О "Пражской весне" 1968 года

Анатомия вторжения
После крушения «социалистического содружества» и мирной смены общественного строя в восточноевропейских странах, а затем и распада Советского Союза происходит переоценка многих явлений в нашем недавнем историческом прошлом, меняются подходы к его узловым моментам.


Помимо потребностей политико-идеологических, проявляющихся во время всякой ломки общественных отношений и смены ориентиров, когда нередко переписывается история, имеется и более объективная — документальная основа для всесторонних обстоятельных выводов, так как для ученых и общественности открываются архивы бывших правящих партий и высших органов власти.



В результате существенно пополнились и изменились наши представления о многих важных событиях в сфере внутренней и внешней политики Советского Союза, о характере взаимоотношений с союзниками по Варшавскому Договору, о кризисах, не раз потрясавших фундамент, казалось бы незыблемого, здания мирового социализма, о конфронтации двух мировых военно-политических блоков.

Во время своих визитов в восточноевропейские страны в 1992-1993 гг. Президент России Б.Ельцин дал политические оценки таким противоправным действиям СССР, как вооруженное подавление восстания в Венгрии в 1956 г. и интервенция в Чехословакию в 1968 г. Произошел настоящий фейерверк многочисленных публикаций документов и материалов, ранее хранившихся за «семью печатями», — прежде всего в России, но и у наших соседей таким образом имеются условия для анализа и исследовательской работы, поскольку вопросов для ученых-историков все-таки остается немало.

В истории мирового социализма «пражская весна» 1968 г. занимает особое место. Оценки этого исторического явления за сравнительно короткое время — двадцать один год — изменились весьма круто — от «ползучей контрреволюции» до мирной демократической революции. Парадокс с самого начала заключался в том, что реформенный процесс, начатый коммунистами, правящей в стране компартией Чехословакии и с энтузиазмом поддержанный широкими массами населения, был вскоре, через 8 месяцев, подавлен военной силой тоже коммунистами, стоявшими у власти в соседних государствах-союзниках ЧССР по Варшавскому Договору. Идеи «пражской весны» были вроде бы раздавлены танками и преданы забвению, но, как оказалось, они в немалой степени повлияли на зарождение, уже на новом витке истории, идей антитоталитарных массовых движений и революций, приведших в конце 80-х годов к мирной смене общественного строя, в бывших социалистических странах.

Что же это такое — «пражская весна»? Революция или контрреволюция, заговор внутренних и внешних сил, пытавшихся «оторвать» Чехословакию от соцлагеря, косметическая попытка просоциалистических реформ или глубокий пореформенный процесс с непредсказуемыми последствиями?

В любом случае — это была не контрреволюция или некий зловещий заговор правых реакционных сил, задумавших сменить государственный и общественный строй в ЧССР. Вряд ли можно говорить и о серьезной попытке внешних сил, например, государств — членов НАТО использовать бурные общественные процессы в Чехословакии в 1968 г. для отрыва этой страны от социалистического лагеря или содружества, хотя в целом их пропаганда активно обыгрывала события в Чехословакии для острой критики социализма.

В 1968 г. в Чехословакии в ходе «пражской весны» речь шла в первую очередь о внутреннем общественном процессе, имевшем целью демократизацию режима, свободу печати, экономические, прежде всего рыночные реформы и защиту национальной независимости.

В основе своей «пражская весна» являлась общественным движением широких масс чехов и словаков, членов КПЧ, беспартийных, вызревшим в недрах социалистического строя, пораженного тяжелыми недугами, терявшего динамику и свои преимущества, не сумевшего преодолеть последствия сталинизма. Фактически движение обновления и реформ было инициировано внутри компартии Чехословакии деятелями и группами номенклатурной элиты и просоциалистически настроенными представителями интеллигенции. Наиболее дальновидные деятели партократии, если пользоваться нынешними штампами, видели кризис системы власти и управления обществом и искали выход на основе современных достижений общественной мысли. В целом речь шла об улучшении социализма, о его возрождении.

В размышлениях реформаторов находили отражение уроки развития Чехословакии после 1948 г., т.е. муки строительства социализма по сталинской модели, трагический опыт народных выступлений в 1953 г. в ГДР и в 1956 г. в Венгрии, подавленных силой, а также югославский путь, в том числе принципы «общественного самоуправления». Они обращали свое внимание и на опыт европейской социал-демократии.

Нельзя забывать, что это был период 60-х годов — время ожиданий и надежд в социалистическом блоке. Первоначальный импульс попыткам реформ исходил от решений XX съезда КПСС, от хрущевской «оттепели» в Советском Союзе. Во всех соцстранах предпринимались шаги прежде всего по совершенствованию системы управления экономикой, шли дискуссии вокруг «косыгинской» реформы в СССР и экономических преобразований в Польше и Венгрии.

В компартии Чехословакии и вне ее рядов, особенно среди творческой интеллигенции, в студенческих организациях также возникали острые дискуссии по вопросам политики компартий, либерализации общественной жизни, отмены цензуры и т.д. Страна, известная своими демократическими традициями, имевшая развитую промышленность еще до второй мировой войны, явно отставала от своих западных соседей. Попытки перемен в экономике были предприняты еще при правлении А.Новотного (1904-1975), хотя он был известен скорее как догматик, нежели реформатор. В частности, хозяйственная реформа, разработанная под влиянием О.Шика, имела рыночную направленность. Ее реализация создавала предпосылки для последующих перемен в политической системе, прежде всего изменения гипертрофированной роли компартии.

Но внешним толчком к переменам, как обычно, послужили кадровые изменения на вершине власти. В 1966-1967 гг. шло неуклонное нарастание внутренних противоречий внутри высшего партийного руководства, что разыгрывалось на фоне экономических трудностей, споров вокруг десталинизации и демократизации, а также федеративного устройства государства.

На Пленуме ЦК КПЧ 3-5 января 1968 г. все это привело к уходу президента республики А.Новотного с поста первого секретаря ЦК. Против него сложился заговор более прогрессивных сил, объединились все группировки в ЦК. В Москве знали о ситуации, но решили сохранять нейтралитет, что означало, конечно, свободу рук для критиков Новотного. Л.Брежнев недолюбливал А.Новотного, считал его политику причиной нараставших трудностей в Чехословакии, к тому же не мог ему простить некоторых возражений в 1964 г. по форме освобождения Н.Хрущева от высших постов.

Первым секретарем ЦК КПЧ стал А.Дубчек, до этого возглавлявший ЦК компартии Словакии и выступавший за обновление политики партии. В президиум ЦК КПЧ были введены четыре новых члена. Впервые Компартию Чехословакии возглавил словак. Это была своего рода сенсация, но по существу за это стоял компромисс различных сил внутри ЦК.

В Москве к этому выбору отнеслись спокойно. А.Дубчек был человеком известным, проведшим многие годы своей жизни в СССР, выпускником ВПШ при ЦК КПСС. Видимо, надеялись, что он будет управляемой фигурой из-за мягкости характера, покладистости.

Последующий период «пражской весны» примерно до апреля 1968 г. был сравнительно тихим. В стране развертывались дискуссии о социалистическом возрождении, о будущем страны. Ослабли цензурные ограничения, появлялись новые органы печати и обещственные объединения, в том числе «КАН» — Клуб беспартийных. Манящее чувство свободы и независимости обретало новых и новых поклонников. Что же касается руководства КПЧ и правительства, то помимо общих слов о демократии, либерализации, новых идей и концепций по существу не высказывалось, а внутри шла «позиционная война» за перераспределение портфелей. Вот как пишет об этом один из идеологов «пражской весны», основной разработчик программ политических реформ, бывший секретарь ЦК КПЧ З.Млынарж: "… на протяжении целых трех месяцев партийное руководство решало вопросы, связанные с распределением кресел в верхушке партийного и государственного аппарата, и именно поэтому невозможно было приступить к осуществлению продуманной политики реформ. Общественность же не могла ждать окончания борьбы за кресла министров и секретарей ЦК. Накопившиеся, но не решенные за многие годы проблемы, стали обсуждать открыто.

Хотя руководство партии решило еще в январе подготовить «Программу действий КПЧ», и она была составлена в конце февраля, ее принятие затянулось до начала апреля.

Компартия как инициатор перемен по существу теряла время и уступала политическое пространство другим непартийным силам.

У А.Дубчека, очевидно, были на это свои причины. Он поощрял широкую критику недостатков и поддерживал атмосферу свободы выражения мыслей, но одновременно решал свои проблемы. Ему надо было укрепить свое положение как лидера и добиться изменения соотношения сил в свою пользу, оттеснить догматиков. Он не торопился и с созывом чрезвычайного съезда партии. И вообще готовил перемены без нажима и обострений. В конце марта был освобожден с поста президента А. Новотный, новым президентом ЧССР стал генерал Л.Свобода. До этого были вынуждены уйти в отставку несколько одиозных деятелей из ЦК и правительства.

4 апреля 1968 г. пленум ЦК КПЧ избрал новый состав президиума и секретариата ЦК, в котором было достаточно сторонников Дубчека, хотя имелись и «люди Москвы». 8 апреля председателем правительства ЧССР стал О.Черник. 18 апреля Й.Смрковский был избран председателем Национального собрания ЧССР.

Но атмосфера в стране становилась другой, инициатива постепенно переходила в руки нетрадиционных политических сил, которые оказывали давление на партийно-государственное руководство через средства массовой информации и в целом вне рамок официальных структур. При этом общественность с восторгом поддерживала А.Дубчека и его сторонников, «прогрессистов», они находились на гребне волны общественного подъема. Нынешний президент Чехии, известный правозащитник В.Гавел так оценивал тогдашнее состояние лидеров «пражской весны» и их взаимоотношения с населением: "… они постоянно оказывались в состоянии легкой шизофрении: они симпатизировали этому общественному подъему и одновременно боялись его, опирались на него и одновременно хотели его затормозить. Им хотелось открыть окна, но они боялись свежего воздуха, им хотелось реформ, но лишь в границах своих ограниченных представлений, чего народ в своей эйфории великодушно не замечал, а на это надо было обратить внимание. Так что они, скорее, просто семенили вслед за событиями, а не направляли их. Само по себе это не имело значения, общество могло обойтись и без их помощи. Опасность была в том, что руководство, не имея четкого представления о том, что происходит, не представляло себе, как это защитить. Будучи в плену своих иллюзий, они постоянно уговаривали себя, что им как-то удастся объяснить это советскому руководству, что они что-либо им пообещают и тем самым успокоят их..."

Однако параллельно шел другой процесс — росли недоверие и подозрительность со стороны союзников Чехословакии по Варшавскому Договору — СССР, ПНР, ГДР, НРБ и Венгрии. Разумеется, А.Дубчек не был наивным человеком в политике, он пытался маневрировать, прекрасно понимая, как важно для судьбы реформ найти общий язык с хозяевами Кремля. Вопрос о том, что это может стать вообще невозможным, в то время, похоже, еще не вставал.

В конце января А.Дубчек имел многочасовую встречу с Л.Брежневым. Постепенно знакомился с другими руководителями, наиболее дружественные контакты сложились у него с Я.Кадаром. На годовщину февральских событий 1948 г., когда коммунисты пришли к власти, в Прагу по просьбе А.Дубчека, поддержанной Москвой, прибыли все лидеры европейских соцстран, включая и Н.Чаушеску. Присутствовала даже делегация СКЮ. В начале марта новая встреча на высшем уровне, на этот раз на совещании Политического консультативного комитета Варшавского Договора в Софии. В ходе этих контактов союзники, с одной стороны, демонстрировали поддержку новому руководству Чехословакии, но с другой — пытались предостеречь его от опасностей, от крутых виражей в реформировании политики Компартии.

В конце марта 1968 г. ЦК КПСС разослал партактиву закрытую информацию о положении в Чехословакии. Этот документ отражал господствующие настроения.

«По инициативе ЦК КПСС на 20-летие празднования февральских событий в Прагу были направлены делегации братских партий европейских социалистических стран на высшем уровне. Во время пребывания делегаций состоялись беседы с руководящими деятелями КПЧ о положении в Чехословакии, выражена тревога по поводу многих проявлений антисоциалистического характера и сказано о необходимости отпора антипартийным выступлениям и обеспечения единства и сплоченности в руководстве КПЧ. Тов. А.Дубчек во всех случаях твердо заверял, что новое руководство ЦК КПЧ контролирует обстановку и не допустит нежелательного ее развития.

Однако в последнее время события развиваются в отрицательном направлении. В Чехословакии ширятся выступления безответственных элементов, требующих создать „официальную оппозицию“, проявлять „терпимость“ к различным антисоциалистическим взглядам и теориям. Неправильно освещается прошлый опыт социалистического строительства, выдвигаются предложения об особом чехословацком пути к социализму, который противопоставляется опыту других социалистических стран, делаются попытки бросить тень на внешнеполитический курс Чехословакии и подчеркивается необходимость проведения „самостоятельной“ внешней политики. Раздаются призывы к созданию частных предприятий, отказу от плановой системы, расширению связей с Западом. Более того, в ряде газет, по радио и телевидению пропагандируются призывы „к полному отделению партии от государства“, к возврату ЧССР к буржуазной республике Масарика и Бенеша, превращению ЧССР в „открытое общество“ и другие…

В стране идет безответственное все обостряющееся обсуждение пригодности или непригодности значительной части руководящих деятелей партии и государства (президент республики, председатель правительства, министры иностранных дел, национальной обороны и др.)…

Следует отметить, что безответственные выступления в прессе, по радио и телевидению под лозунгом „полной свободы“ выражения мнений, дезориентирующие массы, сбивающие их с правильного пути, не получают отпора со стороны руководства КПЧ…

Происходящие события в Чехословакии стремятся использовать империалистические круги для дискредитации политики КПЧ и всех достижений социализма в ЧССР, для расшатывания союза Чехословакии с СССР и другими братскими социалистическими странами».

23 марта в Дрездене состоялась встреча руководителей партий и правительств шести социалистических стран — СССР, Польши, ГДР, Болгарии, Венгрии и ЧССР. Первоначальный замысел встречи (и вообще более частых встреч руководителей) исходил от А.Дубчека, который еще в Софии предложил провести отдельную встречу стран-соседей Чехословакии по вопросам экономического сотрудничества. Руководство ЦК КПСС поддержало предложение, заведомо готовясь обсудить внутриполитическое положение в Чехословакии. Румын решили не звать из-за особой, сепаратистской линии Н.Чаушеску в соцсодружестве. Болгар пригласили по настоянию КПСС.

В Дрездене на А.Дубчека был вылит ушат холодной воды. Напрасно он объяснял положения новой программы действий КПЧ «Путь Чехословакии к социализму», уверял, что партия не ошибается в оценке ситуации. Критику политики КПЧ начал В.Ульбрихт, добавил В.Гомулка, который заявил, что в Праге разгуливает контрреволюция. КПЧ не управляет страной. Л.Брежнев выступал мягче. Но заявил об обеспокоенности советского руководства. В Москве понимают, как могла сложиться нынешняя опасная обстановка. О какой либерализации рассуждает Дуб-чек? Что это такое обновление социалистического строя? Неужели в Праге не видят, что КПЧ хочет превратиться в оппозиционную партию? Страной руководит не партия, а Шик, Смрковский, Голдштюкер и другие. По мнению Брежнева, если не будут приняты меры, то речь идет о последнем шансе для КПЧ.

Наиболее сдержанно в Дрездене выступал Я.Кадар, который не согласился с оценками о наличии угрозы контрреволюции в Чехословакии, хотя не отрицал усиления негативных тенденций в стране. Он призвал к проведению главным образом политической работы, к разработке политико-идеологической платформы партии, сделав акцент на укреплении идейного и организационного единства КПЧ. Такая позиция соответствовала намерению руководства ВСРП быть посредником между КПЧ и остальными.

После совещания в Дрездене четко обрисовались два подхода к развитию обстановки в Чехословакии. Один — это путь реформ, программа придания социализму «человеческого лица», за который выступали большинство руководителей Чехословакии, в тот период включая и представителей промосковского крыла в партии. Они не отрицают наличия правых, антисоциалистических тенденций в ЧССР, но считают, что социализму в их стране не угрожает опасность, так как основное политическое направление является «просоциалистическим», а КПЧ в состоянии контролировать общественные процессы. Другой подход — это позиция руководства КПСС и поддерживавших его руководителей ГДР, Польши, Болгарии, которые были встревожены ходом общественных процессов в Чехословакии, усматривали в них угрозу социализму, считали, что КПЧ все более теряет власть, а А.Дубчек оказался слабым руководителем. Напрашивался вывод о необходимости изменить ситуацию, оказать помощь, пока еще не поздно.

Несколько иной была позиция руководителей Венгрии. Они не отрицали опасностей, активизации антисоциалистических элементов, Я.Кадар даже проводил параллели с развитием обстановки в Венгрии перед октябрем 1956 г., но считали, что КПЧ и дубчековское руководство в состоянии справиться с нарастающим кризисом самостоятельно, без вмешатель

Чехия и Словакия возмущаются фильмом о "Пражской весне", вышедшем на ТК "Россия-1"
Резкие оценки в Чехии и Словакии вызвал документальный фильм о «Пражской весне» 1968 года, вышедший на телеканале «Россия-1».

Фотографии Пражской весны впервые приедут в Москву
В Москву впервые приедет выставка фотографий Йозефа Коуделки о Пражской весне 1968 года, сообщает РИА «Новости». Более 160 фотографий из ставшей уже легендарной фотосерии будет выставлено в Центре фотографии имени братьев Люмьер.

Ещё раз о «Пражской весне», операции «Дунай» и угрозе большой войны в Европе в 1968-м
Настоящая статья является прямым продолжением предыдущей публикации «Пражская весна» или военно-стратегическая операция «Дунай»? К новой исторической оценке чехословацких событий 1968 года и их участников, вызвавшей многочисленные, в абсолютном большинстве, положительные отзывы и уже названной «манифестом» ветеранов «Дуная».

Советский газовый проект и события 1968 года в Чехословакии
В настоящее время вполне очевидно, что развитие мировой энергетики неизбежно приводит не только к стремительному усилению конкуренции в экономике, но и к превращению энергетической составляющей в важнейший геополитический фактор, к её доминированию в международных отношениях.


  • Чехословакия,
  • ЧССР,
  • Политик,
  • Реформа,
  • КПСС
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: