Ракетные крейсера Советского Союза

«Ракетно-космическая» эйфория, охватившая нашу страну в 60-х годах прошлого века, сейчас используется как повод для насмешки над советским руководством.

На самом деле, энтузиазм, подкрепленный мощной конструкторско-промышленной основой, дал отличные результаты.
На советском ВМФ тоже произошли изменения – снимались со стапелей артиллерийские корабли Сталинской Эпохи. Взамен появились сразу два проекта боевых кораблей с управляемым ракетным оружием – большие противолодочные корабли пр. 61 и ракетные крейсера пр. 58. Предлагаю сегодня поговорить подробнее о «проекте 58».

Разработка корабля с ракетным оружием началась в 1956 году. Нужно напомнить читателям, в каком положении находился ВМФ СССР в те годы. Основу надводного флота составляли 5, заложенных еще в 1939 году, крейсеров пр. 68-К и 15 крейсеров пр. 68-бис., являющиеся их модернизацией. Как показал опыт Второй Мировой, артиллерийские корабли утратили свое значение. Старые крейсера могли привлекаться для решения ограниченного круга задач, демонстрации флага или огневой поддержки морского десанта, но выстоять против эскадры «вероятного противника», имеющего в своем составе авианосцы, они были не в состоянии.
Не лучше было состояние миноносных сил: 70 эскадренных миноносцев пр. 30-бис являлись развитием предвоенного «проекта 30». Разумеется, ничего хорошего ждать от них не приходилось – корабли совершенно не удовлетворяли нормам того времени и привлекались лишь к охране территориальных вод на Балтике и Черном море. Единственный вразумительный довод, зачем строили эти морально устаревшие эсминцы- это необходимость экстренного насыщения послевоенного советского флота любой, даже столь неказистой, техникой.
Каждый год состав ВМФ стал пополняться новыми эсминцами пр. 56, как показало время – чрезвычайно удачными кораблями. «Проект 56», проектировавшийся в угоду амбициям товарища Сталина, оказался морально устаревшим еще на момент закладки, но, благодаря усилиям инженеров, удалось «перепрофилировать» артиллерийские эсминцы в противолодочные корабли и носители ракетного оружия. Т.е. по своему прямому профилю – артиллерийскому бою в составе эскадры – они никогда не применялись и применяться не могли в принципе.

Единственный сильный и многочисленный класс – подводные лодки, тоже требовал скорейшей модернизации. В 1954 году в состав ВМС США вошла первая атомная подводная лодка «Наутилус» — в начале 60-х СССР сократит свое отставание, выпустив на просторы океана сразу 13 атомных субмарин пр. 627 «Кит» и 1 экспериментальную подлодку К-27, ядерный реактор которой использовал жидкий металл в качестве теплоносителя. Но в конце 50-х вопрос оставался открытым. Более того, подводные лодки априори не могли быть «хозяевами океана». Их главное оружие – скрытность, заставляло действовать исподтишка, заранее отдавая инициативу надводным кораблям и палубной авиации.
Исходя из вышесказанного, возникает резонный вопрос – что мог ВМФ СССР противопоставить на просторах Мирового Океана авианосным группировкам США и их союзников? СССР – не Америка, а Варшавский договор – не НАТО. Организация стран Варшавского договора держалось исключительно на экономической, технической и военной мощи Советского Союза, вклад остальных стран-сателлитов был символическим. Серьезной помощи ждать было не от кого.

Именно в таких условиях создавались ракетные крейсера пр. 58, головной из которых получил имя «Грозный». Весьма непривычное имя для корабля I ранга скажете вы. Верно, ведь изначально «Грозный» планировался как эскадренный миноносец с ракетным оружием. Более того, при полном водоизмещении 5500 тонн, он и являлся таковым. Для сравнения, его ровесник, американский эскортный крейсер типа «Леги», имел полное водоизмещение 8000 тонн. При этом, в США создавались куда более крупные конструкции, относящиеся к классу «крейсер» — полное водоизмещение «Олбани» и «Лонг Бич» достигало 18 000 тонн! На их фоне советский кораблик смотрелся совсем крошечным.

Единственное, что отличало «проект 58» от заурядного эскадренного миноносца, была его невероятная ударная мощь. Изначально создаваясь для борьбы с крупными морскими соединениями противника на загоризонтной дальности, «Грозный» получил в качестве «главного калибра» 2 четырехзарядные пусковые установки для запуска противокорабельных ракет П-35. Итого – 8 противокорабельных ракет + еще 8 в подпалубном погребе. Многорежимная крылатая ПКР комплекса П-35 обеспечивала поражение морских и прибрежных целей на дальности 100…300 км, при высоте полета от 400 до 7000 метров. Скорость полета менялась от режима полета, достигав на больших высотах 1,5М. Каждая ПКР снаряжалась 800 кг боевой частью, при этом одну из 4-х ракет пусковой установки полагалось оснащать «специальной» боевой частью мощностью 20 кт.



Слабым местом всей системы было целеуказание – дальность обнаружения радиолокационных средств корабля была ограничена радиогоризонтом. Нанесение ударов по надводным кораблям на дистанциях, многократно превышающих дальность прямой радиолокационной видимости, потребовало создания системы разведки и целеуказания для противокорабельных ракет на основе самолетов Ту-16РЦ, Ту-95РЦ, оснащенных аппаратурой трансляции радиолокационной информации на боевые посты крейсера. В 1965 году впервые была осуществлена передача с самолета-разведчика на корабль-носитель противокорабельных ракет радиолокационного изображения района океана в реальном масштабе времени. Таким образом, в СССР впервые в мире была создана разведывательно-ударная система, включающая средства разведки, ударное оружие и их носители.
На самом деле — не слишком удачное решение: в случае реального конфликта медленный одиночный Т-95РЦ мог быть легко ликвидирован палубными перехватчиками, а время его развертывания в заданном районе Мирового Океана превышало все мыслимые пределы.

Из других досадных просчетов отмечается наличие 8 запасных ракет – как показала практика, перезарядка в открытом море оказалась практически невыполнимым мероприятием, более того, в случае настоящего морского боя крейсер вполне мог не дожить до повторного залпа. Многотонные «болванки» не пригодились и служили балластом.

Стараясь втиснуть в ограниченные размеры корпуса «эсминца», сверхмощное вооружение, конструкторы сэкономили на самом главном, поставив под сомнение всю систему. На восемь готовых к запуску ПКР приходилась лишь одна система управления. В результате, корабль мог дать подряд два четырехракетных залпа (уменьшение числа ПКР в залпе снижало их шансы на преодоление ПВО кораблей) либо выпустить сразу оставшиеся 4 ракеты на самонаведении (что пагубно сказывалось на их точности).
Несмотря на все недостатки, это была вполне реалистичная угроза для морских группировок противника, с которой заокеанским адмиралам приходилось считаться.

К слову, в это же время, в составе ВМФ СССР стали появляться дизельные субмарины пр. 659 и пр. 675, оснащенные ракетным комплексом П-6 (модификация П-35 для размещения на подводных лодках, боекомплект — 6 ПКР). Несмотря на их значительное количество (более 30 единиц), каждая из них была несравнима по возможностям с крейсером пр. 58. Отчасти это объясняется тем, что в момент запуска, а также на протяжении всего полета ПКР к цели, подлодка была обязана находиться в надводном положение, контролируя полет своих ракет. При этом, в отличии от крейсера, подводные лодки вообще не имели зенитных средств.

«Грозный» стал первым советским кораблем оснащенным сразу двумя ракетными комплексами – помимо П-35, на крейсере имелся зенитно-ракетный комплекс М-1 «Волна» с эффективной дальностью стрельбы 18 км. Сейчас кажутся наивными рассуждения о том, как одноканальный ЗРК с боекомплектом 16 ракет сможет отразить массированную атаку авиации, но в те времена ЗРК «Волна» считалась гарантом боевой устойчивости крейсера.
Сохранилась артиллерия – на корабле смонтировали 2 автоматические установки АК-726 калибра 76 мм для прикрытия задней полусферы. Темп стрельбы каждой – 90 выстр/мин. Опять же, наличие единственной системы управления огнем превращало «две установки в одну»: артиллерия могла лишь синхронно обстреливать общую цель. С другой стороны, плотность огня на выбранном направлении возрастала.
Вы не поверите, но места хватило даже на торпедное вооружение и «классические» РБУ для поражения подводных лодок и выпущенных торпед в непосредственной близости от крейсера. А в кормовой части удалось разместить вертолетную площадку. И все это великолепие – при полном водоизмещении всего 5500 тонн!

Картонный меч или супер-крейсер?

За невероятную огневую мощь пришлось заплатить дорогую цену. Несмотря на отличные ходовые качества (макс. скорость – до 34 узлов), дальность экономического хода уменьшилась до 3500 миль на 18 узлах. (в ВМС США стандартным значением для всех фрегатов и эсминцев было 4500 морских миль на 20 узлах).
Другим следствием чрезмерной перебалансировки корабля в сторону огневой мощи стало полное (!) отсутствие конструктивной защиты. Даже погреба боезапаса не имели противоосколочной защиты. Надстройки были выполнены из алюминиево-магниевых сплавов, а при отделке внутренних помещений применялись такие «инновационные» материалы, как пластик и синтетические покрытия.
Фолклендская война произойдет лишь четверть века спустя, но уже на этапе проектирования «Грозного» многие конструкторы высказывали опасения насчет пожароопасной конструкции корабля и чрезвычайно низкой живучести.

Внешний вид крейсеров «проекта 58» был весьма необычен: в архитектуре надстроек доминировали пирамидообразные мачты-надстройки, насыщенные большим количеством антенных постов. Такое решение диктовалось потребностью выделения больших площадей и объемов для размещения радиоэлектронных средств, а также, требованиями прочности подкреплений тяжелых антенн. Вместе с тем корабль сохранял изящный и стремительный силуэт, сочетавшийся с вполне оправданным названием «Грозный».

Во время визита в Североморск, Н.С. Хрущев был настолько впечатлен внешним видом и возможностями «Грозного», что запланировал совершить на нем визит в Лондон. На корабле срочно настелили виниловую палубу и роскошно отделали кают-компанию. Увы, в отношениях СССР и Запада началась «черная полоса», затем наступил Карибский кризис и Лондонский вояж «Грозного» отменили, чтобы не шокировать жителей Туманного Альбиона свирепой внешностью советского крейсера.



Всего по проекту 58 успели заложить 4 крейсера: «Грозный», «Адмирал Фокин», «Адмирал Головко» и «Варяг». Корабли честно отслужили по 30 лет в составе ВМФ СССР, став основой для создания новых крейсеров пр. 1134, более сбалансированных по своим возможностям.
За время боевой службы крейсера посетили с визитами Германию, Францию, Кению, Маврикий, Польшу, Йемен … отметились в Гаване (Куба), Найроби и Ливии. Демонстрировали свою монументальную мощь у берегов Вьетнама, Пакистана и Египта. Зарубежными специалистами всюду отмечалось, что характерной особенностью русских кораблей является их исключительно высокое насыщение огневыми средствами в сочетании с великолепным дизайном.

Об этом пишет сегодня Военное обозрение.

Тяжелый авианесущий крейсер проекта 1143.5 «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов»
Начало проектных работ по созданию крейсера проекта 11435 — 1978 год.

На Северном флоте пройдут крупномасштабные учения с участием авианесущего крейсера «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов»
В ближайшие два месяца моряков-североморцев ожидает очень насыщенная программа боевой подготовки, сообщил в пятницу командующий Северным флотом вице-адмирал Владимир Королёв.

Адмирал флота Советского Союза Троцкий
Атомный ракетный крейсер «Фрунзе», снимок сделан 25 мая 1986 года.

«Космический» флот Советского Союза
21 августа 1957 года был произведен успешный пуск первой советской (и первой в мире) баллистической ракеты, знаменитой «королёвской семерки», которая после незначительной доработки стала базовой ракетой-носителем для наших спутников и пилотируемых кораблей.


  • Крейсер,
  • СССР,
  • Ракета,
  • ВМФ,
  • Корабль
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: