Китай: много кино и мало девочек

I.

Радость вместо страха

Если в 2010 году, на фоне последствий мирового экономического кризиса, было принято восхищаться экономикой Китая — и бояться её, — то в 2012 году, когда рост ВВП КНР немного замедлился, стало вдруг модным трубить не только о «некотором снижении» темпов роста китайского ВВП, но даже о «спаде».

Соло на трубе в оркестре могильщиков китайского экономического чуда исполняет Америка. Казалось бы, не американцам, у которых 11 миллионов ипотечных заёмщиков в США — банковские должники, чья судьба висит на волоске, и не менее пяти тысяч человек уже обитает в палатках, критиковать спад на китайском рынке недвижимости. Однако — критикуют.



К примеру, американская «Лос-Анджелес Таймс» 13 апреля вынесла на первую полосу газеты большую статью Дэвида Пирсона «Китайская экономика затормозилась до самых медленных темпов роста за 3 года».

Автор пишет, что перегревшаяся китайская экономика охладилась в первом квартале текущего года до самого медленного темпа роста за последние три года — по причине уменьшения спроса на экспорт и спада на рынке недвижимости.

Валовой внутренний продукт КНР вырос на 8,1% в первом квартале по сравнению с первым кварталом 2011 года. Такие данные привело Национальное бюро статистики КНР, сообщает журналист. Приводится сравнение с 8,9% роста в IV квартале прошлого года и сообщается, что такой показатель «ниже ожиданий многих аналитиков». Тут же делается скоропалительный вывод: подобный показатель может «нервировать инвесторов», а также явиться поводом для «жёсткой посадки» второй по величине экономики в мире, в течение нескольких лет до этого показывавшей высокие темпы роста. Журналист ссылается на неназванных «экономистов», утверждающих, что «спад может выйти из-под контроля в зависимости от того, насколько будет тяжёл европейский долговой кризис» и от того, каковы окажутся «результаты двухлетней кампании центрального правительства, направленные на сдувание пузыря недвижимости в стране».

Далее замечается, что сумма выданных кредитов в Китае достигла величины в 160 миллиардов долларов (по итогам на конец марта 2012 г.). Журналист пишет, что контролируемые государством китайские банки не имеют доступа к той же области рыночного финансирования, что «доступна в более развитых странах, таких как США».

«Это самый сложный период за последние тридцать лет, — сказал Алан Ван, глава торговой обувной компании в южном городе Шэньчжэне —фабрики, чьи клиенты живут в Испании и Франции. — Многие люди не смогут выжить».

В статье отмечается снижение роста китайского экспорта при одновременном снижении роста импорта. Но значительного, а тем более катастрофического снижения на самом деле не отмечается: журналист нарочно сравнивает первый квартал нынешнего года с четвёртым кварталом предыдущего — вместо того, чтобы сравнить I квартал 2012 г. с I кварталом 2011 г. Ведь общеизвестно, что в последнем квартале года рост экономики усиливается, а первом квартале замедляется. Это характерно и для экономики, например, России. И для такой «развитой» страны, как США, это тоже характерно.

Государственные ограничения, направленные на подавление спекулянтской деятельности на рынке недвижимости в Китае, как пишет далее американский журналист, «подтолкнули некоторые риэлторские компании на сокращение сделок». Так продолжается уже несколько месяцев.

В ежеквартальном отчёте Всемирный банк в Вашингтоне призвал Китай ослабить резервные требования для банков — для стабилизации в стране экономического роста.

«Дни роста, выраженного в двузначных цифрах, могут быть забыты навсегда», — с пафосом пишет автор статьи.

Пекин мог бы полагаться на внутреннее потребление, чтобы привести в должное соответствие экономику, утверждает журналист. Но ведь для этого «потребуются болезненные реформы», от которых могут пострадать «укоренившиеся группы интересов».

Единственный комментатор статьи Дэвида Пирсона ядовито заметил: «Рост снизился с 8,9% до 8,1%, и это оправдало историю, занявшую целую страницу на первой полосе «Лос-Анджелес Таймс»?»

Всего полтора года тому назад в американской прессе можно было встретить статьи, полные удивления, восторга и даже страха перед локомотивом китайской экономики, догоняющей американскую.

Например, в «Нью-Йорк Таймс» от 15 августа 2010 года был опубликован репортаж из Шанхая Дэвида Барбозы «Китай обходит Японию и становится второй по величине экономикой». В репортаже шла речь о «восхождении Китая» и о том, что всем остальным странам придётся считаться с «новой экономической сверхдержавой». Говорилось и о том, что в 2030 г. Китай обгонит США.

«Китай уже является одним из основных факторов роста мировой экономики, — читаем в репортаже. — Руководство страны стало чувствовать себя куда увереннее на международной арене и получило больше влияния в Азии, Африке и Латинской Америке по таким вопросам, как специальные торговые соглашения и многомиллиардные ресурсные сделки.

«Они оказывают большое влияние на мировую экономику и станут доминирующей силой в Азии, — сказал Эсвар Прасад, профессор торговой политики в Корнельском университете и бывший руководитель китайского подразделения МВФ. — Многие другие страны в регионе идут в хвосте за Китаем, и это замечательно для экономики с низким доходом на душу населения».

Кроме того, Дэвид Барбоза писал: «Также Пекин начинает формировать глобальный диалог по самому широкому кругу вопросов; к примеру, по мнению аналитиков, в прошлом году он утверждал, что хождение доллара в качестве ключевой резервной валюты мира должно быть прекращено».

Вот вам восторг вперемешку со страхом. А теперь — рост понизился с 8,9% в четвёртом квартале до 8,1% в первом квартале, и заговорили о «спаде». И необъективно, и некорректно, господа.

I Конкурент Голливуда

«В предыдущем квартале (октябрь — декабрь 2011г.) рост ВВП Китая в годовом исчислении составил 8,9%, а по итогам всего 2011 г. экономика страны выросла на 9,2%. В 2010 г. ВВП страны увеличился на 10,4%. В I квартале 2012 г. относительно предыдущего квартала ВВП Китая повысился на 1,8%. Стоит отметить, что Всемирный банк (ВБ) снизил свой прогноз роста китайской экономики в 2012 г. до 8,2% с прежних 8,4%. Ожидания «мягкой посадки» экономики КНР связаны с долговыми проблемами и рецессией в Европе, являющейся основным торговым партнёром КНР» («РБК», Татьяна Романова).

«Представитель Национального бюро статистики Шэн Люань сообщил на пресс-конференции, что в квартальном выражении ВВП страны за три месяца вырос на 1,8%. Согласно предварительным статистическим данным, объем ВВП Китая за этот период достиг 10,7995 трлн юаней ($1,72 трлн).

Тем не менее, Шэн Люань отметил, что, несмотря на неблагоприятные финансовые условия в мире и общий спад, экономика Китая продолжает развиваться «достаточно быстрыми темпами» («Росбалт»).

Так-то лучше.

Тем не менее, экономические проблемы в Китае есть. И немаленькие. Но были они и в 2010 году, и ранее. Экономика Китая растёт уже тридцать лет, но это не значит, что она идеальна. Напротив, как справедливо заметил упомянутый выше Эсвар Прасад, в КНР — экономика «с низким доходом на душу населения». С 1979 по 2010 гг., т. е. за 30 лет, ВВП на душу населения вырос со 179 до 500 долларов; по этому показателю Китай занимает 91-е место в мире. Это одна из основных проблем в Китае, из-за которой в стране «устойчиво» низкий внутренний спрос. Что же касается роста промышленности и торговли, которые вынужденно ориентированы на экспорт, то данные можно посмотреть на ресурсе medelle-finance.com. «Минусов» там не много, уверяю вас.

Объёмы внешней торговли наращиваются — но растёт, и куда более быстрыми темпами, и импорт, что уже привело к небольшому отрицательному сальдо в торговом балансе страны. «В 2011 г. объём экспорта из Китая составил $1,9 трлн, увеличившись на 20% по сравнению с 2010 г., тогда как объем импорта возрос еще больше — на 25%, составив $1,74 триллиона. Таким образом, положительное сальдо торгового баланса Поднебесной тает на глазах: в феврале этого года Главное таможенное управление Китая уже зафиксировало отрицательное сальдо в $31,5 миллиарда. Уже через год — два баланс внешней торговли КНР может окончательно уйти в минус. Для самого Китая это не так уж и страшно: за предшествующие «тучные годы» он накопил колоссальные валютные резервы. Но он становится уже не только поставщиком товаров, но и все более значимым рынком сбыта для множества торговых партнёров. Следовательно, замедление экономики и социальные волнения в КНР неизбежно понизят спрос на китайском рынке и пагубно скажутся на множестве предприятий в других странах» («Утро», Андрей Миловзоров).

Артур Ахметов, старший аналитик ИФК «Солид», выделяет следующие «факторы напряжённости» в экономике КНР:

«1) Дальнейшее снижение экспортных показателей из-за нерешённости долговых проблем в Еврозоне и слабости внутреннего спроса в США.

2) Перегретый рынок недвижимости. Заоблачные цены на жильё могут резко обвалиться.

3) Перекредитованность экономики. Только в марте объёмы кредитования выросли до 1 трлн. юаней, значительная часть населения сидит в долгах. Это может привести к кризису неплатежей» («РБК»).

Ещё одна серьёзная проблема КНР — как ни парадоксально, во многом искусственная — связана с перенаселением. В КНР живёт 1,6 млрд. человек. Причём, как указывает тот же А. Миловзоров, каждый год от 200 до 300 млн. китайцев из сельских районов приезжают в города на заработки. А что, если они в какой-то год не найдут работы? Пусть не все, но их часть? Не найдут способа заработать даже тот жалкий доллар, который кормит и их, и их семьи?.. И обратная сторона этой медали: старение населения,
искусственно вызванное государственной программой по сокращению рождаемости. Китаю «может не хватить рабочих рук! Надежды на новое ускорение экономики тают по мере старения населения. Начинают проявляться последствия грубой и недальновидной политики сокращения рождаемости, проводимой в 70-е годы прошлого века. Тогда городским семьям было запрещено иметь более одного ребёнка, сельским — более двух. В результате сейчас в китайском обществе стремительно растёт процент пенсионеров, а доля молодых сокращается: ожидается, что к 2020 г. число китайцев в возрасте от 20 до 24 лет уменьшится более чем на 40% — со 125 до 70 миллионов человек. Так что очень скоро общество не сможет поддерживать экстенсивный рост своей экономики, а государству станет нелегко выполнять даже свои более чем скромные социальные обязательства» («Утро», Андрей Миловзоров).

Наряду с этим в КНР уменьшается число женщин. «Согласно данным 2011 года, мужчин в Поднебесной уже на 25 млн. больше, чем женщин, и этот разрыв продолжает увеличиваться. Аборты после распознавания пола ребёнка приняли масштаб эпидемии, такой, что на китайском ТВ с весны запускают социальную рекламу — как классно рожать девочек… они добрые, милые и обожают маму с папой в отличие от брутальных мальчишек. Официально в Китае разрешено иметь только одно чадо — за право родить второе уже надо отстегнуть налог в 3 тыс. долл. Именно поэтому женщины, ждущие девочек, зачастую прерывают беременность: если можно завести одного ребёнка, пусть уж это будет мальчик — добытчик денег в семью и опора в старости» («Аргументы и факты», Георгий Зотов).

Одним из решений китайских экономических проблем, согласно А. Миловзорову, в КНР может оказаться повышение квалификации сезонных рабочих — тех самых сотен миллионов, что едут в города из сельской местности на заработки. Китайцам придётся повышать свою производственную квалификацию, а заодно и повышать цены на продукцию, уже в полной мере конкурируя с европейцами. Отвёрточные производства — в прошлом. Если китайцы не перейдут со своей во многом экстенсивной модели развития к интенсивной, то европейцы и американцы их погубят своим кризисом, в который засасывается весь мир, как в трясину. Не хочет Запад, что бы Китай был «локомотивом», а хочет Запад, чтобы Китай был обыкновенным вагоном.

Пока же Китай занял очередное второе место… в мировой экономике киноиндустрии, обогнав в первом квартале 2012 года Японию. Об этом сообщает ресурс «China Daily».

В прошлом году кинорынок Китая вырос на 33,3% и составил 2,08 млрд. долларов. Пришло время паниковать Голливуду! (Для сравнения: в США и Канаде кинорынок составил 10,2 млрд. долл. в 2011 году. Он снизился на 4% по сравнению с 2010 годом. При этом доля США на мировом рынке выросла с 57,3% в 2010 году до 58,4% в 2011 году). Количество кинозалов Китая возросло с 4753 в 2006 году до 10700 в 2011 году. Ни одна страна в мире, сообщается в статье, не росла такими быстрыми темпами. Правда, и тут есть проблема: 90% доходов киноиндустрии КНР поступает от киносеансов, а продажи DVD низки из-за пиратства.

Обозревал и переводил Олег Чувакин
— специально для topwar.ru

Об этом сегодня сообщает Военное обозрение.

Украинская оппозиция о правительстве Гройсмана: за полгода много слов и мало результатов
КИЕВ, 14 октября. /ТАСС/. Фракция украинского парламента «Оппозиционный блок» неудовлетворительно оценила результаты работы за полгода нового правительства Владимира Гройсмана.

Северная Корея: «Пропагандистская игра» в кино и в жизни
Александр Кан обозреватель Русской службы Би-би-си по вопросам культуры Чем более одинокой и дикой окаменелостью уже, казалось бы, окончательно ушедшего в прошлое коммунистического миража человечества остается Северная Корея, тем выше…

Майк Кржижевски: «В сборной Китая много молодежи, и она прибавляет»
Главный тренер сборной США Майк Кржижевски после матча группового турнира на Олимпиаде-2016 с Китаем (119:62) отдал должное сопернику.

СМЕРШ в кино и наяву
В последнее время в России появилось немало фильмов о войне, где фигурируют энкавэдэшники, смершевцы, чекисты, особисты, пограничники и прочие товарищи в погонах и без оных.


  • Экмика,
  • КНР,
  • РОСТ,
  • Китай,
  • Квартал
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: