У него есть шанс стать Петром I

Перед возвращающимся в Кремль Владимиром Путиным встаёт целая «стена» из проблем, требующих весьма быстрых и в большинстве своём, увы, жёстких решений.

Быстрых и жёстких в силу того, что наиболее важные из упомянутых проблем уже явно «перезрели».
Перезрелость эта внятно говорит: до недавнего времени более-менее эффективный режим ручного управления страной, её экономикой, иными сферами жизни общества доживает свои последние дни. Требуются глубокие системные, стратегические реформы.

С чего именно целесообразно начать эти реформы новому президенту? Что позволит ему и стране достаточно оперативно и вместе с тем с прицелом на долгосрочную перспективу ответить на вызовы времени? Сегодня об этом рассуждает наш собеседник, ректор Байкальского государственного университета экономики и права, доктор экономических наук, профессор Михаил ВИНОКУРОВ.



ВИЗАНТИЙЩИНА ДОЛЖНА ИСЧЕЗНУТЬ

Михаил Алексеевич, о реформах, причём глобальных, обширных реформах, мы слышим уже давным-давно. Периодически к ним добавляются какие-то, назовём их уточняющие, «комментарии», наподобие модернизации, инноваций и нанотехнологий, однако на деле ничего существенного не происходит: слова остаются словами...

– Да, именно так, и, что самое скверное, под шумок таких вот рассуждений роль России в мировой экономике на сегодняшний день выражается в трёх с небольшим процентах мирового ВВП. Самая большая страна в мире по территории и ресурсам даёт этому самому миру три процента. И это с учётом конъюнктурно высоких цен на нефть и газ! Если отбросить дипломатические нюансы, не перейти за грань третьеразрядных государств нам позволяет – пока, подчеркну, позволяет – только наша армия, с её ядерным оружием. И не надо успокаивать себя, как это делают некоторые недальновидные люди, рекордным количеством миллиардеров. Это ж смеху подобно! Миллиардерская цифирь ничем, кроме повода для издевательств над нами, в мире не служит.

Лёгкий оптимизм внушает только одно обстоятельство. Вроде бы высшие эшелоны власти начинают осознавать нелепость и вред подобного положения вещей. Вроде бы необходимость реформ, на которые остаётся всё меньше и меньше времени, потихоньку начинает обретать какие-то практические черты.

Я считаю, реформы обязаны быть всеобъемлющими и жёсткими. Иначе весь пар в очередной раз уйдёт в свисток...
И первая из них – кадровая. Это вопрос буквально сегодняшнего дня. Именно под жёсткие реформы должен быть сформирован кабинет министров. Места в нём – только для специалистов высшего класса.

– Да, но, скажем, последние годы правительственные, управленческие структуры формировались по несколько иному принципу...

– Я это прекрасно понимаю. При нашей византийской системе управления осуществить такое чрезвычайно сложно, но иного выхода просто нет. Всю эту византийщину надо рвать. Отбросить все личные связи и интересы – интересы государства превыше всего! И главное – это возможно. Следующая ступень – логически связанная с кадровыми решениями – административно-территориальная реформа. Сущность её известна давно, в том или ином виде неоднократно обсуждалась, однако обсуждениями всё и ограничилось. Надо в срочном порядке разгружать Москву. Для её же пользы, между прочим! 80% финансов, 100% политической власти в одной точке – абсолютно не рационально. Прямая аналогия по сути с упомянутой мною Византией. Точно так же, как Россия сейчас, Византийская держава сузилась из-за такой вот концентрации денег и власти до размеров Константинополя, после чего гибель державы стала практически неизбежной. Мы этого хотим?

У нас сегодня явный переизбыток мелких регионов при низкой плотности населения. Ничего, кроме трудностей в управлении территориями, это не даёт. Следовательно – надо укрупнять. И не формально, как с федеральными округами, а по-настоящему, со всеми вертикальными и горизонтальными связями.

Далее. Укрупнение регионов целесообразно совместить с рассредоточением министерств по территории страны – опять же во имя повышения эффективности управляемости. Условно говоря, Минсельхозпрод пусть будет в Краснодарском крае, Министерство культуры – в Санкт-Петербурге, Росрыболовство – во Владивостоке (большая часть добычи рыбы и рыбопереработки сконцентрирована в Приморье) и так далее. Данная система сшивает страну в единый организм, а сегодня она напоминает скорее обрывки лоскутного одеяла.

Данные преобразования – одна из основ реформы экономики в целом. России сегодня особенно актуально вписаться в международное разделение труда, найти свою нишу, свою специализацию. Только так мы сможем уйти от уже названных мною унизительных трёх процентов.

ГЛУБИНА РЕФОРМ – В ГЛУБИНЕ ПЕРЕРАБОТКИ

– Ну, честно говоря, со специализацией у нас, кажется, всё в порядке. В том смысле – она полностью определилась...

– Речь вовсе не о статусе сырьевого придатка, в каковом мы сегодня пребываем. Нет, с сырьевой «специализацией» – поставки жидкой нефти, газа, леса-кругляка, алюминия в чушках и т. п. – должно быть покончено самым решительным образом!
Самое интересное – для изменения вектора в нужном стране направлении не надо изобретать велосипеда. Тот же нефтегазовый сектор заключает в себе огромнейший потенциал для качественно иного развития, позволяющего раскрыть и внутренние, и внешние, необходимые для международной специализации, резервы. Ну вот, допустим, оценим добычу и перегон за рубеж одного кубометра газа в условную единицу. А произведи мы – и всё необходимое у нас для этого УЖЕ есть – один кубометр этилена, и выгода государства возрастёт в 6 (!) раз. Превратили газ в полиэтилен – в 12 (!) раз. Нехитрые в технологическом смысле изделия из полимеров – в 30 (!) раз.
По нефти – абсолютно то же самое. Глубокая переработка – кто её отменял? Почему о ней забыли? Да любая, не самая архисложная, просто чётко проработанная программа по глубокой переработке сырья на период, грубо говоря, в 5–10 лет оздоравливает экономику, как минимум, на столько же лет вперёд.

А лес? Ещё одна громадная выгода – к нефтегазовым профитам плюсуется эффект вывода на качественно более высокую мощность строительного комплекса. За кратчайший срок при просто грамотном управлении эталонная в этой сфере финская эффективность станет и нашей. И минимум двукратно повысит доходность госбюджета.

Я перечислил только базовые вещи. Фундаментальные изменения в рассмотренных секторах влекут за собой реформы и в транспортном комплексе, и в машиностроении, и в сельском хозяйстве, и далее по списку. Вот почему я считаю, что модернизацию экономики нужно начинать с базовых сырьевых отраслей.

– Любые, тем более фундаментальные изменения неизбежно упрутся в ещё одну нашу скользкую сферу – налоги...

– Налоговая реформа, столь же необходимая, как и вышеперечисленные, на мой взгляд, могла бы развиваться по двум магистральным направлениям. Первое – изменение «вертикали» налогового потока. Принцип Кудрина «Всё сначала наверх, а потом распределим» надо менять. Пересмотреть и чётко выяснить что, откуда и в каком объёме переводится в центр, а что остаётся на местах. Второе направление – повышение гибкости налогов: где целесообразнее применять НДС или налог с продаж, где единый социальный налог – сегодня это недостаточно продумано. Скажу больше: практика Минфина централизованно собирать налоги в фонды перераспределения порождала и порождает коррупцию в «промышленных» масштабах.

Однако если по указанным направлениям дискуссии в определённой мере уместны, то совершенно однозначно – необходимо кардинальное смягчение налогового бремени (а местами и вообще отказ от него на определённое количество лет) на малый бизнес, особенно в производственном его секторе. Смягчение реальное, а не то, которое мы имеем сегодня. Везде красивые плакаты о бережном отношении к «малышам», а на деле...

Острейшая проблема, непосредственно связанная с налогами, – вывоз капитала. Считаю – на десять-двенадцать лет необходимо его запретить. И это – абсолютно рыночный шаг. Капитал по кооперационным связям движется беспрепятственно, спекулятивный – остаётся в стране. Такой принцип применяется в Китае и – более чем успешно.

Ещё один принципиальный момент, логически связывающий все другие моменты реформ. Я говорю о восстановлении или, если угодно, перевоссоздании Госплана. Нет, естественно, не в том виде, в каком он работал в СССР. Я говорю о ведомстве, главными видами деятельности которого были бы координация и научное прогнозирование. Новый Госплан не регламентирует, допустим, количество пар обуви, которые надо произвести, но отслеживает тенденции развития, даёт необходимые рекомендации по структуре экономики в целом и по отдельным отраслям, их взаимодействию, загодя выявляет мировые тренды и так далее.

ОТ ПЕТРА К… ПЕТРУ

– Реформы, изложенные вами, требуют помимо прочего ещё и людских ресурсов. А вот с этим дела обстоят из рук вон пессимистично. Демографы с разной степенью интенсивности предрекают России – коренному её населению – медленное, но верное вымирание...

– Именно во избежание этого всё, мною названное, и надо делать как можно скорее! Да, страшно. В нашем университете наблюдаю: количество тех же китайских студентов упорно растёт по сравнению с российскими ребятами. Но исправление, решительный перелом демографической ситуации в нынешних реалиях совершенно невозможны без изменения реалий экономических. И не в виде такой «косметики», как пресловутый «материнский капитал» (можно подумать, что омертвлённые кучей ограничений, не имеющие реального денежного обеспечения сертификаты заставят кого-то рожать!), а через посредство чётко ощутимых на деле, а не на словах, мер – льготное (а для многодетных семей и бесплатное) жильё, земля, семейный безналоговый бизнес, другие налоговые льготы.

… Как видите, задачи у нового президента – не из лёгких. И, что самое тяжёлое, выбор у него невелик. Либо стать решительным, последовательным реформатором, Петром Первым, либо… Времени у него пока достаточно, шесть лет – не самый большой, но и не малый срок. Остаётся изыскать резервы политической воли. Я с надеждой смотрю на президента…

Об этом пишет сегодня Военное обозрение.

У Латвии есть шанс стать «кремниевой долиной»
Финансовые технологии являются одной из перспективных отраслей, которую сегодня активно развивают страны, нацеленные на долгосрочный рост экономики.

У Катеринчука больше шансов стать единым кандидатом, чем у Порошенко
«У Катеринчука больше шансов стать согласованным кандидатом от объединенной оппозиции, чем у Петра Порошенко», считает политолог Вадим Карасев.

Крос: у Елистратова есть шансы побороться за титул абсолютного чемпиона мира
Главный тренер сборной России по шорт-треку Себастьян Крос оценил шансы российского спортсмена Семёна Елистратова на чемпионате мира в Сеуле.

Себастьян Феттель: В гонке у нас есть шансы
На квалификации в Сузуке Себастьян Феттель показал четвертое время, уступив пилотам Mercedes и напарнику, а завтра потеряет еще три позиции за столкновение с Нико Росбергом на прошлом этапе, так что…


  • Реформа,
  • Экмика,
  • Изменение,
  • Количество,
  • ВИД
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (3) RSS свернуть / развернуть
+
0
ростом не вышел
avatar

holli

  • 11 апреля 2012, 08:47
+
0
Далее. Укрупнение регионов целесообразно совместить с рассредоточением министерств по территории страны – опять же во имя повышения эффективности управляемости. Условно говоря, Минсельхозпрод пусть будет в Краснодарском крае, Министерство культуры – в Санкт-Петербурге, Росрыболовство – во Владивостоке (большая часть добычи рыбы и рыбопереработки сконцентрирована в Приморье) и так далее. Данная система сшивает страну в единый организм, а сегодня она напоминает скорее обрывки лоскутного одеяла.

здрава. и ничиво пиринасидь нинада
avatar

васек петрыкин

  • 11 апреля 2012, 08:58
+
0
Я с надеждой смотрю на президента…

предыдущие срока тож с надеждой?
avatar

holli

  • 11 апреля 2012, 09:03

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: