«Транскаспийские мечты» Азарова: энергонезависимость или шантаж России?

Заявление премьер-министра Украины Николая Азарова о том, что Украина заинтересована в реализации проекта Транскаспийского газопровода, вызвало легкий ажиотаж и в нашей стране, и за рубежом — в первую очередь в России.

В частности, украинский премьер заявил об этом в ходе встречи с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым в Баку в начале апреля. Глава правительства напомнил, что Украина заинтересована в диверсификации поставок энергоносителей в страну. В связи с этим, отметил Азаров, когда стороны, участвующие в проекте строительства Транскаспийского газопровода, достигнут договоренностей, Украина готова рассмотреть вопрос своего участия в нем.

Также стали известны детали и условия, которые выдвигает правительство Украины к этому проекту. Так, согласно данным масс-медиа, Украина готова вложить в строительство Транскаспийского газопровода 790 млн евро инвестиций при условии включения в него ответвления до LNG-терминала в грузинском порту Кулеви, оттуда газ можно будет поставлять в Украину по морю (для этого необходимо построить ответвление от Транскаспийского газопровода, что позволит увеличить объем перевалки через терминал в Кулеви с нынешних 10 до 20 млрд кубометров газа в год). В Украине газ будет принимать LNG-терминал, который планируют построить в порту Южный. Также, по некоторым данным, Киев уже направил официальное предложение о своем участии в проекте Туркменистану и Азербайджану.

Причина резонанса, который вызвали эти планы Киева, имеет чисто политический привкус: как известно, проект Транскаспийского газопровода вызывает неприятие у России, поскольку призван подключить Туркменистан к проекту Nabucco. В то время, как последний имеет главной целью обеспечить страны ЕС каспийскими энергоносителями в обход РФ, т.е. уменьшить энергетическую зависимость Европейского Союза от российского газа. Также не секрет, что Nabucco является главным конкурентом российского «Южного потока» по поставке газа в Европу в обход Украины.

В частности, проект Транскаспийского газопровода (ТКГ) предполагает прокладку «трубы» длиной в 300 км по дну Каспийского моря с тем, чтобы соединить Туркменистан и Азербайджан. Далее этот газопровод, частично используя существующий Южнокавказский газопровод, должен обеспечить доставку туркменского газа либо в Nabucco, либо на черноморское побережье Грузии. Далее возможны различные варианты доставки газа европейским потребителям — либо на западное побережье Черного моря и затем в страны ЕС, либо его сжижение и перевозка танкерами к европейским LNG-терминалам, либо по «Белому потоку». По маршруту Тенгиз (Казахстан) — Туркменбаши (Туркмения) — Баку (Азербайджан) — Тбилиси (Грузия) — Эрзурум (Турция) планируется ежегодно транспортировать 20-30 млрд кубометров газа. Стоимость проекта оценивается в 7,9 млрд евро, при этом газопровод на участке Баку-Тбилиси-Эрзерум уже функционирует.

В ЕС прекрасно понимают перспективы, которые открывает данный проект в сфере диверсификации поставок энергоносителей в Европу. И именно «большие игры» вокруг этого проекта вызвали в прошлом году серьезные разногласия между Евросоюзом и Россией. В частности, в сентябре 2011 года Совет Евросоюза одобрил мандат на проведение переговоров ЕС с Азербайджаном и Туркменией о заключении юридически обязывающего договора о строительстве Транскаспийского газопровода. Российские власти сразу выразили «удивление» данным решением европейцев, указав, что это приведет к осложнению ситуации в регионе.

Высказывая позицию Кремля по этому поводу, МИД РФ заявил: «Насколько нам известно, для Евросоюза это тоже первый подобный опыт, и мы удивлены, что его предполагается «поставить» именно на Каспии, на берега которого ни одно из государств Евросоюза не выходит». Москва подчеркивала, что «попытки вмешательства в каспийские дела извне, тем более по вопросам, являющимся чувствительными для членов «каспийской пятерки», способны весьма серьезно осложнить ситуацию в этом регионе, отрицательно сказаться на ведущихся пятисторонних переговорах по новому правовому статусу Каспийского моря». По утверждению российской стороны, «решения по столь масштабным проектам должны приниматься при участии всех прикаспийских государств». «Рассчитываем, что Совет Евросоюза с должным вниманием отнесется к позиции России и других государств-участников «каспийской пятерки» и воздержится от действий, не согласованных в соответствующем формате», — заключили в МИД РФ.

Таким образом, Россия, выступая против строительства ТКГ, акцентировала внимание не на своих экономических интересах, а именно на политической ситуации в Каспийском регионе, где до сих пор остается нерешенным вопрос определения морской границы и распределения ресурсов Каспия. На разногласиях по поводу морской части проекта и играют в РФ, взяв в союзники Иран. В частности, Россия и Иран считают, что вопросы прокладки трубопроводов по дну моря должны решаться при согласии всех прикаспийских стран. В то время как Азербайджан, Казахстан и Туркмения исходят из того, что этот вопрос может решаться двумя договаривающимися сторонами, а не всеми пятью прибрежными государствами.

Европа никак не отреагировала на эту позицию Москвы, и в октябре 2011 г теперь уже экс-президент РФ Дмитрий Медведев вновь поднял этот вопрос, выразив надежду, что партнеры России по Каспийскому бассейну будут придерживаться ранее достигнутых договоренностей в области энергетического сотрудничества. «Я хотел бы привлечь внимание членов Совбеза (РФ) к одной из тем — теме, которую мы обсуждали, и я обсуждал со своими коллегами, — Транскаспийского газопровода», — сказал Медведев, выразив надежду на то, что партнеры РФ по каспийскому саммиту, «которые продумывают различные процедуры энергетического сотрудничества, будут придерживаться ранее принятых договоренностей». По его словам, проект газопровода является «достаточно сложным вопросом, который, безусловно, находится в прямой зависимости от статуса Каспийского моря как внутреннего моря и требует согласования позиций всех государств, входящих в каспийский саммит». Вместе с тем он добавил, что «в любом случае Россия должна сформулировать свою позицию для того, чтобы довести ее до сведения наших каспийских партнеров». По мнению Медведева, речь, прежде всего, идет о вопросах правового статуса и экологической безопасности, «на которые мы обязаны обращать внимание с учетом того, что в настоящий момент происходит в бассейне Каспийского моря».

Таким образом, Москва усилила свою позицию (или, по крайней мере, так решила): к действительно непростому вопросу правового статуса Каспийского моря был добавлен «экологический аспект» проекта ТКГ.

В то же время, последние события свидетельствуют, что диалог с Россией вокруг ТКГ зашел в глухой угол. Так, заявления украинского премьера Николая Азарова по проекту совпали с переговорами в Баку главы МИД РФ Сергея Лаврова с азербайджанской стороной, в ходе которых участники не смогли найти общий язык по вопросу планируемого строительства Транскаспийского газопровода. И Россия, и Азербайджан заявили о необходимости как можно быстрей завершить переговоры прикаспийских государств по статусу Каспийского моря, но дальше начались сплошные разногласия. «Мы исходим из того, что внешние игроки (ЕС) будут с уважением относиться к мнению прикаспийских государств», — уточнил Лавров, указав, что сначала прикаспийским государствам нужно договориться о статусе Каспия, а уж затем что-либо прокладывать по его дну. В Баку же отсылают Москву в Брюссель (отсюда и слова российского министра о внешних игроках) и указывают: азербайджанцы будут строить свою часть трубы только на собственной территории, а дальше разбирайтесь с главным заказчиком газа — ЕС.

Кстати, перед этими переговорами министр промышленности и энергетики Азербайджана Натик Алиев сообшил, что Транскаспийский газопровод — важный и крупный проект, и Азербайджан заинтересован в его реализации. По его словам, данный проект позволит Азербайджану превратиться из страны-производителя газа в страну-транзитера. «Речь идет о том, каково будет участие Туркменистана в данном проекте. Речь идет не только о запасах газа, но и о том, кто будет строить этот газопровод. Должны быть взаимные обязательства, после чего этот проект может быть реализован», — сказал Алиев. Ранее Натик Алиев заявил, что готовятся два важных документа, которые планируется подписать в текущем году. Первый документ носит политический характер и выражает поддержку «Южному газовому коридору» (составной частью которого является Транскаспийский газопровод). Его подпишут президенты Азербайджана и Туркменистана Ильхам Алиев и Гурбангулы Бердымухаммедов, а также глава Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу. Второй документ — это межправительственное соглашение между официальными Ашхабадом и Баку по строительству Транскаспийского газопровода, в котором будут определены ответственность и гарантии сторон по реализации проекта.

На самом деле эти заявления азербайджанской стороны имеют очень важное значение. Суть в том, что ранее проект ТКГ упирался не только и не столько в позицию России, как в разногласия среди самих участников проекта. Возникал вопрос, насколько Азербайджан будет активен в поддержке ТКГ, поскольку де-факто эта страна и Туркменистан — конкуренты в поставках газа на европейский рынок. По сути, именно позиция Баку является ключевой в реализации проекта Транскаспийского газопровода и в дальнейшем транзите туркменского газа к черноморскому побережью. Нынешние заявления министра промышленности и энергетики Азербайджана фактически ставят крест на этих сомнениях, давая проекту «зеленый свет». Хотя справедливости ради заметим, что еще одно прикаспийское государство в лице Казахстана на сегодняшний день не продемонстрировало четкой позиции по проекту, хотя здесь нет «проблемы конкуренции», как в случае с Баку.

Что касается Украины, то в случае реализации проекта Транскаспийского газопровода и участия нашей страны в проекте, Киев осуществил бы свою давнюю мечту, став получателем туркменского газа уже через четыре-пять лет (естественно, при плановой реализации ТКГ). Это позволило бы Украине слезть с российской «газовой иглы» и в разы уменьшить политическую остроту газового вопроса в украино-российском диалоге. Хотя в данном случае, как видим, речь идет не только о политической воле украинского руководства, но и многих иных внешних факторах, на которые Украина зачастую повлиять просто не в состоянии.

Впрочем, и относительно политической воли Киева не все ясно. Вовсе не исключено, что заявление Азарова о готовности Украины принять участие в ТКГ — не более чем попытка шантажа России с целью добиться желанной скидки на российский газ. А дойди до дела, и Киев тихонько отойдет в сторонку, не желая идти на жесткую конфронтацию с Кремлем.

К тому же не до конца ясно, где украинское правительство найдет деньги на участие в ТКГ — в свете выжимания средств на социальные инициативы Януковича у Азарова каждая копейка на счету.

Об этом сообщает Военное обозрение.

Без Большой Мечты, но великие. В какой России мы будем теперь жить
Уважаемые читатели! В далёком 2012-м, после того, как России провели столичную бархатную революцию по всем правилам, а она не послушалась, – некоторые объявили, что впереди большое противостояние.

Путин призвал Обаму прекратить "безрассудный шантаж" России
Путин напомнил Обаме, чем чреват разлад между ядерными державами. Между тем Америка ищет новый подход для нормализации отношений с Россией.

В Госдуме назвали «шантажом России» приостановку Болгарией работ по «Южному потоку»
Первый зампред комитета Госдумы по международным делам Леонид Калашников заявил, что приостановка Болгарией работы по проекту «Южный поток» является «настоящим энергетическим шантажом России».

Будущее Украины: Зонтик НАТО или Вассалы России. Третьего не дано — Барамидзе
Будущее Украины: Зонтик НАТО или Вассалы России. Третьего не дано — Барамидзе В 2008 году, когда в результате пятидневной войны русские танки стояли фактически под Тбилиси, действующий вице-спикер парламента Грузии…


  • Газопровод,
  • ГАЗ,
  • Проект,
  • МОРЕ,
  • БАК
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: