Слуцкое восстание и Польша - есть ли связь?

Слуцкое восстание является, пожалуй, самым неоднозначным вопросом в становлении советского государства.

Существуют диаметрально противоположные исторические оценки событий 1920 года на территории Белоруссии. В тридцатых годах, известных ныне как годы репрессий и расправ, были осуждены и расстреляны практически все вернувшиеся на родину участники национального освободительного движения Белоруссии. Судить о произошедшем остается лишь по сохранившимся в народной памяти фактам и свидетельствам из расстрельных дел. Среди многообразия мнений можно выделить три основные точки зрения на Слуцкое восстание.



Советская трактовка событий сводится к тому, что после русско-польской войны на территории БССР активизировалась работа самых разных агитаторов. Цель их работы заключалась в инициировании мятежа при помощи криминальных структур, а также использование антисоветских настроений в интересах шляхты. Финансирование выступлений проводилось как спецслужбами Польши, также зависимой организацией, именующей себя Правительством Белорусской Демократической Республики, расположенной в Варшаве. Сегодня данное утверждение ставиться под сомнение, но в период расследований оно принималось едва ли не за аксиому. Польская сторона акцентировала внимание на собственном невмешательстве в развитие восстания, а также якобы добровольном выводе войск с оккупированных территорий в соответствии с Рижским мирным договором. Однако более всего нас интересует версия самих белорусов. Ее долгое время практически невозможно было услышать, но после падения СССР историческая правда, оказалась освещена исследователями с совершенно новой стороны.

12 октября тяжелого 1920 года две воюющие стороны, наконец, подписали мирный договор в Риге. В соответствии с его условиями Белоруссия была расколота на две части. Одна из них стала БССР, а другая вошла в состав Польши. О свободе и независимости белорусов представители двух держав даже не помышляли. Поведение как той, так и другой стороны договора вполне понятно, большая часть Белоруссии покрыта плодородными землями, на которых живут потомственные сельскохозяйственные производители. В советский период БССР именовали союзной житницей, здесь выращивали значительную часть зерновых и овощных культур. Предоставить краю независимость означало лишить себя возможности использовать ресурсы. Кроме того, каждая из сторон понимала, что при оставлении вне своего влияния даже небольшой территории, другая немедленно ее оккупирует.

Однако население страны, истерзанной обоюдными грабежами и злодеяниями ожесточенных армий, не испытывало особых симпатий ни к польским интервентам, ни к советской диктатуре. Большевики в военные годы рекрутировали в ряды Красной Армии всех лиц мужского пола, способных сражаться. Представителей Советов не интересовали доводы крестьян о необходимости работать на земле и кормить семьи. Уставшие от кровопролития крестьяне не желали более выступать в непонятной им борьбе за народную власть, но и видеть на своей земле жаждущих власти католиков им также не хотелось. Если быть точнее крестьяне желали не государственного суверенитета как такового, а спокойствия и мира, который, как им казалось, можно было достигнуть только путем образования независимой и свободной Белоруссии.

Высокие Договаривающиеся стороны в Риге определили, что линия разделяющая Белоруссию пролегала таким образом, что Слуцкий уезд, ставший впоследствии духовным центром восстания, должен был войти в состав советской Белоруссии. Одновременно с разделом в стране поднялось национальное движение. Вернее идея национальной независимости зародилась еще в период польско-советского противостояния, но вылилась в открытые выступления лишь после окончания военных действий. Уже осенью антисоветские и антипольские «взрывы» начались в Минском и Борисовском уездах. На внепартийных собраниях принимались решения о создании вооруженных отрядов, и провозглашались их освободительные цели.

Центром движения стал город Слуцк. Сами вдохновители восстания искали как финансовой, так и политической и военной поддержки, но предложение представителей Польши о переходе под их суверенитет и защиту устраивало не многих. Следует признать, что доля правды в обвинениях руководителей восстания в сотрудничестве с поляками все же имеется. Подъемом национального духа крестьян умело воспользовалось правительство Белорусской народной республики. Повстанцам были направлены заверения в оказании помощи, а также предметы государственной символики: красно-белый флаг и герб. По сути, как таковой республики уже не существовало, однако наличие какого-либо проявления государственной власти было просто необходимо движению. Нахождение правительства в Варшаве дало основание большевикам заявить о том, что восстание не является национальным, а решения принятые комитетами не могут быть признаны народными. Против мятежников выступили отряды Красной Армии.

Способствовали распространению идей национального суверенитета также антисоветские настроения среди зажиточного крестьянства и купечества, которых в данном регионе было гораздо больше, чем в Центральной части России. Концентрация кулачества, беглых красноармейцев и состоятельных горожан, в том числе владельцев мануфактур всерьез опасавшихся разорения и расправы после окончательного утверждения власти пролетариата, создало благодатную почву для развития движения. Люди отлично помнили практику продразверстки и понимали, что новые визиты отрядов по изъятию продовольствия могут возобновиться.

Руководители освободительного движения не были едины в своих взглядах на будущее страны. Одни склонялись к сотрудничеству с Польшей и одним из военных командиров Булак-Балаховичем. Другие указывали на целесообразность переговоров с большевиками, а третьи придерживались утопических мнений о возможности создания абсолютно независимого государства, противостоящего как Польше, так и Советам. Противоречия проявлялись в период всего восстания и стали в итоге основной причиной поражения мятежников.

В Слуцком уезде активно действовали польские агитаторы, убеждавшие население заявить о своем желании перейти под суверенитет Польши. Самых настойчивых арестовывали и предавали советским властям. Несмотря на неудовольствие рядовых белорусов большевиками, поляков они опасались не меньше, поэтому различного рода агитации воспринимали, как правило, враждебно.

Следует сказать о таком лидере движения как Владимир Прокулевич, которого более всего пытались обвинить в связях с Польшей. По политическим убеждением этот человек был эсером, имел высшее юридическое образование. О личности известно очень мало, лишь в 1995 году Владимира Михнюка допустили к изучению многотомного уголовного дела о Союзе Освобождения Белоруссии. Документов, касающихся обвиняемого Прокулевича оказалось совсем не много. Все документы составленные, по мнению исследователя, заранее и с определенной целью были подписаны обвиняемым. Однако интересует нас не сфабрикованное обвинение, а те немногие биографические данные, которые оказались в нем зафиксированы.

Родился Владимир Михайлович 2-го декабря 1887 году в Минской губернии в семье земского секретаря. До 1910 года он придерживался взглядов меньшевиков, а после примкнул к эсерам. До революции 1917- го и некоторое время после нее Прокулевич работал в должности судьи. В соответствии с материалами дела с 1920 года вплоть до 1923-го участвовал в контрреволюционном Слуцком восстании, а после скрывался от суда в эмиграции. После стремительного расследования, Прокулевича выслали в Пермь на пять лет, однако, в 1938 году его все же расстреляли.

Прокулевич являлся главой избранной повстанцами Рады. В его обязанности входило принятие решений совместно с еще семнадцатью членами в области обороны и организации управления края. Рада непосредственно после своего избрания в ноябре 1920 года объявила всеобщую мобилизацию. До сегодняшнего дня не установлено точно, каково было участие Польши в деятельности повстанческого правительства. Одни утверждают, что все финансирование восстания осуществлялось поляками, другие, в том числе авторитетный исследователь-историк Стужинская, настаивают на том, что поддержка из Варшавы оказывалась больше на словах. Современные авторы считают основным источником финансирования повстанцев зажиточных белорусов, жертвовавших на нужды освободительных отрядов практически все свое состояние.

Командование силами повстанцев было возложено на капитана Петра Чайку, арестованного позднее его же соратниками по подозрению в предательстве. Освободительное национальное ополчение состояло всего из двух полков, во главе которых стояли Гаврилович и Анципович. Несмотря на поддержку населения, отряды оказались слабыми и неорганизованными, а вооружения катастрофически не хватало. Тем не менее, сначала удача оказалась на стороне восставших. Во многом их успехи были связаны с сочувствием солдат Красной Армии к мятежникам, а также непродуманными действиями советского командования.

Большевики вскоре нашли решение и направили против белорусов отряды китайцев и татар (интернациональные соединения), не испытывавших братских чувств к противнику. Силы оказались неравны, но главной причиной разгрома являлись конфликты в руководстве. Дело в том, что военное командование придерживалось мнения о необходимости обращения за поддержкой к Булак-Балаховичу, в то время как большинство членов Избранной Рады отказывалось от такого решения. Противоречия вскоре достигли своего апогея и вылились в серию арестов и расправ. И без того мало организованные отряды, оказались лишенными профессионального руководства, боеприпасы закончились, появились первые жертвы. В дополнение ко всему разразилась эпидемия тифа. 28 декабря на реке Морочь оставшимся воинам было объявлено о прекращении военных действий и заключении мирного соглашения с Советами. Часть повстанцев продолжила борьбу с советской властью под командованием Махно, другая часть вернулась в родные места. Практически каждый участник восстания, в особенности лидеры были подвергнуты суду, а в конце 30-х годов казнены.

Сегодня Слуцкое восстание рассматривают в Белоруссии как первое проявление борьбы за независимое государство. Руководителей освободительного движения и его рядовых участников считают героями, а о роли Польши в этом историческом событии предпочитают не вспоминать. В данном случае современные «демократы» активно пользуются возможностью очередной раз заклеймить советскую власть позором и уличить большевиков в стремлении силой захватить территории. Однако слишком многое в их рассуждениях смущает. Главное обстоятельство так и остается покрытым тайной, а именно роль в восстании шляхты.

Об этом сообщает сегодня Военное обозрение.

Есть ли связь между событиями на Украине и в Сирии?
Один мой товарищ, окончивший в свое время спецфакультет Рязанского воздушно-десантного училища, любил при случае вспоминать анекдот, ходивший среди курсантов: «Если при приеме на физфак МГУ у абитуриента спрашивали, в чем измеряется сила тока, то при поступлении на один из факультетов РВДУ этот же вопрос по физике звучал так: а не в амперах ли измеряется сила тока? Давайте и мы поставим себе вопрос: «А нет ли связи между событиями на Украине и в Сирии с точки зрения бытовой геополитики?» Этот вопрос появился из очень простой ситуации.

Ануш Левонян: Карабахский конфликт и Россия: есть ли выбор между "другом" и "союзником"?
Очевидное потепление, наступившее в последнее время в отношениях России и Азербайджана, воспринимается в Армении с определенной и вполне понятной тревогой.

На развалинах Союза. Есть ли у нас шанс всё исправить?
Одной из самых больных тем на постсоветском пространстве является интеграция.

Как русские моряки не допустили посрамления чести своего государства и флага
Этой истории ровно век.


  • Белоруссия,
  • Восстание,
  • Движение,
  • Польша,
  • Белорус
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: