Бахрейн как зеркало сирийской революции

В прошлом году в Бахрейне было подавлено вспыхнувшее народное восстание.

Подавили его саудовские войска, приглашённые монархическим правительством. Но «арабская весна» не ушла из страны. Протесты в малых формах проходят сегодня в Бахрейне практически по любому поводу. В последние дни митингующие выступают даже против проведения в Бахрейне гонок «Формула-1», назначенных на 22 апреля. Кроме того, уже более двух месяцев (с 8 февраля) голодает лидер бахрейнской оппозиции пятидесятилетний правозащитник Абдулхади аль-Хаваджа. Он добивается отмены пожизненного приговора, вынесенного ему за попытку свержения правящей династии аль-Халифа.



«Аль-Хаваджа был арестован 9 апреля прошлого года, как один из организаторов массовых акций протеста, которые в феврале — марте прошлого года переросли в открытые столкновения недовольных с силами правопорядка. С правозащитником обошлись жестоко: вскоре после попадания в тюрьму вследствие полученных травм ему потребовалась операция на голове. Как утверждает его дочь Зейнаб, сама подвергающаяся постоянным арестам, кости его черепа держат вместе 20 металлических пластин, а челюсти скрепляют стальные шурупы. Следующие два месяца аль-Хаваджа провел в камере предварительно заключения, все это время бахрейнский суд отказывал ему в рассмотрении жалоб о пытках и угрозах изнасилования. 22 июня вместе с еще 20 лидерами оппозиции он был приговорен к пожизненному заключению по обвинению в попытке государственного переворота. Правозащитники утверждают, что аль-Хаваджа никогда не призывал к насильственному захвату власти и всегда призывал лишь исключительно к мирным средствам протеста» («Газета.ру», Лев Македонов).

22 апреля сторонники Абдулхади аль-Хаваджи планируют выйти на улицы Манамы. Предполагается, что они попытаются сорвать проведение автогонок «Формула-1».

Демонстрации недовольных граждан Бахрейна, помимо вражды шиитов и суннитов, имеют экономическую подоплёку. Протесты «в основном вспыхивают в небольших городах. Один из самых бедных городов Бахрейна Ситра, к примеру, по традиции является очагом напряжённости и регулярных вспышек недовольства. Протесты приобрели там ежедневный характер. Многие обнищавшие жители этого шиитского бастиона истово ненавидят суннитскую королевскую семью и призывают к её свержению.

Когда в конце прошлого месяца в Ситре произошло очередное столкновение с полицией, протестующие держали красные, белые и жёлтые флаги, посвящённые дате 14 февраля. «Мне нравится насильственный подход, — сказала сторонница движения, которая назвала только своё имя — Раба. — Это делает нас (оппозицию) сильнее».

Между тем правительство страны безуспешно пытается возродить туризм и экономику. Оно также хочет восстановить свой имидж, после того как международный отчёт по правам человека подтвердил, что в начале прошлого года превышение полномочий и применение силы против демонстрантов имели широкую практику в органах правопорядка. Как заявляют в правительстве, в данный момент ведётся реформа силовых структур» («Взгляд», Анна Аналбаева).

Дело в том, что суннитское монархическое правительство Бахрейна поддерживается саудитами, а бунтующие шииты — Ираном. Поэтому по отношению к Бахрейну ни ООН, ни США серьёзных мер не предпринимают. Организация Объединённых Наций лишь критикует власти Бахрейна — например, за то, что в марте от слезоточивого газа там погибло десять демонстрантов, — а Соединённые Штаты призывают власти Бахрейна удвоить усилия по проведению политических реформ и скорейшему рассмотрению дела умирающего от голода правозащитника Абдулхади аль-Хаваджа.

На фоне этих вялых предупреждений от мировой демократии власти Бахрейна поступают совсем не демократично и не либерально. «Информационный совет Бахрейна призвал Арабский институт спутниковой связи прекратить трансляции враждебных спутниковых сетей, которые распространяют ложные новости про Бахрейн», — заявил представитель правительства Бахрейна шейх Фаваз бин Мохаммед аль-Халифа» («Umma inform»). Шейху не понравилось, что иранский канал передавал информацию о насильственном подавлении народных выступлений в Бахрейне — именно это и послужило затем поводом для политической критики в адрес правительства Бахрейна от международных кругов.

И если президенту Сирии Башару Асаду и его супруге Асме запрещают появляться в Лондоне, то к королю Бахрейна Хамаду ибн Исе аль-Халифе в Великобритании относятся иначе:

«Королева Великобритании Елизавета II пригласила в Лондон короля Бахрейна Хамада ибн Ису аль-Халифу по случаю 60-летия своего пребывания на троне. Об этом сообщает информагентство Afghanpaper со ссылкой на английские источники.

Планируется, что король Бахрейна примет участие в официальном банкете королевы Елизаветы II. Кроме этого, Хамад ибн Иса аль-Халифа был приглашен на официальный ужин, организованный английским наследным принцем Чарльзом. Торжества по случаю 60-летия правления королевы Елизаветы II запланированы на 3 июня в Виндзорском замке, резиденции британских монархов» («Umma inform»).



Как видим, в Бахрейне мировая демократия — в отличие, скажем, от той же Сирии, — ведёт себя относительно дружелюбно, и даже делает недемократическим властям завидные приглашения.

«Бахрейн, в отличие от других стран, где в ходе массовых народных волнений, получивших название «арабской весны», правительства были либо свергнуты, либо согласились на либерализацию, никаких политических реформ не увидел. Монархии Персидского залива, активно поддерживавшие перемены в Ливии и Сирии, где они видели борьбу поднимающего голову «политического ислама» против светских диктаторских режимов Муаммара Каддафи и Башара Асада, в Бахрейне полностью встали на сторону правительства. К тому же ведущей силой оппозиции в этом островном государстве выступили шииты, составляющие большинство населения. В итоге власть суннитской династии аль-Халифа была закреплена при помощи саудовских войск, «приглашенных» королем Хамадом бен Исой аль-Халифой для «поддержания порядка» («Газета.ру», Лев Македонов).

Шиитов в Бахрейне — около 70 процентов населения. И они «сталкиваются с широко распространённой дискриминацией» («Вашингтон Пост» — «Ассошиэйтед Пресс», 11 апреля 2012 г.).

Из этих 70% и происходят бунтовщики, требующие свержения суннитского меньшинства и бросающие в полицейских коктейли Молотова.

На стороне бахрейнских правящих кругов, относящихся к суннитам, выступает Саудовская Аравия — региональный гегемон и большой друг Америки. В этом смысле здесь «Сирия наоборот». Поэтому США, ради поддержания своего международного демократического реноме высказывая мелкие осуждения и заявления на тему оппозиции в Манаме, никаких серьёзных шагов предпринимать в Бахрейне не станет. К тому же бунтовщиков поддерживает Иран, который США и Западная Европа подозревают в «немирном» атоме. Отсюда и «зеркальный» подход Америки к Бахрейну, являющейся прекрасной иллюстрацией демократической политики двойных стандартов.



В редакционной статье «Вашингтон Пост» от 14 апреля 2012 г., названной «Медленное закипание Бахрейна» говорится о том, что пока Совбез ООН сосредоточился на Сирии, ухудшается обстановка в Бахрейне: растёт напряжённость «между деспотичным режимом» и народом. В статье отмечается, что во многом восстание в Бахрейне напоминает волнения в Сирии: «семейное» управление, религиозное меньшинство у власти, неоднократные обещания политических реформ, требуемых большинством, — и их блистательное отсутствие. Правящий режим в Бахрейне в статье называется «автократией».

Далее в статье замечается, что президент США должны бы положить конец этому «сектантскому цинизму». Ведь президент Обама «обязался поддерживать демократические реформы в регионе», а также, в нескольких своих речах, «призвал к реформе в Бахрейне — так же, как в Сирии».

Впрочем, пишут авторы статьи, у правительства в Бахрейне есть и свои «прагматические интересы». Эта страна — «близкий военный союзник, принимающая сторона 5-го американского флота и ключевой партнёр по американской стратегии для отражения потенциальной иранской агрессии в Персидском заливе».

В итоге правительство США «смягчило свои призывы к переменам в Бахрейне, не поддерживая ни изменение режима, ни демократию, но «искренний диалог, приводящий к значительным реформам», как заявил Белый дом в среду». Однако в результате подобной мягкотелости наряду с медлительностью бахрейнского режима «политическая ситуация ухудшилась — вместо того, чтобы улучшиться».

«Вашингтон Пост» отмечает, что ухудшение ситуации связано, помимо прочего, с длительным заключением четырнадцати лидеров оппозиции, арестованных год назад, в апреле, и приговорённых к пожизненным срокам (в том числе Абдулхади аль-Хаваджа). Именно аль-Хаваджа, по мнению авторов статьи, сейчас «вдохновляет демонстрантов».

Обеспокоенность властей США судьбой аль-Хаваджи должна быть услышана в Бахрейне, отмечается в статье. Иначе это может отразиться на американо-бахрейнских отношениях.

Таким образом, редакция «Вашингтон Пост» дожидается как от собственного правительства, так и от монархии Бахрейна демократической справедливости — той самой, во имя которой в Сирию прибывают международные наблюдатели. Дождётся ли?

Обозревал и переводил Олег Чувакин
— специально для topwar.ru

По материалам сайта Военное обозрение.

Лев Толстой как зеркало русской контрреволюции
Автора «Войны и мира» пытались перетянуть на свою сторону революционеры всех мастей.

Так вот ты какой, "умеренный сирийский оппозиционер"...
Чем больше времени проходит с момента начала антитеррористической операции ВКС РФ в Сирии, тем больше фамилий представителей так называемой сирийской «умеренной оппозиции» всплывает на поверхность.

Сулейман Шах как зеркало турецкой геополитики
В развитии ситуации вокруг Сирии всё большее значение приобретает турецкий фактор.


  • Бахрейн,
  • Правительство,
  • США,
  • Оппозиция,
  • Альхавадж
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: