Главный стереотип о российской армии

В последние годы российскую армию критикуют даже те, кто к ней ни имеет и не имел ровным счетом никакого отношения.

Если навскидку взять 10 любых газетных, журнальных или интернет-публикаций, то можно увидеть, что в 7-8 из них будет содержаться критика чего бы то ни было, касающегося армейского быта, стратегии и тактики, оснащенности, методик обучения личного состава и т.п. И если критика конструктивна и опирается на реальное положение вещей, то это может пойти Вооруженным Силам России только на пользу, но в большинстве случаев критика напоминает переливание отдельно взятого факта из одного грязного сосуда в другой с целью превратить его в некую безразмерно раздуваемую субстанцию, далекую от реальности. При этом, как гласит известный общественный закон: критиковать всегда легче, ибо на критике можно получить некие собственные преференции. Вот и набирается охотников покритиковать столько, что порой этот общий гвалт критиканства забивает даже объективную действительность.

Одной из излюбленных тем для критики принципиальной концепции существования российской (красной, советской, русской) армии в разные времена было то, что в ней (армии) никогда не было идеи сохранения личного состава, а существовал один единственный принцип: победа любой ценой, победа ради победы. Мол, отечественные военачальники никогда особого внимания не обращали на рядовой состав, а с помощью этого «пушечного мяса» решали те задачи, которые возвышали их самих перед государственной властью. Завалят, мол, врага трупами своих же солдат, и получают звезды, медали и кресты на грудь, хотя можно было бы победить более «цивилизованно»…

Но, во-первых, победителей, вообще-то, судить не принято, а во-вторых, всегда во время приступов излишней стратегической лихорадки нужно ставить себя (насколько это возможно) на место тех, кто в определенный момент руководил операцией и отдавал приказы. Усевшись в теплом кресле и потягивая дежурный кофе из дежурного стакана, ведь так удобно подвергать критике тех, кто был вынужден принимать по-настоящему судьбоносные решения.

Однако любители покритиковать российскую стратегию ведения каких бы то ни было войн нередко «забывают» о том, что в военной истории нашего Отечества есть немало примеров операций, которые приводили к победе с минимальными потерями среди личного состава. Почему о них так редко упоминается в прессе? Да потому что это не укладывается в общую навязываемую концепцию критиканства. Куда удобнее выставить всех русских командиров твердолобыми безумцами, которые готовы бросить против танкового батальона противника столько солдат, сколько будет нужно, чтобы танки увязли в трупах, а после объявить себя победителями… Куда удобнее объявлять, что российская военная стратегия настолько деструктивна, что российской армии уже ничто и никто не поможет… И ведь молодежь-то активно цепляется за эту информационную наживку!

На фоне постоянного критиканства в адрес российской армии, стоит привести один знаковый пример того, что формируемое общественное мнение по поводу тотального непрофессионализма российских офицеров — нередко лишь попытка убедить современную молодежь в том, что служба в армии – это тяжкое бремя, которое погубит любого молодого человека.

Осень 1999 года. Активная фаза второй Чеченской. Финансируемые с помощью арабских посредников чеченские боевики осели во втором по величине городе Чечни – Гудермесе. Если не действовать быстро, то это позволит боевикам продолжать превращение населенного пункта в очередную неприступную крепость, взять передышку, зализать раны и провести контрудар по федеральным войскам. Поэтому командование приняло решение брать город. Рассматривались два варианта.

Первый: воспользоваться методом тотальной зачистки, когда под пули и танковые гусеницы могут попасть не только боевики, но и сотни мирных жителей. Второй: договориться с местными старейшинами с той целью, чтобы они уговорили боевиков сдаться.

Генерал Трошев решил избрать второй вариант. Однако этот вариант так бы и остался нереализованным, если бы не скрытный ночной марш в город колонны бронетехники полковника Геворка Исаханяна. Исаханян принял решение провести 234-й полк ВДВ в Гудермес под покровом ночи. 10 км были преодолены на БТР и БМД, двигающихся с выключенными фарами на минимальной скорости. Такого хода со стороны полковника Исаханяна боевики явно не ожидали, так как были уверены, что федеральные войска, если и начнут входить в город, то ранним утром. Уже после того, как псковские десантники закрепились в городе, Исаханян вдруг услышал приказ о том, что в Гудермес входить не нужно. Якобы боевики уже стали отвечать на предложение старейшин покинуть город и даже сдать оружие… Однако сами бойцы 234-го полка прекрасно понимали, что никаких контактов старейшин и боевиков в городе нет, а вместо этого идет активная подготовка к «встрече» федеральных войск. И пока эта подготовка со стороны международных террористов проходила, подчиненные полковника Исаханяна перекрыли все основные маршруты по выходу из города, фактически взяв Гудермес в плотное кольцо.

Осознав, что псковские десантники их опередили, боевики предприняли несколько попыток прорвать кольцо федеральных сил, однако все попытки оказались безуспешными. После очередной атаки в городе воцарилась подозрительная тишина, которая могла говорить только о том, что боевики готовятся либо к новому удару, либо к попытке покинуть город, скажем так, через «черный ход». И таким «черным ходом», по мысли полковника Исаханяна, могло стать для боевиков русло реки Белка. К реке была отправлена специальная группа, которая выставила там минные заграждения. Именно на эти заграждения и нарвались бандиты. Далее в бой вступили бойцы ВДВ, с берега открывшие шквальный огонь, в ходе которого за несколько часов удалось уничтожить 53 боевиков при собственных минимальных потерях.



За эту операцию многие бойцы были представлены к высоким наградам, а полковник Исаханян получил звезду Героя России.

Это один из примеров того, что «завалить врага трупами» — стереотип о российском командовании, который часто культивируется искусственно. Очевидно, что полковник (а ныне генерал) Исаханян – это далеко не единственный российский офицер, который всей своей службой нарушает этот стереотип.

К сожалению, появляется осознание, что армии современной России приходится воевать еще и на информационных фронтах, где много охотников до провокаций. Будем надеяться, что и здесь найдутся свои офицеры, способные принимать нетривиальные решения, заставляя критиканов, уже имеющих на руках белый билет, выбросить еще и белый флаг.

Об этом сегодня сообщает Военное обозрение.

Ода США российской армии – оружие «распильщиков» военного бюджета
В последнее время в информационном пространстве стали появляться «хвалебные оды» о российской армии, и сетования о слабости ВС США со стороны американских военных и СМИ.

Минобороны опубликовало проморолик о российской армии
Видео продолжительностью 1 минуту опубликовано в интернете в пятницу.

Порошенко запретил к показу на Украине все фильмы, позитивно рассказывающие о российских силовых структурах
Президент Украины Пётр Порошенко подписал закон, согласно которому на Украине отныне запрещается показ фильмов, в которых в позитивном ключе рассказывается о силовых структурах и спецслужбах Российской Федерации.

Женское лицо российской армии
Все мы знаем, что война – это не женское дело.


  • Армия,
  • Боевик,
  • Город,
  • Исаханян,
  • Полковник
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: