Israel Military Industries (Израиль): война на два фронта

Генеральный директор концерна Israel Military Industries Ави Фелдер сражается на два фронта.

В условиях сокращения оборонных бюджетов по всему миру он ведет госкорпорацию к приватизации, пытаясь одновременно удерживать зарплаты и обеспечивать рост продаж. Об этом он рассказал в интервью порталу IsraelDefense.

— Давайте начнем с вопроса о приватизации. Вы действительно полагаете, что IMI будет приватизирована? Разговоры об этом ведутся уже давно, но ничего так и не произошло.

— Дело в том, что сейчас такой период, когда все изъявили решать проблемы IMI, которые накопились за много лет: это министерство обороны, министерство финансов, Хистадтрут (Национальный союз трудящихся), сами рабочие и руководство. Этот процесс начался три года назад. Руководство корпорации предложило акционирования. Это предложение несколько раз пересматривалось, и сегодня IMI находится на пороге приватизации. Употребляя этот термин, я имею ввиду, что корпорация будет распродаваться по блокам (включая все отделения и филиалы) по принципам, которые правительство сочтет целесообразными. Хотя я полагаю, что это будет происходить на конкурсной основе.

Пояснения портала

IMI и Rafael создавались в качестве подразделений министерства обороны. Оба концерна в течение долгого времени приносили убытки. В рамках «плана по восстановлению» IMI стала госкомпанией в 1990 г. Однако из-за высоких процентных ставок по долговым обязательствам, а также многомиллионных ежегодных выплат пенсионерам и рабочим, которые не могут быть уволены, IMI испытывала разного рода ограничения. Даже несмотря на то, что портфель заказов держится на уровне одного миллиарда долларов, эти платежи сильно сказываются на функционировании компании. Rafael же в отличие от IMI, стал государственным всего 10 лет назад, вдобавок государство списало всего его долги, что, естественно, привело концерн к высоким финансовым показателям.

В результате превращения из корпоративной единицы в государственную в 1990 г. IMI испытывает хронические трудности. Я вовсе не хочу представлять ситуацию в дурном свете. Проблема лишь в том, что IMI взяла на себя большую долю ответственности, которая ранее лежала на государстве. А обычная бизнес-компания не может иметь дело с такого рода проблемами.

В настоящее время 5 команд разрабатывают проект приватизации. Первая проблема, с которой мы справились, касалась рабочих. Все стороны договорились, что 950 из боле чем 3000 рабочих оставят компанию, а для оставшихся будет создана система поддержки, включая продление рабочего контракта до 2016 г. Гарантии занятости для оставшихся сотрудников будут включать гарантию минобороны (которое является одновременно клиентом и собственником), полученную за счет производственных направлений, которые считаются базисными.

— Какие факторы откладывают приватизацию?

Одной из нерешенных проблем остается структура активов IMI, но шаги в этом направлении предпринимаются. Например, земельные участки: мы будем освобождать крупные площади недвижимого имущества в районе Ramat Hasharon, а до 2020 года планируется переместить все химические производственные мощности в Негев.

Но решение одних лишь земельных вопросов не решит проблемы капитала в целом. Более сложной проблемой являются займы, полученные IMI от государства. Годами IMI выплачивало пенсионерам суммы, сравнимые с со всеми полученными компанией займами, и это при условии, что за этих людей несет ответственность государство. Если бы оно действительно заботилось о пенсионерах, IMI сейчас бы не находилась в долгах. Поэтому государству следовало бы списать их.

— Будет ли тендер на приватизацию IMI открытым для иностранных компаний? Если будет, то как государство будет обеспечивать контроль над технологическими разработками, такими как, например, ракетные двигатели, производящиеся на заводе Givon?

— Управление госкомпаниями откроет тендер и приобретет основной пакет акций каждого из заводов. Я предполагаю, что в решающий момент перед приватизацией кто-нибудь настоит, что новым владельцем IMI будет именно израильская компания или иностранная компания, сотрудничающая с Израилем. Этот вопрос все еще остается открытым.

— Возможна ли ситуация, если IMI будет продана одной из двух оставшихся государственных оборонных компаний?

— Определенно нет. Приватизация означает передачу в частные руки, а не в государственные.

— Всего лишь год назад казалось, что IMI станет частью Rafael, но этого поглощения так и не произошло. Что этому помешало?

— Мы сами не были напрямую вовлечены в этот процесс. Его затеяло государство. В отличие от минфина и минобороны, которые разрабатывали эту инициативу, мы не являемся владельцами IMI. Тем не менее, эта затея в итоге заглохла.

Борьба за системы активной защиты

Ави Фелдер родился в Рамат Гане, служил в Армии обороны Израиля в инженерных войсках, сделал карьеру в корпорации Israel Military Industries. Он начал работать в компании за неделю до начала первой войны в Ливане в 1982 г. Работая на заводе по производству бронетранспортеров (Slavin AFV), он добился больших успехов и дослужился до президента IMI. Во время работы над 700-миллионным проектом по модернизации турецких танков в 2002 г., Фелдер являлся одной из ключевых фигур.

В 2005 г. Фелдер был назначен генеральным директором IMI и вскоре получил похвалу за свой вклад в существенное увеличение объема продаж компании, несмотря на внешние препятствия. Одновременно он возглавлял филиал IMI Ашот Ашкелон, который специализируется на производстве гусениц для бронетранспортеров и комплектующих для воздушных систем. Согласно отчетам завода Ашот Ашкелон, миновав кризис, он начал приносить прибыль, что позволило приобрести дочернее предприятие в США за 4 млн долл. Фелдер акцентирует внимание на том, что параллельно с увольнениями, продиктованными приватизацией, компания нанимает десятки молодых инженеров.

Одним из относительно недавних достижений IMI является создание активной защиты для танков и бронетранспортеров «Железный Кулак». Во время ее разработки Фелдер был молодым инженером, участвовавшем в проекте. После второй Ливанской войны минобороны выделило средства для возобновления развития проекта. Rafael также получил средства от военного ведомства и вовремя произвел собственную версию активной оборонительной системы — Trophy.

Будучи принципиально похожими, эти две системы работаю по-разному. Trophy запускает небольшие металлические снаряды для уничтожения встречных, а «Железный кулак» пускает ракету-перехватчик. По понятным причинам руководству IMI не пришлось по душе то, что минобороны полгода назад заблокировало финансирование системы «Железный кулак» и обратило все внимание на систему производства Rafael. Несмотря на то, что на первых танках Merkava IV были установлены системы Trophy, IMI решило самостоятельно продолжать разработку собственной системы. Компания даже подписало соглашение о сотрудничестве с американским оборонным гигантом General Dynamics с целью совместно развивать производство активных систем обороны для рынка США. В 2011 г. «Железный Кулак» успешно перехватывал ракеты и реактивные гранаты во время испытаний.

— Минобороны недавно приняло решение соединить Trophy и «Железный Кулак» и создать комбинированную систему, отдав при этом Rafael полный контроль над производством. Вы соглашались на это?

— Минобороны хочет объединить эти системы, но IMI продолжает развивать свою собственную. В министерстве будут выбирать, что устанавливать на дополнительные танки Merkava IV, а также БТР Namer в апреле или мае этого года. Тогда и будет запущен тендер.

Мы не согласны с выбором минобороны в пользу Rafael. Оно не должно решать, что нам продавать за рубеж. Это конфликт интересов владельца, регулировщика и клиента. Будучи владельцем IMI, минобороны несет ответственность за успехи компании, но в качестве клиента оно может закупать продукцию другой компании. Я не против слияния наших систем, вопрос в том, как это сделать.

Мы заявили, что если минобороны планирует объединить «Железный Кулак» и Trophy в одну систему, то в команду разработчиков должны войти специалисты из обеих компаний. Сейчас мы не согласны с тем, что Rafael должен быть единственным разработчиком. IMI намерена продолжать инвестировать в собственные активные оборонительные системы, производство которых рассматривается нами в качестве одного из важнейших источников роста компании.

«Железный Кулак» доказал свою эффективность против всех типов ракет, и он может устанавливаться на легкие платформы. Это легкая и компактная система с минимальными установочными требованиями, которая подходит для любого БТР. Наша система также довольно бюджетная — она намного дешевле, чем любая другая представленная на рынке, включая Trophy.

«Железный Кулак» готов к применению. Конец 2011 г. был намеченным сроком, и мы сдержали обещание. На прошлогодних испытаниях в США и Европе «Железный Кулак» получил высокие баллы и превзошел Trophy. Даже несмотря на то, что Trophy находится в эксплуатации, а наша система нет, «Железный Кулак» успешно прошел обязательные испытания, а в отдельных случаях даже перехватывал снаряды, направленные непосредственно в него, благодаря системе лазерного подавления.

IMI профессионально специализируется на продукции, связанной с бронетанковой техникой. В Rafael работают действительно талантливые инженеры, которые разрабатывают первоклассные ракеты класса воздух-воздух, а также лучшие в мире зенитно-ракетные вооружения, но они мало понимают в вопросах бронетанковой техники. У меня есть блестящая идея для ракеты класса воздух-воздух, которая собьет любой самолет, вылетевший из Дамаска, ровно за 7 секунд. Это отличная идея, но я не могу развивать ее, так как не знаю с чего начать и как претворить ее в жизнь. Перед тем, как начать заниматься новой областью, требуется опыт и определенный бэкграунд.

Эту мысль мы пытаемся донести до Минобороны и до тех, кто нас слушает. Мы производили боеприпасы с ускорителями для увеличения их кинетической энергии для наземных сил и мы строили защитные убежища для школ в поселке Сдерот, потому что IMI сама делает ракеты Кассам для испытаний. Точно также я заявлял в Минобороны, что Rafael — это действительно хорошая компания с талантливыми инженерами, но причина, по которой они гонятся за ложными целями, пытаясь производить системы активной защиты, заключается в том, что они попросту никогда не ездили на танке. Однако этот пункт, как правило, не учитывается по политическим соображениям.

Высокоточное оружие

Минобороны вскоре выберет следующую систему активной защиты. После своего комментария на тему этого «перетягивания каната» между системами «Железный Кулак» и Trophy, Фелдер понизил голос и начал разговор о том, что IMI инвестирует огромные средства на разработку высокоточных эффективных ракет стоимостью 40 тыс. долл. за штуку.

IMI разработала высокоточную тактическую, артиллерийскую ракету «Экстра», которая имеет дальность действия 150 км. IMI также произвела предельно высокоточную ракету дальностью 50 км под названием «Волшебное Копье». Обе ракеты поставляются за рубеж, но не стоят на вооружении ЦАХАЛа (Генеральный штаб в ближайшие месяцы примет решение относительно закупки этих ракет в соответствии с планом военного бюджета на 2013-2017 гг.).

Приватизация отнимает большую часть времени у руководства. Тем не менее, как коммерческое предприятие, мы работаем, словно вовсе нет никакой приватизации. Наша деятельность основана на стратегическом анализе разных тенденций, проведенном в 2009 г. с расчетом до 2015 г. Оценка бюджетных возможностей стран-покупателей и наши собственные реальные возможности стали отправной точкой для нашего дальнейшего бизнеса. Мы определились с технологическими направлениями, целями и продажами за границу.

Текущий спад деловой активности IMI я рассматриваю как возможность разрабатывать доступную продукцию, которая привлечет много новых клиентов. Наши высокоточные артиллерийские ракеты дешевле любых других, представленных на рынке. Нашим приоритетом является производство продукции, соответствующей ее заявленной стоимости, а это заставляет покупателя думать о соответствии цены и качества.

Расходы IMI на НИОКР оправдывают себя: в момент на начало 2012 г. не менее 75% продаж IMI составляли системы, разработанные в последние 5 лет – например, высокоточные направляемые ракеты.

Сейчас мы в основном сосредоточены на производстве высокоточных вооружений. Для пехоты это многофункциональные стрелковые системы MPRS и высокоточно-управляемые минометные системы.

Мы также разработали 105-мм противотанковый боеприпас APAM-MP-T M117/1 Rakefet и 120-мм APAM-MP-T M329 Kalanit. Сейчас идет разработка снаряда Hatzav, способного пробивать стены бункеров. Он будет обладать многими возможностями Каланита, но цена будет значительно ниже. Уже даже поступили заказы на эти снаряды.

Другим важным направлением является производство боеприпасов. Здесь мы пытаемся снижать закупочные цены для государства. Мы хотим обеспечить ЦАХАЛ вооружениями наивысшего качества».

— Может ли IMI что-нибудь предложить Армии обороны Израиля в качестве нового самоходного орудия, вопрос о котором вскоре встанет на повестку дня?

— Мы работаем в этом направлении и с ЦАХАЛом, и с иностранными компаниями, и уже представили некоторые наши идеи для сухопутных войск.

Мы специализируемся на поддержании боеспособности вооружений на протяжении 30-40 лет по невысокой цене. Мы работаем на этим и в Израиле, и в других государствах. Здесь можно вспомнить модернизацию турецких танков и другие проекты — например, модернизацию бронетранспортеров M-113 APCs для бразильской морской пехоты.

Мы работаем с БТР примерно так же, как врач обследует пациента. Когда больной приходит к доктору с болью в груди, тот проверяет, где находится источник этой боли – в голове, ногах или еще где. Когда я сталкиваюсь с проблемой, я рассматриваю ее комплексно. Я не буду заменять пушку, если только гусеницы, башня, система управления огнем или электроника нуждаются в модернизации.

Об этом сообщает сегодня Военное обозрение.

Война на всех фронтах
До российского правительства, наконец, дошло, что его политическая оппозиция финансируется из средств содержащегося американскими налогоплательщиками Национального фонда демократии и прочих подставных организаций ЦРУ/Госдепартамента в попытке свергнуть российскую власть и установить в географически самой большой стране американское марионеточное государство; в стране, ядерного арсенала которой, достаточно для сдерживания агрессии Вашингтона.

Лавров: кое-кто в США хотел бы заставить Россию воевать на два фронта
Некоторые политики в США хотели бы видеть Россию, воюющую на 2 фронта, чтобы жизнь в Сирии ей «не казалась мёдом», передаёт РИА Новости заявление главы российского МИД Сергея Лаврова.

Антикризисная война на два фронта
В 2015 год Россия вошла отягощенная конфронтацией с Украиной и с западными странами, оказывающими поддержку Киеву.

Генетическая война на продовольственном фронте – это всего лишь миф?
С каждым годом все большую озабоченность вызывает такая проблема как обеспечение населения планеты продуктами питания.


  • Система,
  • Фелдер,
  • Минобороны,
  • Ракета,
  • Компания
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: