Золотые звезды спецназа: Наш человек майор Злобин

Есть у нас в отряде настоящий герой.

Его поведение в том жестоком февральском бою – это поступок мужчины! Подвиг, достойный Золотой Звезды Героя России. – Полковник Евгений Меркушин, тогда командовавший 29-м отрядом специального назначения внутренних войск МВД России «Булат», открыл дверь с табличкой «Начальник разведки».

В центре небольшого кабинета, склонившись над расстеленной на рабочем столе картой, стоял крепкий невысокий мужчина с карандашом в руке.

— Знакомьтесь, это майор Николай Анатольевич Злобин. Наш человек: разведчик, офицер, профессионал. — Меркушин одним кратким предложением так охарактеризовал человека, как хотел бы услышать о себе любой военнослужащий любой армии мира. — Выпускник Алма-Атинского военного института пограничных войск Республики Казахстан. Службу начинал на границе с Китаем, в должности заместителя начальника по воспитательной работе погранзаставы «Туат». Во внутренних войсках МВД России с 2002 года. Служил в Ульяновске, затем более двух лет в оперативном батальоне 46-й бригады в Чеченской республике, откуда перевелся к нам. Женат, немногословен, решителен, вредных привычек не имеет.

— Николай, — представился майор, чуть подавшись вперед и крепко пожимая мне руку. Взгляд чистый, открытый, спокойный.
Так, в разгар бесконечно знойного, рекордно засушливого лета 2010 года я познакомился с майором Злобиным. В Башкирии, в самом сердце древних Уральских гор — городе Уфе.

Тогда Николай, только вышел на службу после четырех месяцев, проведенных в госпитальных палатах, но несмотря на пережитые недавно тяжелейшие испытания, выглядел бодро и уверенно.

Уверенно, пока мы говорили о повседневных делах и заботах, офицерском житье-бытье, учениях и дисциплине среди новобранцев. Но как только речь зашла о кавказских походах 29-го отряда, эмоции поутихли, и голос майора потяжелел, появились стальные нотки, взгляд наполнился болью невосполнимой утраты, горечью, сочувствием.

Николай Злобин:
— Задачу нам поставили 3 февраля. Обыкновенную для спецназа задачу: провести разведывательно-поисковые мероприятия юго-восточнее села Комсомольское. — Николай указал на карту. — Мы должны были пройти по руслу реки Гойчу до ее слияния с одним из горных ручьев с целью обнаружения оборудованных баз боевиков и схронов с оружием и боеприпасами.

В случае столкновения с членами бандгрупп существовало два варианта развития событий: их задержание, либо, при оказании вооруженного сопротивления, уничтожение. Из имеющихся разведданных следовало, что вдоль реки шарахаются маститые уголовники из шайки «амира» Лабазанова и присоединившиеся к ним остатки банды уничтоженного парой недель ранее «амира» Гишаева. Понятно, что никто из них сдаваться сам не собирался, они хитрый, жестокий и очень опасный противник, поэтому и у нас настрой был самый серьезный.

Вывод всех пяти групп к месту спецоперации осуществили наземным способом: холодным, ветреным утром следующего дня из Ханкалы, пункта постоянной дислокации, выехали колонной. Затем, в заранее условленном месте, встали на тропу. Среди нас были и авианаводчики, и арткорректировщики, и саперы со средствами инженерной разведки и разминирования, и санинструкторы, готовые оказать первую медицинскую помощь. Действовали строго по правилам, люди все опытные.

Вязкое, чавкающее грязью предгорье миновали быстро. Поднявшись выше, попали в облако, видимость резко ухудшилась. На заснеженном участке вдоль невидимой границы Грозненского сельского и Урус-Мартановского районов между селениями Дачу-Барзой и Алхазурово, на плотно заросшем тонкими деревьями и кустарником склоне одного из холмов налетели на боевое охранение бандитов. Старший прапорщик Айрат Галяуов и ефрейтор Алексей Кирьянов, шедшие левее меня, в четвертой группе, приняли бой первыми и сразу получили ранения. Галяуов — плеча с повреждением кровеносной артерии и грудной клетки, Кирьянов — плеча. Эвакуировать их не удалось, шквал огня был такой силы, что головы поднять не могли. Айрат Галяуов до госпиталя так и не дотянул, скончался от большой кровопотери.

Айрат был классным парнем, мужественным, целеустремленным, умел работать на пределе сил, сжав зубы. На таких спецназ и держится. Имея за плечами опыт службы в ОМОНе, занимаясь несколькими видами спорта, он с первой попытки сдал экзамен на прочность — успешно прошел квалификационные испытания и добился права ношения крапового берета. Дома Айрата ждали жена и двое сыновей, младшему из которых не исполнилось и полугода…

Вскоре бандиты, разбившись на несколько мелких групп и пользуясь главным своим преимуществом — знанием местности, ушли от преследования и скрылись в чащобе. Некоторые, вероятно, думали отсидеться на базе, в замаскированном блиндаже, спрятанном в узкой, защищенной от сторонних глаз деревьями и кустарниками лощине. Только подойдя к этому потаенному убежищу вплотную, мы поняли, где и как укрылся противник, настолько толково и четко все было построено.

Вошли в огневой контакт. Дистанция минимальная. Младший сержант Ильгиз Гасимов и ефрейтор Антон Байгозин оказались под градом пуль и погибли в перестрелке. Прапорщику Денису Николаеву пуля пробила предплечье. Командир первой группы лейтенант Павел Петрачков, опытнейший офицер, за плечами которого были десятки боестолкновений, подполз к блиндажу с целью обогнуть его и закидать гранатами. Гранату Павел метнул, пулеметную точку подавил, однако и сам получил смертельное ранение: две пули навылет — в грудь и в голову.

Похоронили Петрачкова на Аллее славы в Пензе, в этом городе он служил до Уфы, там у него остались жена и двухлетний сын…
На этом свой рассказ Николай прервал и о том, как действовал лично, не произнес ни слова. За него, позже, мне рассказали другие офицеры различных спецподразделений.

Капитан Д. (Ханкала):
— Сначала уфимцы понять не могли, кто им навстречу из тумана вышел, рядом работали парни из батальона «Север» и 15-го ОСН «Вятич», и огонь не открывали, опасаясь коллег расстрелять. Когда убедились, что это боевики, между ними не более десятка метров оставалось. Схлестнулись. «Бойков» много было, по нашим данным, от 15 до 30 стволов. Местность они знали хорошо, каждый бугорок прощупали, блиндаж вырыли и отлично оборудовали, пути отхода наметили заранее. Понимали, что когда-нибудь спецназ все равно по их душу нагрянет и бежать придется быстро и тихо, чтобы выжить.

Слинять тихо им не удалось, а умирать во имя несуществующего «Имарата Кавказ» и процветания зарубежных покровителей не хотелось, и боевики пошли ва-банк. Нанесли серьезный удар по «Вятичу»: у армавирцев погибли Капитан Григорий Ширяев (Герой России посмертно) и рядовой Степан Селиванов, ранения получили старший лейтенант Олег Тапио и лейтенант Арсен Луговец. Про потери «Севера» не знаю. Вообще, те дни были самыми тяжелыми в прошлом году. Вся Ханкала буквально на ушах стояла, когда подробности прояснились. Все ребята в горы рвались, отомстить боевикам хотели.

Подполковник Ф. (г. Уфа):
— В самый критический момент боя, когда погиб Петрачков и вопрос жизни и смерти всей группы встал ребром, Злобин приказал подчиненным отойти на высотку, на более выгодный рубеж, а сам остался прикрывать их отход. Правильно сделал. Часть боевиков, притихшая в складках местности, могла окружить и уничтожить наших бойцов. Они и попытались пойти на прорыв, но их остановил раненный в грудь Злобин. Николай, лежа в снегу с пробитыми легкими, сдерживал противника до тех пор, пока не потерял сознание.

Благодаря решительным действиям майора, лейтенант Грефенштейн, ефрейтор Кирьянов и сержант Мухаметов, получившие ранения различной степени тяжести, сумели отойти на безопасное расстояние и получили первую помощь от подошедшего подкрепления. А Злобина нашли не сразу, связи не было, у него пулей рацию снесло. Грешным делом уже думали, что живым не увидим, но повезло. Выжил чудом.

Капитан А. (Ханкала):
— Наша профессия, профессия разведчика, требует выдержки и хладнокровия. Требует полного контроля над эмоциями и абсолютной самоотдачи. И Злобин выложился полностью. Фактически он жизнью своей рисковал, разрешая подчиненным отход. Знаете, как нелегко одному в снег зарываться, понимая, что на верную гибель остаешься? Нужно иметь железную силу воли, чтобы не паниковать, а продолжить бой. Кремень!

Капитан Д. (Ханкала):
— Среди уничтоженных в результате спецоперации боевиков были опознаны крупные шишки местного бандподполья: «амир» Урус-Мартановского района Шамиль Авхадов и его ближайшие подельники Ибрагим Газиев и Руслан Бикаев. У Бикаева нашли много ценного, в том числе записи маршрутов передвижения и переговорные таблицы, которые, думаю, здорово пригодились нашим оперативникам.

Капитан О. (г. Уфа):
— Любой бой — это бешеный адреналин, помогающий превозмочь боль, встать и выполнить задачу. Но на одном адреналине далеко
не уедешь, просто погибнешь. Чтобы выполнить задачу с минимальными потерями, необходимы знания, опыт, трезвый ум, расчет и решительность. Все это есть в Злобине. Потому что он — командир с большой буквы. А командир — это не только звезды на погонах, это образ жизни и состояние души.

Подполковник Ф. (г. Уфа):
— Когда бойцов спецназа называют «золотой молодежью» России, я охотно соглашаюсь. Именно они, а не молодняк, шелестящий купюрами в ночных клубах и прожигающий жизнь в погоне за гламуром, — настоящее и будущее нашей страны! Я говорю о своих братишках — физически и духовно крепких мужчинах, с твердым нравственным стержнем, готовых защищать Родину и выполнить любую поставленную задачу. И пусть Звезды Героев украшают не всех из них, а только избранных, не это важно. Важно, что, пока есть спецназ, люди понимают, что долг, честь и служение Отечеству — не абстрактные понятия или какие-то размытые временем идеалы, а смысл жизни для целого слоя гражданского общества.

И я ничуть не удивился, когда 4 августа 2010 года мне позвонил товарищ из Уфы и полным официоза голосом прочитал новостную строку из Интернета: «Указом Президента Российской Федерации «За мужество и героизм, проявленные при исполнении воинского долга в Северо-Кавказском регионе РФ, звание Героя Российской Федерации присвоено трем военнослужащим подразделений специального назначения и разведки внутренних войск МВД России — майору Николаю Злобину, лейтенанту Павлу Петрачкову (посмертно) и младшему сержанту Александру Пузиновскому (посмертно)». Искренне обрадовался. Приятно, что заслуженные награды нашли своих Героев. Героев нашей страны.
Спецназу — слава!

P.S. Недавно я снова встречался с майором Злобиным. Он продолжает службу в отряде и совсем не изменился. Ни внешне, ни, что важнее, внутренне. Об одном сожалеет: что не сумел в очередную командировку попасть, но уверен — в следующий раз обязательно наверстает и снова встанет на тропу. Головокружение от успехов отсутствует. Дел много.

Людей, умеющих много и красиво говорить, много. Людей, умеющих ответить за свои слова, меньше в разы. Ибо слова — это воздух, они улетают, и за нас говорят наши поступки, они оставляют в истории след. История майора Злобина — это история Героя, и слов тут не нужно, достаточно посмотреть человеку в глаза. Глаза никогда не врут.

Бывает, звание украшает человека, а бывает наоборот. Уверен, здесь — второй вариант…

Об этом сегодня сообщает Военное обозрение.

Боевые ордена и медали Советского Союза. Медаль «Золотая Звезда»
Медаль, получившая название «Золотая Звезда», была учреждена согласно постановлению Президиума Верховного Совета СССР от 1 августа 1939 года.

Боевые награды Российской Федерации. Медаль «Золотая Звезда»
Смена государственного строя неизменно ведет к смене государственной символики, наградной системы.

Миллион двести
Масштабное Сокращение армии 55 лет назад по сей день отзывается болью в сердцах защитников Отечества Командир зачитывает приказ об увольнении.

Reuters: боевики "Аш-Шабаб" напали в Сомали на курсантов спецназа, 30 человек убиты
Сомалийские экстремисты напали на группу курсантов армейской школы спецназа, десятки человек убиты, передаёт ТАСС сообщение агентства «Рейтер».


  • Николай,
  • Лейтенант,
  • Задача,
  • Злобин,
  • МВД
Комментировать публикацию через Постсовет:
Комментарии (0) RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.


Комментировать публикацию через Вконтакте: