство СССР 27 мая 1954 г. вынуждено было принять постановление «О безнаказанных полетах иностранных самолетов над территорией СССР», которым ставилась жесткая задача специальным КБ в сжатые сроки создать необходимые средства противодействия зарвавшимся американцам. По некоторым данным, первый раз нам удалось это сделать 8 апреля 1950 г. на Балтике. «Б-29» ВВС США нарушил границу в районе Лиепаи и вторгся на 21 км на нашу территорию. Советские истребители его перехватили и приказали следовать за ними для посадки на аэродроме. Однако «Б-29» открыл огонь и попытался скрыться. Это и предрешило его дальнейшую участь: сбитый американец рухнул в Балтийское море. Из 10 членов экипажа поисковой группе удалось подобрать живым лишь одного… 6 ноября 1951 г. во время разведполета над Японским морем был сбит советским истребителем самолет ВМС США Р2V «Нептун» с американской военно-морской базы в Японии Ацуги. Что стало с экипажем «Нептуна», неизвестно по сей день. А днем 18 ноября 1951 г. в 30 км южнее мыса Гамова в заливе Петра Великого произошел воздушный бой между четырьмя советскими истребителями «МиГ-15» и группой истребителей ВВС США «F-9». Об этом боестолкновении до сих пор имеются противоречивые сведения. Однако известно, что в результате этой стычки три «МиГа» домой не вернулись: один потерпел аварию и упал в море у мыса Льва, два других были сбиты в районе острова Фуругельма (оба обнаружены и подняты). Одному нашему пилоту удалось выброситься с парашютом, но ни живым, ни мертвым он так и не был найден. Американцам тогда повезло: только один их самолет пострадал, получив повреждения. 13 июня 1952 г. во время разведполета над Японским морем нашим истребителем был сбит самолет ВВС США «RB-29» из 91-й стратегической разведывательной эскадрильи (с базы Йокото, Япония). Судьба 12 членов его экипажа остается неизвестной. 7 октября 1952 г. нашему «МиГу» удалось сбить у Курил еще один американский самолет-разведчик «RB-29» из той же 91-й эскадрильи. Из 8 членов экипажа наши поисково-спасательные силы обнаружили только безжизненное тело капитана ВВС США Джона Донэма, которое было предано земле советскими пограничниками на курильском острове Юрий (в 1994 г. его останки были эксгумированы американской стороной и перезахоронены на национальном Арлингтонском кладбище). Кстати, надо отдать должное американцам, которые делали все возможное, чтобы спасти оставшихся в живых своих воинов (к примеру, во время войны в Корее, Вьетнаме у них действовали специальные оперативные поисково-спасательные группы, которые быстро оказывались на месте сбитого вертолета или самолета ВВС США), а также, чтобы во что бы то ни стало отыскать тела погибших, установить их имена и с почестями предать земле на родине. В СССР же, да и нынче в России, живых-то не жаловали и не жалуют, а о мертвых и говорить не приходиться. После Великой Отечественной войны прошло уже 58 лет, а земле до сих пор не преданы по разным оценкам от 800 тыс. до 1,5 млн солдат, павших на поле брани, защищая Отечество от гитлеровского нашествия. А ведь старая мудрость гласит: войну нельзя считать оконченной до тех пор, пока не похоронен, как положено, последний солдат. … Рано утром 29 июля 1953 г. РЛС ТОФ в 130 милях к югу от мыса Гамова был обнаружен неизвестный самолет, идущий курсом на Владивосток. Спустя 12 мин. с аэродрома истребительно-авиационного полка в Николаевке были подняты по тревоге в воздух для перехвата супостата два дежурных истребителя «МиГ-17», пилотируемые гвардии капитаном Александром Рыбаковым и гвардии старшим лейтенантом Юрием Яблоновским. В 7 час. 11 мин. командир звена А. Рыбаков обнаружил над нашими территориальными водами на расстоянии 10 км к югу от острова Аскольд самолет-нарушитель, оказавшийся американским бомбардировщиком «Б-50». Янки отреагировали на сигнал наших пилотов, что они находятся в воздушном пространстве СССР и должны немедленно покинуть его, огнем, повредив «МиГ» А. Рыбакова. Наши ударили из авиационных пушек в ответ. И в 7 час. 16 мин. — через 15 мин. после вхождения в советское воздушное пространство — «Б-50» ВВС США рухнул в воду в 8 милях к югу от острова Аскольд, где на глубине примерно 3 тыс. м его обломки покоятся по сей день. Спустя сутки американскому миноносцу удалось спасти одного из членов экипажа самолета — второго пилота лейтенанта Джона Роуга. Теряли самолеты в годы «холодной войны» и мы. В этом черном списке их значится 14. Правда, американская сторона, насколько нам известно, признает только два сбитых ими советских самолета. Это бомбардировщик «А-20Ж» «Бостон» (полученный по ленд-лизу от США в 1944 г.), сбитый 4 сентября 1950 г. в районе острова Хайон-дао палубными истребителями с американского авианосца «Воллей Родж» (останки одного из летчиков лейтенанта Мишина, нам вернули в 1956 г.). И безоружный, переделанный в пассажирский «Ил-12», следовавший из Порт-Артура во Владивосток, и уничтоженный истребителями американских ВВС 27 июля 1953 г. — в день окончания войны на Корейском полуострове (на борту находился 21 человек, включая членов экипажа; урны с их прахом 18 декабря 1953 г. были преданы земле в сквере на остановке «Дальзаводская» во Владивостоке). Причастность к гибели остальных наших самолетов американцы отрицают, поэтому о их судьбе и по сей день ничего не известно. Назовем некоторые из них. 15 июля 1964 г., отслеживая действия авианосной ударной группы ВМС США в 200 милях к востоку от Японии, пропал наш «Ту-16Р». 25 мая 1968 г. другой «Ту-16Р», выполняя разведполет в районе нахождения американской авианосной ударной группы в Норвежском море, внезапно загорелся и рухнул в воду. Янки обнаружили тела трех пилотов из семи и передали их на советский боевой корабль. 10 января 1978 г. в районе Японских островов сгинул в неизвестности советский самолет «Ту-95РЦ» со всем экипажем… Но если периодически нам удавалось-таки сбивать обычные самолеты ВВС США, то «достать» американский «призрак» — новый самолет-разведчик «У-2» фирмы «Локхид» (строились с 1956 г.) с малой отражающей поверхностью и потолком высоты полета 20-25 км — мы не могли («МиГ-19» выше 17,5 км подняться не мог, не было и таких ракет). А «У-2» тем временем совершенно безнаказанно совершал полеты практически над всей территорией Советского Союза, в т.ч. над Москвой и Ленинградом (оборона которых считалась одной из самых надежных в мире), собирая необходимую развединформацию. В рамках секретной разведывательной программы «Моби-дик» спецслужбы США запускали в советское воздушное пространство и специальные высотные баллоны-аэростаты, оснащенные автоматическими фотокамерами и прочей шпионской техникой, которые пилоты как СССР, так и США зачастую принимали за НЛО. В 1957 г. наши зенитчики на Курилах обнаружили такой аэростат и даже открыли огонь, но безрезультатно — цель была на слишком большой высоте. Но всему когда-то бывает предел. И мы, наконец, «вдарили». Хотя некоторые наши авиаконструкторы, да и другие ученые мужи, не могли долго поверить, что на такой немыслимой высоте мог часами «висеть» самолет, а посему склонялись к мысли, как и летчики, что это скорее всего НЛО. События 1 мая 1960 г. продемонстрировали, что аномальные явления или какая-либо чертовщина в данном случае были ни при чем. В этот день в районе промышленного Свердловска (ныне Екатеринбург), напичканного оборонными предприятиями, объявился на своей недосягаемой высоте самолет-шпион ВВС США «У-2», который пилотировал летчик Френсис Гарри Пауэрс. Наши зенитчики ракетой нового комплекса «С-75», наконец, без особого труда «достали» его. Самолет рухнул на землю. Пилот же, вместо того чтобы покончить с жизнью, как ему было велено по инструкции, предпочел катапультироваться и сдаться на милость победителей. Правда, наши зенитчики тогда завалили и еще один самолет. Свой. По ошибке. Летчика Сафронова посмертно наградили орденом закрытым указом. А вдове погибшего капитана велели не распространяться о том, что случилось с мужем. Пауэрса судили и посадили, правда, ненадолго. Вскоре его обменяли на нашего разведчика полковника Рудольфа Абеля (Фишера), схваченного в США еще в 1957 г. А спустя два месяца, 1 июля 1960 г., над Балтикой мы сбили еще одного воздушного шпиона — самолет «РВ-47», экипаж которого не захотел подчиниться и сесть на наш аэродром. Один член экипажа при этом погиб, двое других — лейтенанты ВВС США Д. Маккоун и Ф. Олмстед — были захвачены в плен, их впоследствии вернули на родину. Так в начале 60-х гг. было закрыто воздушное пространство нашей Родины. Пока его в мае 1987 г. не раскупорил немецкий пилот-любитель 19-летний Матиас Руст, который на День пограничника сел на своей легкомоторной «Сессне» прямо на… Красной площади Москвы. Среди военно-политического руководства СССР был шок. Это было гораздо больше, чем позор… Последний случай противостояния в воздухе периода «холодной войны», по нашим данным, произошло в том же 1987 г. 13 сентября. НАТО проводило военно-морские учения по соседству с нашими северными границами. Понятно, что мы следили за ними, они — за нами. Обычное дело в таких случаях. Когда наш истребитель «Су-27» по приказу совершил учебный перехват норвежского патрульного самолета «Р-3» «Орион» и стал вести его над нейтральными водами Баренцева моря, норвежец попытался специальным маневром не только отделаться от советской «Сушки», но и наказать ее пилота. Но он не учел уникальные технические возможности «Су-27» и в итоге «Орион» пострадал сам, задев винтом концовку киля нашего самолета. Винт норвежца посыпался, поразив осколками крыло и фюзеляж «Ориона», который, задымив и дав сигнал бедствия, едва дотянул до своей базы… И был дипломатический скандал. Нашего летчика обвинили в «самодеятельности» и примерно наказали в назидание другим — набирала обороты горбачевская эпоха «нового мышления», когда сдавалась одна за другой с таким трудом завоеванные позиции на милость США и резко стали меняться политические приоритеты, в результате чего потенциальный противник стал «партнером». Жесткое противостояние «холодной войны», казалось бы, кануло в Лету и стало достоянием истории. Нет уже ни СССР, ни социалистического военного блока «Варшавский договор». Однако, судя по событиям в мире в последние годы, американцам по-прежнему неймется. Провозглашенные же «партнерские» отношения с Россией в полной мере нельзя считать таковыми. Авиация США, как и в былые времена, висит вдоль наших границ, разве что только не вторгаясь в российское пространство, спутники-шпионы и наземные станции слежения бдят «в оба» за русскими «друзьями», а атомные субмарины периодически обнаруживаются у военно-морских баз России на Севере и на Дальнем Востоке: у берегов Камчатки, в заливе Петра Великого в районе острова Аскольд… Об этом пишет сегодня Военное обозрение . США, ВВС, Район, СССР, Война

"Наглость США была....пока мы их не отрезвили. Ракетами..."

Наглость США, считающих себя «хозяевами мира» после развала СССР, и развязавших агрессию против Ирака, в общем-то, никого, наверное, не удивила.

Однако мало кому известно, что наглость американцев буквально не имела границ и полвека назад в отношении СССР. Пока мы их не отрезвили. Ракетами...
Наше небо было, что проходной двор...

После Второй мировой войны недавние союзники по антигитлеровской коалиции — американцы, обнаглев, стали напрочь игнорировать наши воздушные границы. Штаты направляли в воздушное пространство Советского Союза десятки своих самолетов-разведчиков, превратив наше небо по сути в проходной двор. Нам тогда «адекватно ответить» наглецам было нечем: американские «Б-29», «Б-52», «В-47» и «РВ-47» с очень большим «потолком» высоты полета были недосягаемы для советских средств ПВО, не имевших тогда еще на вооружении зенитных ракет большой дальности.



Судя по имеющимся у нас документам, в 50-е гг. американцам удавалось безнаказанно шляться в воздушном пространстве в районе Москвы, Ленинграда, Прибалтики, Киева, Минска, Мурманска, Архангельска, советского Дальнего Востока — Приморья, Хабаровска, Сахалина, Курил, Камчатки…

И, случалось, не просто шлялись в воздухе, где ни попадя, удовлетворяя свое шпионское любопытство, но и нападали на наши военные объекты. Так, 8 октября 1950 г. два самолета ВВС США «F-80» «Метеор» не только залетели на территорию советского Приморья, но и внезапно атаковали аэродром ВВС ТОФа у селения Сухая Речка, расположенный в Хасанском районе, в результате чего было уничтожено семь наших самолетов! Как вспоминал участник войны в Корее, летчик-истребитель ПВО полковник авиации в отставке Сергей Тюрин: «Пока мы получили добро на перехват, эти стервятники, надо полагать, уже пили пиво в Сеуле...»

Доходило и до того, что янки, вторгнувшись в наше воздушное пространство, демонстративно отрабатывали нанесение ядерного удара по наземным объектам Советского Союза. Именно так случилось 29 апреля 1954 г. на линии Киев — Смоленск — Новгород, когда несколько десятков самолетов ВВС США здорово поиграли на нервах у советского военно-политического руководства…

В связи со всеми этими фактами руководство СССР 27 мая 1954 г. вынуждено было принять постановление «О безнаказанных полетах иностранных самолетов над территорией СССР», которым ставилась жесткая задача специальным КБ в сжатые сроки создать необходимые средства противодействия зарвавшимся американцам.

По некоторым данным, первый раз нам удалось это сделать 8 апреля 1950 г. на Балтике. «Б-29» ВВС США нарушил границу в районе Лиепаи и вторгся на 21 км на нашу территорию. Советские истребители его перехватили и приказали следовать за ними для посадки на аэродроме. Однако «Б-29» открыл огонь и попытался скрыться. Это и предрешило его дальнейшую участь: сбитый американец рухнул в Балтийское море. Из 10 членов экипажа поисковой группе удалось подобрать живым лишь одного…

6 ноября 1951 г. во время разведполета над Японским морем был сбит советским истребителем самолет ВМС США Р2V «Нептун» с американской военно-морской базы в Японии Ацуги. Что стало с экипажем «Нептуна», неизвестно по сей день. А днем 18 ноября 1951 г. в 30 км южнее мыса Гамова в заливе Петра Великого произошел воздушный бой между четырьмя советскими истребителями «МиГ-15» и группой истребителей ВВС США «F-9». Об этом боестолкновении до сих пор имеются противоречивые сведения. Однако известно, что в результате этой стычки три «МиГа» домой не вернулись: один потерпел аварию и упал в море у мыса Льва, два других были сбиты в районе острова Фуругельма (оба обнаружены и подняты). Одному нашему пилоту удалось выброситься с парашютом, но ни живым, ни мертвым он так и не был найден. Американцам тогда повезло: только один их самолет пострадал, получив повреждения.

13 июня 1952 г. во время разведполета над Японским морем нашим истребителем был сбит самолет ВВС США «RB-29» из 91-й стратегической разведывательной эскадрильи (с базы Йокото, Япония). Судьба 12 членов его экипажа остается неизвестной.

7 октября 1952 г. нашему «МиГу» удалось сбить у Курил еще один американский самолет-разведчик «RB-29» из той же 91-й эскадрильи. Из 8 членов экипажа наши поисково-спасательные силы обнаружили только безжизненное тело капитана ВВС США Джона Донэма, которое было предано земле советскими пограничниками на курильском острове Юрий (в 1994 г. его останки были эксгумированы американской стороной и перезахоронены на национальном Арлингтонском кладбище).



Кстати, надо отдать должное американцам, которые делали все возможное, чтобы спасти оставшихся в живых своих воинов (к примеру, во время войны в Корее, Вьетнаме у них действовали специальные оперативные поисково-спасательные группы, которые быстро оказывались на месте сбитого вертолета или самолета ВВС США), а также, чтобы во что бы то ни стало отыскать тела погибших, установить их имена и с почестями предать земле на родине. В СССР же, да и нынче в России, живых-то не жаловали и не жалуют, а о мертвых и говорить не приходиться. После Великой Отечественной войны прошло уже 58 лет, а земле до сих пор не преданы по разным оценкам от 800 тыс. до 1,5 млн солдат, павших на поле брани, защищая Отечество от гитлеровского нашествия. А ведь старая мудрость гласит: войну нельзя считать оконченной до тех пор, пока не похоронен, как положено, последний солдат.

… Рано утром 29 июля 1953 г. РЛС ТОФ в 130 милях к югу от мыса Гамова был обнаружен неизвестный самолет, идущий курсом на Владивосток. Спустя 12 мин. с аэродрома истребительно-авиационного полка в Николаевке были подняты по тревоге в воздух для перехвата супостата два дежурных истребителя «МиГ-17», пилотируемые гвардии капитаном Александром Рыбаковым и гвардии старшим лейтенантом Юрием Яблоновским. В 7 час. 11 мин. командир звена А. Рыбаков обнаружил над нашими территориальными водами на расстоянии 10 км к югу от острова Аскольд самолет-нарушитель, оказавшийся американским бомбардировщиком «Б-50». Янки отреагировали на сигнал наших пилотов, что они находятся в воздушном пространстве СССР и должны немедленно покинуть его, огнем, повредив «МиГ» А. Рыбакова. Наши ударили из авиационных пушек в ответ. И в 7 час. 16 мин. — через 15 мин. после вхождения в советское воздушное пространство — «Б-50» ВВС США рухнул в воду в 8 милях к югу от острова Аскольд, где на глубине примерно 3 тыс. м его обломки покоятся по сей день. Спустя сутки американскому миноносцу удалось спасти одного из членов экипажа самолета — второго пилота лейтенанта Джона Роуга. Теряли самолеты в годы «холодной войны» и мы. В этом черном списке их значится 14. Правда, американская сторона, насколько нам известно, признает только два сбитых ими советских самолета. Это бомбардировщик «А-20Ж» «Бостон» (полученный по ленд-лизу от США в 1944 г.), сбитый 4 сентября 1950 г. в районе острова Хайон-дао палубными истребителями с американского авианосца «Воллей Родж» (останки одного из летчиков лейтенанта Мишина, нам вернули в 1956 г.). И безоружный, переделанный в пассажирский «Ил-12», следовавший из Порт-Артура во Владивосток, и уничтоженный истребителями американских ВВС 27 июля 1953 г. — в день окончания войны на Корейском полуострове (на борту находился 21 человек, включая членов экипажа; урны с их прахом 18 декабря 1953 г. были преданы земле в сквере на остановке «Дальзаводская» во Владивостоке).

Причастность к гибели остальных наших самолетов американцы отрицают, поэтому о их судьбе и по сей день ничего не известно. Назовем некоторые из них. 15 июля 1964 г., отслеживая действия авианосной ударной группы ВМС США в 200 милях к востоку от Японии, пропал наш «Ту-16Р». 25 мая 1968 г. другой «Ту-16Р», выполняя разведполет в районе нахождения американской авианосной ударной группы в Норвежском море, внезапно загорелся и рухнул в воду. Янки обнаружили тела трех пилотов из семи и передали их на советский боевой корабль. 10 января 1978 г. в районе Японских островов сгинул в неизвестности советский самолет «Ту-95РЦ» со всем экипажем… Но если периодически нам удавалось-таки сбивать обычные самолеты ВВС США, то «достать» американский «призрак» — новый самолет-разведчик «У-2» фирмы «Локхид» (строились с 1956 г.) с малой отражающей поверхностью и потолком высоты полета 20-25 км — мы не могли («МиГ-19» выше 17,5 км подняться не мог, не было и таких ракет). А «У-2» тем временем совершенно безнаказанно совершал полеты практически над всей территорией Советского Союза, в т.ч. над Москвой и Ленинградом (оборона которых считалась одной из самых надежных в мире), собирая необходимую развединформацию.

В рамках секретной разведывательной программы «Моби-дик» спецслужбы США запускали в советское воздушное пространство и специальные высотные баллоны-аэростаты, оснащенные автоматическими фотокамерами и прочей шпионской техникой, которые пилоты как СССР, так и США зачастую принимали за НЛО. В 1957 г. наши зенитчики на Курилах обнаружили такой аэростат и даже открыли огонь, но безрезультатно — цель была на слишком большой высоте.

Но всему когда-то бывает предел. И мы, наконец, «вдарили». Хотя некоторые наши авиаконструкторы, да и другие ученые мужи, не могли долго поверить, что на такой немыслимой высоте мог часами «висеть» самолет, а посему склонялись к мысли, как и летчики, что это скорее всего НЛО.

События 1 мая 1960 г. продемонстрировали, что аномальные явления или какая-либо чертовщина в данном случае были ни при чем. В этот день в районе промышленного Свердловска (ныне Екатеринбург), напичканного оборонными предприятиями, объявился на своей недосягаемой высоте самолет-шпион ВВС США «У-2», который пилотировал летчик Френсис Гарри Пауэрс. Наши зенитчики ракетой нового комплекса «С-75», наконец, без особого труда «достали» его. Самолет рухнул на землю. Пилот же, вместо того чтобы покончить с жизнью, как ему было велено по инструкции, предпочел катапультироваться и сдаться на милость победителей. Правда, наши зенитчики тогда завалили и еще один самолет. Свой. По ошибке. Летчика Сафронова посмертно наградили орденом закрытым указом. А вдове погибшего капитана велели не распространяться о том, что случилось с мужем.



Пауэрса судили и посадили, правда, ненадолго. Вскоре его обменяли на нашего разведчика полковника Рудольфа Абеля (Фишера), схваченного в США еще в 1957 г.

А спустя два месяца, 1 июля 1960 г., над Балтикой мы сбили еще одного воздушного шпиона — самолет «РВ-47», экипаж которого не захотел подчиниться и сесть на наш аэродром. Один член экипажа при этом погиб, двое других — лейтенанты ВВС США Д. Маккоун и Ф. Олмстед — были захвачены в плен, их впоследствии вернули на родину.

Так в начале 60-х гг. было закрыто воздушное пространство нашей Родины. Пока его в мае 1987 г. не раскупорил немецкий пилот-любитель 19-летний Матиас Руст, который на День пограничника сел на своей легкомоторной «Сессне» прямо на… Красной площади Москвы. Среди военно-политического руководства СССР был шок. Это было гораздо больше, чем позор…

Последний случай противостояния в воздухе периода «холодной войны», по нашим данным, произошло в том же 1987 г. 13 сентября. НАТО проводило военно-морские учения по соседству с нашими северными границами. Понятно, что мы следили за ними, они — за нами. Обычное дело в таких случаях. Когда наш истребитель «Су-27» по приказу совершил учебный перехват норвежского патрульного самолета «Р-3» «Орион» и стал вести его над нейтральными водами Баренцева моря, норвежец попытался специальным маневром не только отделаться от советской «Сушки», но и наказать ее пилота. Но он не учел уникальные технические возможности «Су-27» и в итоге «Орион» пострадал сам, задев винтом концовку киля нашего самолета. Винт норвежца посыпался, поразив осколками крыло и фюзеляж «Ориона», который, задымив и дав сигнал бедствия, едва дотянул до своей базы…

И был дипломатический скандал. Нашего летчика обвинили в «самодеятельности» и примерно наказали в назидание другим — набирала обороты горбачевская эпоха «нового мышления», когда сдавалась одна за другой с таким трудом завоеванные позиции на милость США и резко стали меняться политические приоритеты, в результате чего потенциальный противник стал «партнером». Жесткое противостояние «холодной войны», казалось бы, кануло в Лету и стало достоянием истории. Нет уже ни СССР, ни социалистического военного блока «Варшавский договор». Однако, судя по событиям в мире в последние годы, американцам по-прежнему неймется. Провозглашенные же «партнерские» отношения с Россией в полной мере нельзя считать таковыми. Авиация США, как и в былые времена, висит вдоль наших границ, разве что только не вторгаясь в российское пространство, спутники-шпионы и наземные станции слежения бдят «в оба» за русскими «друзьями», а атомные субмарины периодически обнаруживаются у военно-морских баз России на Севере и на Дальнем Востоке: у берегов Камчатки, в заливе Петра Великого в районе острова Аскольд…

Об этом пишет сегодня Военное обозрение.

Мы их не бросим
Политическое руководство нашей страны пошло на максимально возможные шаги навстречу западным партнерам по ситуации на Украине.


  • США,
  • ВВС,
  • Район,
  • СССР,
  • Война
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: